05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЯДЕРНАЯ БОМБА ДЛЯ МОСКВЫ

Воронин Александр
Опубликовано 01:01 04 Июля 2000г.
Когда летом 1948 года в Европе разразился так называемый "берлинский кризис", в Соединенных Штатах всерьез рассматривалась возможность применения по отношению к Советскому Союзу ядерного оружия, чтобы заставить его снять блокаду Западного Берлина. В то время, как известно, только США располагали атомной бомбой.

Что же заставило пентагоновских стратегов воздержаться от ядерного удара? Обратимся к некоторым документам американского ядерного планирования, в частности к заключительному докладу по военной игре "Пэдрон", которая проводилась штабом армии США в мае-июле 1948 года.
Причиной острейшего военно-политического кризиса в центре Европы стала денежная реформа в западных зонах оккупации Германии в июне 1948 года. Опасаясь, что вся масса отмененных денежных знаков лавиной хлынет в Берлин и в советскую зону, Москва распорядилась закрыть железнодорожное, автомобильное и водное сообщения с Западным Берлином. Вашингтон потребовал снять блокаду. Спешно переброшенные на Британские острова 30 стратегических бомбардировщиков Б-29 с ядерным оружием подтверждали, что в США от слов готовятся перейти к делу. Однако перед тем, как совершить ядерное нападение на СССР, американцы решили провести военную игру под кодовым названием "Пэдрон", чтобы просчитать возможные последствия и эффективность гипотетической акции. Содержащиеся в заключительном докладе выводы убеждают, что атомная бомбардировка СССР представлялась "миротворцам" из Пентагона политически целесообразной и морально оправданной, но реальная результативность ее не была просчитанной до конца.
Аналитики штаба армии США исходили из предположения, что "война будет навязана Соединенным Штатам в период между 1 июля 1948 и 1 июля 1949 года". План ядерного удара предполагал "воздушное наступление с применением атомных бомб с аэродромов Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, района Каира-Суэца и Окинавы". Начавшись через 15 дней после дня "Д", оно могло бы принести "желаемые результаты", но "надежда на это очень слаба".
Что же смущало американских стратегов? Оказывается, многое. Во-первых, то обстоятельство, что, как планировали американцы, "операция должна начаться без соответствующих навигационных данных и данных о целях". Во-вторых, как говорится в документе, "операция должна начаться без гарантии того, что будет достаточно средств для доведения ее до победного конца". По рассекреченным данным, на вооружении ВВС США в середине 1948 года имелось 567 бомбардировщиков Б-29, 45 бомбардировщиков Б-50, а также тяжелые бомбардировщики Б-36. Они были способны преодолеть расстояние от авиабаз в Великобритании, Египте и Японии до основных промышленных центров СССР и вернуться обратно. Однако, по словам американского исследователя Давида Алана Розенберга, летом 1948 года только 32 самолета типа Б-29 имели приспособления для транспортировки и сброса атомных бомб.
Но это было поправимо. В декабре 1948 года количество бомбовозов возросло до 60, а к июню 1950 года - до 250! Столь стремительное увеличение количества носителей ядерного оружия можно объяснить только одним: в связи с проведенными в СССР в августе 1949 года успешными испытаниями атомного устройства администрация Гарри Трумэна взяла курс на лихорадочную подготовку превентивной ядерной войны.
Та же динамика наблюдается и с арсеналом атомных бомб: от двух с половиной десятков в 1947 году до 1000 единиц летом 1953 года. Эта безумная гонка имеет прямую связь с выводом авторов доклада по военной игре "Пэдрон": "Успешные стратегические бомбардировки требуют создания запаса самолетов и бомб, который делает возможным непрерывную бомбежку со все возрастающей интенсивностью, пока не будет достигнут успех".
Третья причина неуверенности американцев в успехе воздушного наступления - предположение, что потери собственной авиации от "очень сильной системы противовоздушной обороны СССР" будут чрезвычайно высокими.
Составители доклада сделали такой вывод: "Советы могут потерять большую часть своего индустриального потенциала в России, но они получат гораздо больший индустриальный потенциал в Западной Европе. Советы могут потерять около 8 млн. человек в результате нашего атомного нападения, но они приобретут господство над более чем 100 миллионами европейских рабов. Поставят ли такие потери на колени Советский Союз? Нет!"
50 лет назад, в последний месяц берлинского кризиса, специально созданная администрацией США комиссия занималась оценкой масштабов тех жертв и разрушений в СССР, которые для американцев были бы приемлемы. Изучались возможные последствия осуществления плана "Троян", по которому в течение месяца намечалось бомбить 70 индустриальных центров СССР, в результате чего он потерял бы от 30 до 40 процентов своего промышленного потенциала, около 3 миллионов человек погибшими немедленно, а еще 4 миллиона спустя короткое время. Кроме того, 28 миллионов горожан лишились бы крова. Но даже успех этой операции, как констатировала комиссия в докладе от 12 мая 1949 года, серьезно не мог повлиять на "способность советских вооруженных сил осуществить продвижение в избранных районах Западной Европы, Ближнего Востока и Дальнего Востока".
В итоге в штабе армии США критически оценили стратегию, основанную на атомном уничтожении советских городов. Подробно перечислив все изъяны плана "Халфмун" - в части, касающейся действий авиации США и СССР, руководители военной игры "Пэдрон" пришли к выводу, что и в наземных операциях советские войска быстро добьются решающего успеха. Утверждалось, например, что в течение двух недель русские захватят Бельгию и Голландию, большую часть Италии и Дании, форсируют Рейн в районе Дюссельдорфа и выйдут к портам Ла-Манша на 40-й день наступления...
Трудно сказать, насколько обоснованны были такие выводы, но они остановили США - на ядерную войну в Европе там не решились.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников