11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИНВЕСТОР ИНВЕСТОРУ РОЗНЬ

Пирогов Александр
Опубликовано 01:01 04 Мая 2000г.

Биржевики еще гадают: достигла ли цена российской нефти на мировых рынках своей нижней планки?

Биржевики еще гадают: достигла ли цена российской нефти на мировых рынках своей нижней планки? Однако уже ясно, что поток нефтедолларов иссякает. Вновь на повестке дня с неожиданной остротой встал вопрос об инвестициях: в промышленность, в производство, подъем которых и является единственной гарантией устойчивого экономического роста. И дело за малым - найти инвестора.
Сегодняшние реалии таковы, что западные инвесторы для российской экономики выгоднее своих, доморощенных. В отличие от свежеиспеченных российских капиталистов, привыкших существовать в рамках "серой" экономики и скрывать значимую, а иногда и большую часть своих доходов, иностранцы в основном привыкли платить налоги. Во всем мире, правда, существует практика поиска "дырок в законе" - юридических ухищрений, позволяющих отдавать в государственный карман как можно меньше денег. Но по "новорусскому" пути - то есть не платить - иностранные собственники российских предприятий, как правило, не идут. Иное у них восприятие, иное представление о нормах цивилизованного рынка.
Привлечь инвесторов всегда было нелегко. Какие только программы не разрабатывались, какие презентации не устраивались... Каждый новый премьер-министр начинал и заканчивал свою карьеру с заклинаний: "Приходите, приходите, гости дорогие". Однако "дорогие гости", готовые вкладывать деньги в наши заводы и фабрики, обеспечивать наш промышленный рост, не торопились. Чем только не объясняли эту неторопливость соответствующие должностные лица: политической нестабильностью, эксцентричностью экс-президента, дефолтом, подорвавшим доверие к России, войной в Чечне, чередой выборов, да и просто злым умыслом иностранных инвесторов, не поддающихся на уговоры и никак не желающих вкладывать свои деньги в реальную экономику. Играть в ГКО было выгоднее.
Между тем нежелание иностранцев вкладывать деньги в российскую экономику - один из наиболее употребительных мифов, не перестающий от частого пользования мифом оставаться. Многие российские предприятия, причем не только в добывающих отраслях, выглядят в глазах зарубежных инвесторов крайне привлекательно. Вложения в модернизацию предприятий с лихвой окупаются низкой себестоимостью за счет относительно невысоких тарифов и внутренних цен, а главное, за счет дешевой и весьма квалифицированной рабочей силы. Российские бизнесмены считают, что "замораживание" капитала на несколько лет, чтобы после этого получать прибыль в 25-30 процентов годовых, - это слишком мало. С точки зрения же западных инвесторов оно высокодоходно по сравнению со среднемировыми 8-10 процентами.
Так что же мешает России получить западные инвестиции? Причем не те, относительно небольшие средства от международных финансовых организаций, не деньги портфельных спекулянтов, а действительно крупные деньги, которые нашей стране могут дать только частные инвесторы? Сама себе Россия и мешает.
Точнее, мешает то крайне неуважительное отношение к собственности, которое повсеместно и чуть ли не ежечасно демонстрируется на достаточно высоком уровне власти (прежде всего региональном) и отпугивает инвесторов куда больше, чем все политические партии и войны, вместе взятые. Во-первых, наше законодательство во многих, совершенно принципиальных для бизнеса положениях неполное, противоречивое. Более того, зачастую необходимые законы вообще отсутствуют. Но потенциальных вкладчиков в российскую экономику пугает даже не законодательная система, а то, что законы, пусть и не самые лучшие, не исполняются, что политическая "целесообразность" или закулисный сговор стоят выше любых слов, написанных на бумаге. То, что журналисты окрестили "черным переделом", охраняет российскую промышленность от притока капиталов лучше любых пограничников.
Примеров, демонстрирующих всему свету, как в России обращаются с собственниками и с их правами, к сожалению, не счесть. Тут и пивзаводы, и фарфоровые фабрики, и металлургические предприятия...
Все это так, чего греха таить... Но бывают инвесторы и инвесторы. Примечательна - я бы сказал, типична - личность некоего господина Ойгена Ашенбренера, гражданина ФРГ. Он уже три месяца на каждом углу заявляет, что ему принадлежат 72 процента акций ОАО "Ванадий" и что только его вложениями был поднят "с колен" Качканарский ГОК. Оборотистый "немецкий инвестор" неукоснительно требует возврата на должность отстраненного в январе генерального директора комбината Джалола Хайдарова, для чего инспирирует ежемесячно "внеочередные собрания акционеров ГОКа".
Чем не нравится ему нынешний директор - Андрей Козицын? Да тем прежде всего, что уводить прибыль с ГОКа не дает.
Аудиторская проверка показала: иностранных инвестиций в комбинат за все время постсоветского существования не было вложено ни пфеннига. Зато через оффшорные фирмы с ГОКа уводилась почти вся прибыль. За девять месяцев правления г-на Хайдарова на комбинате - 1,5 миллиарда рублей. По некоторым сведениям, из той же прибыли посреднические фирмы кредитовали ГОК на общую сумму в 1,2 млрд. рублей.
Теперь, когда газовики возбудили дело о несостоятельности Качканарского ГОКа, кто будет выступать в качестве самого большого кредитора, чтобы заполучить с ГОКа долги? Правильно, герр Ойген Ашенбренер. И дела нет ему до рабочих, которым Хайдаров платил такую зарплату, чтобы только с голоду не умереть, да и ту нерегулярно. Не было ему дела и до дамбы в горном водохранилище, куда ГОК сливает отходы. Видимо, не без ведома Ашенбренера гендиректор Хайдаров в октябре прошлого года устроил 500 ремонтникам локаут - только за то, что те потребовали прибавки к жалованию.
Результат известен: вода прорвала дамбу, и если бы осенний паводок был бы хоть на несколько метров больше, лежащий вниз по течению город Лесной был бы затоплен полностью. А там, между прочим, ядерное производство. Так что второй Чернобыль мог бы быть обеспечен - из-за неуемной "бережливости" управленцев инвестора.
Кстати, сейчас Северо-уральское УВД проводит следствие: как именно оказались в распоряжении герра Ойгена Ашенбренера 40 процентов акций Качканарского ГОКа, принадлежащие совсем другим акционерам?
Может ли нормальный инвестор, по определению человек осторожный, вкладывать деньги, к примеру, в Серовский металлургический завод? Меняя форму собственности, каждый раз он выводит в новое предприятие главное - здание и оборудование завода, оставляя инвесторам лишь "пустышку" учредительных документов. Сколько судов по этому поводу принимали решения, но их никто, кажется, и не собирается выполнять. Откуда же взяться инвестору? Просто так сорить деньгами по Уралу желающих нет.
Уже ясно, что никакие слова, никакие клятвы и обещания, никакие совещания на высоком уровне и презентации с шампанским и икрой не помогут. Инвесторам нужны гарантии. Речь идет о гарантиях не только политической стабильности и предсказуемости, но и исполнения законов на отдельно взятом предприятии, исключающих произвол или вольную казуистику в трактовке законов, исходя из соображений сиюминутной корысти и "целесообразности".
Для экономики России жизненно необходимо создание механизма, который бы ставил перед собой цель защиты прав собственника. Механизма, действительно вызывающего доверие у инвесторов и обладающего реальными возможностями восстанавливать справедливость и право. Механизма, равного для всех.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников