10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СУД ОБЯЗАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВО...

Соколенко Юлия
Опубликовано 01:01 04 Апреля 2002г.
Николаевка исчезла с лица земли в 1951 году. Жителей 65 дворов этой деревушки в Семипалатинской области быстренько расселили. Документы засекретили. А потом государственная власть постаралась обо всем забыть. И не вспомнила бы никогда, если бы не омич Анатолий Топоров, которому через много десятилетий удалось "воскресить" родное село.

Анатолий Степанович покинул Николаевку подростком. Он помнит все, что происходило тогда под Семипалатинском. Бывший геолог знает о тех испытаниях немало и как специалист изучал эту проблематику долгие годы... А тогда это были "картинки" - яркие и страшные. Самое потрясающее впечатление произвел взрыв первой атомной бомбы в 1949 году. Даже густые облака не смогли скрыть второе солнце, внезапно вспыхнувшее над землей. А потом "расцвел цветок" - километров семь в высоту. Те, кто, стремясь его рассмотреть, забирались повыше, умерли первыми. Остальные расплачивались потом, рано или поздно, так или иначе.
Три брата, сестра, зять, племянник Топорова ушли из жизни молодыми, в основном от онкологических заболеваний. Свою старшую дочь Ирину Анатолий Степанович схоронил 16-летней - наверняка сказалась плохая наследственность. Жена Топорова, Альбина Антоновна, тоже уроженка тех мест, ложилась под скальпель хирурга семь раз. У младшей дочки Дарины тоже с рождения проблемы со здоровьем. Жуткий список. По сути, полагает Топоров, счет, который государство должно оплатить...
Пока семья жила в Казахстане, проблем с льготами не было. Топоровы меньше других платили за квартиру, получали лечение и путевки. Но переехав семь лет назад в Омск, они поняли, что смена гражданства влечет за собой отмену статуса пострадавших от ядерных испытаний. Нет, здесь тоже есть соответствующие законы, однако выяснилось, что у нас и у соседей по одним и тем же населенным пунктам зарегистрированы разные данные о радиационном облучении. В казахстанском перечне деревня Николаевка числится, в российском же, подготовленном МЧС в 1995 году и с тех пор не знавшем исправлений, - отсутствует. Так Топоровы с удивлением узнали, что они, как другие жители Николаевки, проживающие в России, от ядерных испытаний не пострадали. И вообще вроде как и не было никакой Николаевки.
Тогда-то Анатолий Степанович и затеял, казалось бы, безнадежную судебную тяжбу с правительством. Судится пенсионер уже шесть лет. За это время он получил столько отказов и отписок, что другой бы давно сломался. От ворот поворот истцу в первый раз дали и в Октябрьском районном суде Омска, и в Конституционном суде РФ, и в Верховном... Мотивировали тем, что это - не по адресу. А к кому адресоваться? Выяснилось, что обычному районному суду - Октябрьскому.
Одновременно Топоров подверг осаде и МЧС России. Министерство, готовившее списки пострадавших, обязано было хоть как-то объяснить свою "забывчивость". Объяснения он получил, если можно их назвать таковыми. В 1996 году ведомство Шойгу отписало, что "МЧС России в настоящее время предпринимает необходимые действия для завершения работ по подготовке полного перечня населенных пунктов... " И все. Только после того как два года спустя Топоров обратился за помощью к полномочному представителю президента РФ по Омской области Александру Минжуренко, со стороны Шойгу тоже наконец-то зашевелились. По запросу МЧС в Центральном физико-техническом институте Минобороны РФ обнаружили рассекреченные данные, напрямую подтверждающие не только существование Николаевки, но и огромную дозу облучения, которой подверглись ее жители.
Помогло ли это Топорову? И да, и нет. Конечно, истец получил серьезный аргумент для борьбы в суде. Но, как ни странно, его же получил и ответчик: дескать, чего вы от нас хотите? Ведь рано или поздно ваша Николаевка в список будет включена обязательно. Надо только дождаться.
Наиболее красноречив текст, полученный Анатолием Степановичем из аппарата уполномоченного по правам человека в РФ. Чиновники, по существу, откровенно заявили, что не считают нужным добиваться ускорения процесса. Ведь введение в действие уточненного перечня пострадавших населенных пунктов влечет за собой дополнительные расходы из бюджета. А бюджет их пока не предусматривает. Словом, ждите.
Вот только сколько можно ждать? По подсчетам Топорова, из его земляков-ровесников в живых на сегодняшний день осталось пятеро. У них на счету каждый день. Зато у высокопоставленных чиновников времени много - что для них шесть лет?
И вот наконец произошло необычное для российской юридической практики событие. Октябрьский районный суд Омска удовлетворил иск Топорова, признав действия правительства РФ незаконными. Районный суд обязал правительство внести злополучную Николаевку в списки, составленные 15 марта 1995 года самой же исполнительной властью, причем внести именно с 15 марта 1995 года, когда и был утвержден данный документ. Кроме того, суд постановил взыскать с ответчика госпошлину в доход местного бюджета в размере 12 рублей 52 копейки...
Не знаю, пополнилась ли омская казна этой суммой, но в остальном судебное решение правительство не исполнило до сих пор. Хотя прошло уже полтора года. Ответчик решение суда стал обжаловать. Процесс растянулся на долгие месяцы. И только буквально на днях правительство России обнародовало новый список населенных пунктов, пострадавших от взрывов на Семипалатинском полигоне. От старого он отличается присутствием одной деревни Николаевки. И "воскресил" деревню именно Анатолий Степанович.
Однако это косвенное признание правительством своей ошибки не означает, что решение суда можно считать выполненным. Районный суд обязал включить Николаевку в список не с 2002 года, а с 15 марта 1995-го. Из чего автоматически вытекает, что Топорову государство обязано компенсировать все положенные льготы с этого времени.
Будь у нас действительно законопослушная власть, она немедленно подсчитала бы, сколько задолжала пенсионеру, добровольно добавила компенсацию за перенесенные моральные страдания и заплатила с принесением искренних извинений.
Иллюзий относительно скорого исполнения решения суда Топоров не питает. Он уверен, что столичные чиновники умышленно тянут время. В надежде, что настырный пенсионер рано или поздно выдохнется.
Топоров не собирается сдаваться. Он все-таки доказал, что можно отстаивать свои права в отношениях с властью в судебном порядке. И главное - Анатолий Степанович восстановил на карте родную деревню Николаевку, само название которой чиновники пытались стереть из людской памяти.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников