04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАРЛСОН В РОЛИ УПРАВДОМА

Егоршева Нина
Опубликовано 01:01 04 Июня 2003г.
Мы знаем Спартака Мишулина, актера Московского академического театра сатиры, в основном по трем персонажам - добряк Карлсон из спектакля, пан Директор из телекабачка "13 стульев", Саид из фильма "Белое солнце пустыни". Но такой Мишулин, каким он предстал перед корреспондентом "Труда", зрителям неизвестен. В последние годы народный артист России на альтруистских началах работает председателем жилищного кооператива.

- Спартак Васильевич, откровенно скажу, для меня было полной неожиданностью узнать, что вы исполняете роль управдома. И не в театре, а в жизни. Зачем вам это нужно?
- Просто мне не все равно, где я живу. Городские коммунальные службы горазды только на то, чтобы стены побелить, до капитального ремонта у них руки не доходят. Не лучше и жильцы - в подъезде плюют, бросают мусор на пол, гасят окурки о стены. Потому и борюсь за дом, хочу, чтобы он прилично выглядел.
- Какие заботы у председателя?
- Когда я занял пост председателя, дом смотрелся, скажем так, жалковато. Хотя ему чуть больше 30 лет. В подвале вода, крыша течет. Начали с того, что поменяли все трубы, настелили новую кровлю, недавно взялись за подъезд: повесили на всех этажах картины, горшки с цветами. Заменили один лифт, на очереди второй. Но главное, удалось помочь жильцам материально. Ведь у нас в доме и артисты, и врачи, и учителя - то, что раньше называли интеллигенцией. Они и прежде зарабатывали не ахти как. А сейчас, когда большинство на пенсии, совсем худо. Так вот мы сделали так, что все они платят за квартиру незначительные деньги. Основные расходы взял на себя кооператив. Средства получаем от сдачи в наем нежилых помещений. За счет этого сделали и многие ремонтные работы.
- По вашим рассказам все замечательно и никаких проблем...
- Я уже шесть лет работаю председателем кооператива, из них пять лет сужусь. У нас хотят отнять как раз те самые нежилые помещения, за счет которых мы и живем. Их, между прочим, в свое время наши жильцы и оплатили. Это подтверждают сохранившиеся документы. Я не поленился и разыскал в архивах авизо, где указано наше право на помещения.
- А кто отнимает?
- Парикмахерская, которая поселилась на втором этаже. На мой взгляд - незаконно. Ведь, площадь, которую ей продали, кстати, за бесценок, - тоже оплачена нами.
Здесь необходимо сделать отступление и пояснить, о каком помещении идет речь. Это пространство между колоннами, которые соединили стеной, создав за нею нежилые помещения, которые теперь сдают. Владелица парикмахерской подала иск: загородили основную стену и лишили салон возможности повесить там свою рекламу. Видимо, хозяйке парикмахерской мало того, что одна реклама уже есть - по всему фасаду второго этажа. Но потом оказалось, что салон не прочь прибрать к рукам сами помещения, которые создал кооператив.
Я вам расскажу одну байку: стоит человек у Стены плача в Иерусалиме и молится. День, два, три... - "О чем вы можете сутками напролет молиться?" - спрашивают его. - "С девяти утра до трех дня я молюсь о своих детях, чтобы у них все было хорошо, с трех дня до девяти вечера я молюсь за родителей, чтобы и у них все было хорошо. С девяти вечера до трех ночи я молюсь, чтобы в мире не было войн, с трех часов ночи до девяти утра я молюсь за сохранение природы" - "Ну и как?" - "Как об стенку". Я в такой же ситуации. Все документы, подтверждающие право жильцов на "лишние" метры, на руках, заверены печатями, но с помощью какой-то неведомой силы хозяйке парикмахерской удается всякий раз оборачивать дело в свою пользу.
- Вот уж никогда бы не подумала, что у вас могут возникнуть такие трудности. Кому-кому, а вам должно быть легче, чем другим в этой роли: народный артист...
- Наверное, так и в кооперативе думали, когда меня выбирали - личность, мол, известная, отказу нигде не будет. Конечно, когда я бываю в разных учреждениях, меня все узнают, принимают, улыбаются. Но что с того? Чиновники как были бюрократами, так ими и остались.
- Если сравнивать вашу работу председателем ЖСК с одной из ваших ролей, к какой она ближе?
- В суде, безусловно, - Саид. Стиснули со всех сторон и не дают шевельнуться. Я никогда не чувствовал себя в таком беспомощном состоянии. Честно говоря, устал. Готов даже пойти на перемирие с руководством парикмахерской, лишь бы закончить это дело. Мне нужно играть в театре. Там же вся моя жизнь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников