06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПСИХОТЕРРОР, ИЛИ ЛЮБОВЬ ДО ГРОБОВОЙ ДОСКИ

Колчанов Рудольф
Опубликовано 01:01 04 Июля 2000г.
Новое преступление становится модным в Германии, хотя в толстенном уголовном кодексе ФРГ нет для него подходящей статьи. Имя этому феномену - психотеррор, или, по определению Готфрида Фишера, профессора из Кельна, "проникающая психическая травма". В основе неразделенная или отвергнутая любовь. Жертвы почти исключительно женщины.

...Одержимый любовью ученый неделями подкарауливал теннисную звезду Штефи Граф у ее виллы в Брюде, потом ворвался туда, затеял битву с охранниками, понятно, проиграл ее, но переполох устроил изрядный. Несколько лет безработный американец, проживающий в Германии, не давал покоя другой "звезде" - знаменитой фигуристке Катарине Витт, досаждая ей телефонными звонками, засыпая письмами со скабрезными фотографиями, требуя разделить с ним постель. Эти случаи любовного психоза завершились все же без опасных последствий. Другим повезло значительно меньше, а некоторых такая "любовная страсть" довела в буквальном смысле до гробовой доски.
Молодой рабочий-грузчик затерроризировал 48-летнюю учительницу ночными телефонными звонками, ожиданиями на автобусной остановке, у ворот школы. Она много раз обращалась в полицию. Там посмеивались и ничего не предпринимали. Пришлось бедняге забаррикадироваться в собственном доме, установить повсюду сигнализацию, но все охранительные меры не спасли ее от сильнейшего нервного срыва. Избавление пришло только через полтора года, когда ухажер переключился на медсестру. Когда и она отвергла любовь грузчика, тот бросил в окно две бутылки с горючей жидкостью. Только после этого террориста посадили. "Лишь покушение на мою жизнь, - сказала медсестра, - в итоге спасло меня".
Хайке Зенз развелась несколько лет назад, но бывший супруг не хотел уйти из ее жизни. Донимал по телефону, гудел по ночам под ее окнами автомобильным клаксоном, бегал с пистолетом, угрожая расправой и Хайке, и ее родителям. Полиция отмахивалась, обычное де "внутрисемейное дело". В прошлом году бывший муж поставил кровавую точку в этом деле, лишив жизни и разведенную супругу, и ее родителей.
В Гамбурге одержимый, но отвергнутый ухажер облил бензином продавщицу, не успев, к счастью, поджечь. И его оставили на свободе. В Вормсе отправили за решетку неистово влюбленного, который многие месяцы после развода пробирался в дом бывшей супруги, накрывал на стол и ожидал ее появления с букетом цветов. А потом подкараулил на улице и нанес двадцать ножевых ран.
Карают психотеррористов, увы, только тогда, когда они совершают серьезное преступление, напрямую предусмотренное в УК. Жертвы, таким образом, длительное время остаются без всякой защиты, рискуя в конечном счете не только здоровьем, но и самой жизнью. По словам Томаса Бремеля, сотрудника социального отдела в Берлине, бегство остается единственным способом избавиться от мучений: "Кого преследуют, тот вынужден переселяться, менять место работы, а в экстремальных случаях прибегать к пластическим операциям. А преступник живет безнаказанно".
Ссылка правоохранительных органов на то, что в кодексе отсутствует статья о психотерроре, не кажется убедительной в данной ситуации. Почему при изощренной немецкой юриспруденции (а может быть, наоборот, именно поэтому) не привлекать обезумевших от любви граждан за то, что они не дают житья другим людям, по статьям, скажем, о хулиганстве или оскорблении словом и действием?
В Германии, как часто бывает, ссылаются на пример США. Там долго происходило то же самое, пока не приняли десять лет назад специальный закон, и теперь карают даже за незначительное проявление психотеррора. Один из ярых поклонников преследовал Мадонну: "Или ты выйдешь за меня замуж, или я перережу тебе горло". Его посадили за решетку. В прошлом году в Америке было подано более 200 тысяч заявлений по поводу психотеррора, и каждое было рассмотрено с соответствующими законными последствиями.
Вот и немецкие эксперты, такие, например, как Христиан Пфайфер, директор института криминалистики в Нижней Саксонии, или профессор уголовного права из Мангайма Вернер Гайслер, требуют внести дополнения в уголовный кодекс. А юрист из Геттингена Фолькмар фон Пехштедт рекомендует наказывать "одержимых ненормальной любовью" сроком до двух лет лишения свободы.
Министр юстиции ФРГ Херта Дойблер-Гмелин так далеко заходить не хочет. Она предлагает правоохранительным органам "активнее вмешиваться в подобные коллизии", рекомендует, в частности, запрещать психотеррористам "контакты" с теми, кто от этого страдает, привлекать за нарушение "запрета на контакты" к административной ответственности и денежным штрафам.
Председатель профсоюза полиции Норберт Шпинрат очень скептически относится к таким советам, но тоже выступает за принятие специального закона. "В нынешней ситуации, - утверждает он, - полиция мало что может сделать. Она и так перегружена работой. Чтобы заниматься дополнительной административной деятельностью, нужны не только дополнительные полицейские, но психологи и специалисты в социальной сфере".
Он знает, о чем говорит. Бывший партнер его нынешней супруги уже несколько месяцев не дает полицейскому покоя телефонными звонками, калечит его машины - то прокалывая покрышки, то спуская тормозную жидкость. Норберт Шпинрат возмущается: "Это может кончиться смертельным исходом". Если уж полиция не может сама себя защитить...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников