04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЬЮТ МНОГО, НО ИНАЧЕ, ЧЕМ МЫ

Волпянский Павел
Опубликовано 01:01 04 Мая 2005г.
Пристрастие к крепким напиткам характерно как для русских, так и для финнов. У каждого из народов есть свои особенности самого "процесса" пития, а также преодоление последствий оного. К такому выводу пришли финские социологи, попытавшиеся сравнить соседские и национальные традиции употребления горячительного, используя в качестве "испытательного полигона" Санкт-Петербург.

В Финляндии, где в страхе перед наплывом в страну дешевой эстонской водки ослабили ценовые ограничения на отечественное "белое крепкое" аж на 40 процентов, потребление алкоголя в пересчете на спирт за последний год подскочило до 14 литров на человека. Цифра многим внушает ужас. Напомним, что Всемирная организация здравоохранения считает допустимым потолок в 8 литров на душу населения. Однако нам некоторое даже "успокоение" приносят эти финские 14 литров. В России же финские ученые не нашли сколько-нибудь надежных данных, на которые они могли бы с уверенностью опереться. Осталось рассматривать в сопоставлении социальные аспекты - быт и нравы. Выводы довольно-таки неожиданные. Если верить "проверяющим", в городе на Неве много трезвенников. По крайней мере, разделение на пьющих и непьющих там гораздо резче, контрастнее, чем в Финляндии, где к рюмке прикладываются представители всех слоев общества, причем женщины тоже, хотя делают это реже и, главное, "берут на грудь" за один присест меньше, чем это принято у нас. Финны чаще и больше, чем русские, пьют вне стен родного дома. Жители северной российской столицы, наоборот, делают это в основном в кругу семьи, друзей и соседей по месту жительства. Финны, как правило, довольствуются компанией одного, максимум двух приятелей, разделяющих с ним приятное времяпрепровождение за стойкой бара. Петербуржец предпочитает застолье, в котором пять и более участников. Кроме того, если погода позволяет, у нас за большой грех не считают примоститься где-нибудь на лавочке, на пустых ящиках, а то и просто на зеленой травке, чтобы "раздавить бутылочку". В Финляндии, если речь идет не о лоне природы, а о пределах городской черты, такое может позволить разве что бомж.
Не остались без внимания и возрастные параметры. В Финляндии большая часть эксцессов, причиной которых стали обильные возлияния, имеет место в молодежной среде. То есть среди тех, кто "пить не умеет". В российской же действительности, как утверждают финны, все наоборот: ждать беды следует не столько от перебравшего молокососа, сколько от, казалось бы, умеющего держать себя в руках мужчины зрелого возраста, который под воздействием алкоголя "совершенно потерял человеческий облик". Исследователи находят этому такое объяснение: именно люди старшего поколения в большей мере испытали на себе последствия разрушения устоявшихся жизненных ценностей и ориентиров, стали жертвой "шоковой терапии", поменявшей полюса добра и зла социального бытия.
В целом сравнение получилось не в нашу пользу, однако с не столь уж значительным перевесом. Но и у нас отмечен свой позитив. Оказывается (как это видится со стороны) в России сдерживающая роль семьи в отношении "алкоголизации ближних" выше, чем в Финляндии. А мы и не знали...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников