25 сентября 2018г.
МОСКВА 
7...9°C
ПРОБКИ
7
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 65.82   € 77.38
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"БЛИН-2" И КАМЕННЫЙ ПРИНЦ

Лебедина Любовь
Статья «"БЛИН-2" И КАМЕННЫЙ ПРИНЦ»
из номера 094 за 04 Июня 2002г.
Опубликовано 01:01 04 Июня 2002г.
В течение недели в Петербурге показывали свои спектакли коллективы из Германии, Шотландии, Польши, Болгарии, Литвы, а также из Омска, Новосибирска, Перми, Екатеринбурга, Вологды.

Когда-то у нас в стране широко эксплуатировался лозунг: "Все лучшее - детям"! Возник он, как известно, на заре Советской власти, когда для беспризорников открывали детские дома, строили молодежные театры, создавали самодеятельные коллективы, студии. Теперь же, на фоне коммерциализации искусства, и этот лозунг снят с повестки дня. Некоторые чиновники от культуры даже заявляют, будто ТЮЗы не нужны, а с детским репертуаром могут отлично справиться взрослые театры. И главный инициатор фестиваля "Радуга", директор театра имени Брянцева Светлана Лаврецова сама ищет спонсоров, убеждая их, что чем "плотнее" дети станут приобщаться к прекрасному, тем меньше в городе будет подростковой преступности.
Не знаю, приходилось ли вам когда-нибудь бывать на спектаклях, где в зале сидят одни школьники, но, поверьте, выдержать это непросто. А ведь актеры ТЮЗов выходят к ним каждый вечер, и тут нужно особое мастерство. Когда во время фестиваля я очутилась среди 12-летних мальчишек и девчонок на представлении "Соната счастливого города" Оскара Уайльда, то не могла представить себе, каким образом артисты смогут сыграть сложное философское произведение в столь трудной аудитории. Но режиссер Григорий Козлов хорошо разбирается в детской психологии. С самого начала спектакля ребят покоряет необычайно красивое художественное оформление, похожее на призрачное, хрустально холодное царство, где на белой одежде сцены возникают огромные тени, вырастающие до гигантских размеров, а на движущемся круге выплывают люди-лилипуты, напоминающие заводных кукол. Неожиданно оживающая каменная статуя принца производит на них ошеломляющее впечатление. Затаив дыхание, дети внимают каждому его слову, обращенному к маленькой ласточке, у которой оказалось большое сердце, поэтому она не могла покинуть одинокого принца и с наступлением холодов замерзла. А потом приходят бездушные правители города и разбивают не устраивающий их памятник на мелкие кусочки. Очарованные завораживающим представлением, дети, сами того не замечая, начинают любить и ласточку, и каменного принца, жалеть их.
Может быть, это и возвышенно звучит, но, по-моему, настоящий детский театр строится на любви, даже если в постановках речь идет о самых жестоких вещах. Возьмем для примера спектакли "Овраг", поставленный маленьким провинциальным коллективом из города Заречный Пензенской области по повести Константина Сергиенко "До свиданья, овраг", и "Блин-2" Алексея Слаповского в исполнении Пермского молодежного театра. В первом представлении речь идет о стае одичавших, голодных собак, продолжающих верить, что когда-нибудь хозяева вспомнят о них и заберут домой. Во втором - о компании молодых наркоманов, понимающих свободу личности как полное отсутствие каких бы то ни было обязательств перед обществом, близкими людьми. Если в первом случае покинутые собаки вызывают у ребят сострадание, то с героями спектакля пермяков отношения у них складываются непростые.
С одной стороны, четверо парней и девица, опустившиеся до скотского состояния, своим поведением провоцируют явное отторжение, с другой - за их мрачной "расслабухой" стоит жуткое одиночество, потеря всякого интереса к жизни. Поэтому когда в притоне появляется отец одного из них по фамилии Блинов (отсюда название пьесы "Блин-2"), пытающийся разобраться, что же привело его сына сюда, то неожиданно для себя делает страшное открытие, что виноваты в этом он и его жена, их эгоизм и потребительское отношение друг к другу. К сожалению, в художественном плане оба спектакля не претендуют на творческие открытия. Наверное, постановщики Виктор Бояров и Дмитрий Заболотский решили, что злободневная тема сама по себе вытянет...
Сегодня каждый режиссер стоит перед дилеммой, как сохранить профессиональное достоинство в потоке спектаклей, выпущенных на потребу невзыскательной публики. Существует эта проблема и в детских спектаклях, где любая халтура особенно нетерпима. А если учесть, что работать режиссером в ТЮЗе считается не очень престижно, то можно по пальцам пересчитать классных постановщиков детских представлений. Именно поэтому так ценятся спектакли художественного руководителя питерского ТЮЗа Григория Козлова, дважды лауреата Государственной премии России. Показанный им на фестивале моноспектакль в исполнении Алексея Деводченко "Дневник провинциала в Петербурге" по Салтыкову-Щедрину подтвердил известную истину, что классика может быть интереснее подросткам, чем элементарщина, маскируемая под острую злободневность. Надо только найти соответствующий художественный язык. Ведь не побоялся известный режиссер и актер Александр Галибин поставить в молодежном новосибирском театре "Кроткую" Федора Достоевского. Удивительно сложная партитура спектакля с замечательными исполнителями еще раз убедила меня в том, что все разговоры, будто в детских театрах невозможна тонкая "живопись чувств", - сплошная чушь. Все зависит от художественного уровня руководителя, воспитанной им труппы.
Думаю, чеховская "Каштанка" удалась Вячеславу Кокорину еще и потому, что до него в екатеринбургском ТЮЗе серьезно работал с коллективом Анатолий Праудин. Кокорин придумал удивительно интересный режиссерский ход, в котором повествование ведется от лица "очеловеченной" Каштанки в исполнении озорной, рыжеволосой Наташи Кузнецовой. В ее "собачьем" поведении нет ни капли фальши, ничего натужного, все выглядит естественно и просто. Вначале она лихо танцует под гармошку, по-деревенски размахивая руками, ластится к пьяному столяру, а потом у добрейшего клоуна начинает скулить и тосковать, потому что, оказывается, хорошо не там, где тебя сытно кормят, а где прошло твое детство. Фактически спектакль - о верности, в самом высоком понимании.
Такую удивительную творческую самоотдачу я видела когда-то в спектакле "Наш цирк" Зиновия Корогодского, которого в 1985 го-ду попросили уйти из питерского ТЮЗа, но спектакль остался в памяти, поэтому взрослые, приводя сюда своих детей, надеются: а вдруг чудо повторится. Во время фестиваля "Радуга" мы видели это чудо на спектаклях Козлова, Галибина и Кокорина. Каждому из них жюри справедливо присудило премии за лучшие постановки. Такого во время взрослых фестивалей еще не бывало, но ведь это детские театры, где так важно, чтобы высокие принципы доброты, жизни по любви не декларировались, а утверждались, воплощались с неотразимой проникновенностью.




Кто такие, по-вашему, Александр Петров и Руслан Боширов?