10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОЛДАТ МАКСИМ НЕ МОЖЕТ ДОЗВОНИТЬСЯ МАМЕ

"Дорогая редакция, семья наша долгие годы является подписчиком "Труда". Создали даже домашнюю

"Дорогая редакция, семья наша долгие годы является подписчиком "Труда". Создали даже домашнюю подшивку полюбившихся материалов, среди которых немало посвящено воинской службе. Собирали мы их исключительно с воспитательной целью: в семье росли сыновья, будущие защитники Отечества. Хотели, чтобы они выросли "правильными". Мы добились своего: Максим досрочно сдал экзамены в СПТУ, где отлично учился, чтобы поскорее попасть в армию. 19 июня прошлого года мы проводили его на службу, и связь с сыном, считайте, прекратилась. На наши письма он не отвечал: только позже мы узнали, что они почему-то до него не доходили. И вдруг - звонок, Максим говорит, что его постоянно избивают старослужащие. Я поехала в часть. Сына сразу и не признала: из весельчака он превратился в запуганного, нервного человека. Солдатской службы, говорил, никакой: большую часть времени работают в колхозе, на дачах, а автомат новобранцы держали в руках только во время присяги. Конечно, захотела поговорить с командованием части, но сын мне это запретил, сказав, что ему здесь служить. Жалею до сих пор, что послушалась его. Может, переговорив с военным начальством, я бы оберегла сына от беды?..
Вскоре после моего отъезда Максим приехал домой якобы в отпуск. Смотреть на сына без слез было невозможно: он сильно заикался, жаловался на боли в спине, голове, ноге. Я проплакала всю ночь, решив за время отпуска хоть как-то его подлечить. Мы поехали в поликлинику Старого Оскола, где Максиму дали направление на обследование и лечение в стационаре. Но в больницу он не попал: на направлении нужны были еще печать и роспись военкома. Поехали в военкомат, где военком отказал Максиму, сказав: "Сними форму и ложись лечиться как гражданское лицо". Здоровье сына ухудшалось на глазах, а военные чины нас гоняли по разным инстанциям. Последней из них оказалась прокуратура Курска, где наконец занялись сыном. Максима определили в в/ч 6699 Курска, откуда его направили в госпиталь в/ч 42300. Здесь я его и навестила: Максиму было плохо, он с трудом ходил. Уезжала от сына с тяжелым сердцем, предчувствуя неладное. Так оно и случилось: пришло сообщение, что его якобы перевезли в другой госпиталь по месту службы с диагнозом черепно-мозговая травма. Почти на месяц после этого мы потеряли следы сына, пытаясь безуспешно дозвониться в воинскую часть. Но, как оказалось, Максим лежал не в госпитале, а в санчасти, где его лечили... одной валерьянкой! После чего у него отказала правая нога. Об этом Максим нам скороговоркой сообщил из... психиатрической больницы, одолжив у одного из пациентов мобильный телефон. И опять неизвестность, молчание военных чинов, медиков этой больницы, куда я направила не одну телеграмму, заказное письмо. Я боюсь за сына. Если бы была возможность, поехала бы к нему, но на кого оставить пятерых детей, сына-инвалида? Что мне делать? Помогите. Прошу вас. Сколько еще нашим сынам, ушедшим на службу в армию, терпеть не только циничное - преступное отношение "дедов" и бездушие командиров? С уважением к вам мама рядового солдата, Смирнова Людмила Алексеевна".
ОТ ОТДЕЛА ПИСЕМ
Трагедия рядового Андрея Сычева еще на слуху. А меж тем генералы рапортуют о скорой победе над "дедовщиной" в армии. Скоропалительность этих обещаний опровергает трудовская почта. Чуть ли не ежедневно мы получаем письма, в которых говорится о порядках - точнее, непорядках - в нашей армии. Недавно министр обороны подписал приказ, согласно которому офицеров не будут, как прежде, бездумно наказывать за любые проступки подчиненных. А именно это вело к круговой поруке и укрывательству преступлений казарменных хулиганов. Почему бы Министерству обороны не пойти дальше? Скажем, не учредить в оборонном ведомстве должность уполномоченного по правам человека в Вооруженных силах? Именно это недавно предлагал генералам главный российский омбудсмен Владимир Лукин. Но генералы - против.
Чтобы защитить права солдат, не нужны какие-то инструкции, предписания. Ведь, собственно, нам не потребовалось особых усилий отыскать Максима Смирнова, позвонить его матери, сообщить о его местонахождении.
В неофициальной беседе один из медиков, лечивших рядового, сообщил, что именно вследствие полученных травм Смирнов оказался пациентом психиатрической больницы. С мнением коллеги не согласен начальник Новочеркасского окружного госпиталя Северо-Кавказского военного округа С. Абдуллаев, утверждающий, что "у рядового был и до призыва комплекс болезней, связанных с позвоночником, почками, нижними конечностями, поэтому на днях он комиссован". А Максим сейчас находится в эвакораспределителе, откуда его отправят домой, к маме.
Мы непременно расскажем читателям о том, как солдат Максим Смирнов вернулся домой, как сложилась его дальнейшая судьба.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников