Министр Кибовский «разговорил» портреты

Фрагмент портрета Евграфа Давыдова кисти Ореста Кипренского

В «Школе современной пьесы» поставили спектакль по книге «500 неизвестных» главы столичного культурного ведомства Александра Кибовского


Согласитесь, министра привычнее видеть за столом или на совещании, чем на театральных подмостках. Но случай с главой столичного культурного ведомства Александром Кибовским – особый. Ведь он не только чиновник, но и ученый, историк. Его работы по истории русской армии, особенно русской военной формы, признаны научным сообществом, легли в основу книг. А теперь обрели и театральное обличье. Спектакль, который показали в «Школе современной пьесы», – второй из цикла «Истории из истории. Монологи Александра Кибовского».

На сцене чаевничают трое – худрук «Школы современной пьесы» Иосиф Райхельгауз, коллекционер и издатель Андрей Руденцов и Александр Кибовский. На большом экране ученый демонстрирует зрителям портреты из своей новой книги «500 неизвестных». Кому доводилось бывать на экскурсиях Александра Владимировича в Государственном музее Пушкина, где он дотошно рассказывал о мундирах, регалиях и сабельных шрамах кавалергардов, нетрудно представить и этот монолог.

Отталкиваясь от исследований полковника Русской императорской армии, военного историка Георгия Габаева, Кибовский развернул свое расследование. Те самые 500 портретов, не так давно называвшиеся «портретами неизвестных», благодаря его трудам обрели имена. Процесс этот увлекательный и детективный.

Вот, например, перед нами портрет вольно облокотившегося на парапет кудрявого молодца в красном мундире. Кто это? Хор голосов: «Денис Давыдов!», благо портрет известный. «А вот и нет, – возражает Кибовский, – это его двоюродный брат Евграф Владимирович Давыдов на портрете работы Ореста Кипренского». И рассказывает, по каким деталям ему удалось это определить. Нечто похожее происходит и со всем известными портретами, как мы думали, юного Лермонтова и Абрама Ганнибала. Тот, кого мы приняли за африканского прадеда Пушкина, оказался неким Меллером-Закомельским.

А уж с княгиней Екатериной Романовной Дашковой, которую увидели в изображенной на миниатюре в парике екатерининских времен даме в мундире при орденах, вышел конфуз. В ноябре 2007-го экспонат выставил на продажу аукционный дом «Кристис», до 2015 года миниатюра находилась в частной коллекции как изображение директора Санкт-Петербургской Императорской академии наук. Пока исследователь Кибовский не рассмотрел Георгиевский крест на мундире. И не напомнил, что эту награду давали в Первую мировую войну. Стало быть, на стилизованной под конец XVIII века миниатюре изображена героиня из ХХ столетия.

Еще одна занятная история. Почти 20 лет Кибовский искал имя майора Апшеронского пехотного полка в форме 1848 года, утвержденной, между прочим, лично Николаем I. Пролистал все приказы по военному ведомству того времени, узнал имена тех, кто воевал в полку. И нашел-таки: на портрете изображен сын главного российского жандарма Леонтия Дубельта, начальника III отделения, который некоторое время был женат на дочери Пушкина Наталье Александровне, но, как считается, не сделал ее счастливой…

Иосиф Райхельгауз рассказывает, как родился проект «Истории из истории. Монологи Кибовского».

– Месяца три назад ехал я на работу и услышал знакомый голос на «Эхе Москвы»: шел рассказ про дуэль Пушкина. Для меня, поставившего спектакль «Спасти камер-юнкера Пушкина» и считавшего, что хорошо знаю эту тему, вдруг открылись новые сведения. Тут же возникла идея спектакля «Нельзя спасти камер-юнкера Пушкина». Месяца полтора назад эти два спектакля с антагонистическими названиями даже шли у нас в один вечер – правда, на разных сценах.

– Спектакль мы делали вместе с директором Музея Пушкина Евгением Богатыревым, – продолжает режиссер. – Придирчиво отмеряли шаги, в качестве барьера, как в реальности, бросали шинель. Постановка имела огромный успех у зрителей. Так было дано начало проекту «Истории из истории. Монологи Александра Кибовского». Министр уже предложил нам десяток новых тем – например, истории декабристов. Так что жанр научно-исторических монологов на театральной сцене продолжится.

– Ну а если кому-то вдруг покажется, что театр делает этот цикл по не совсем творческим соображениям, – заключил Иосиф Райхельгауз, – замечу: мы работаем без гонораров, а сбор от билетов отдаем в фонды, помогающие больным детям.




Большинство жителей Екатеринбурга поддержали перенос места возведения храма, выяснил ВЦИОМ.