03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕ НАС И ТРАВЕ НЕ РАСТИ?

Прозорова Елизавета
Опубликовано 01:01 04 Июля 2000г.
На днях в Центральном доме журналиста состоялась пресс-конференция, организованная лидерами ведущих экологических организаций страны И. Честиным (Всемирный фонд дикой природы (WWF) - Россия), С. Цыпленковым (Гринпис - Россия), А. Берг (Центр охраны дикой природы). Повод для этой встречи был более чем солидный - в Центральную избирательную комиссию РФ в тот же день передана и зарегистрирована заявка на проведение референдума по созданию системы независимой экологической экспертизы в России.

С 17 мая нынешнего года в структуре правительства Российской Федерации прекратило существование фактически единственное ведомство, занимавшееся проблемами охраны окружающей среды и контролем за соблюдением природоохранного законодательства - Государственный комитет по охране окружающей среды (Госкомэкология). Одновременно упразднена и Федеральная служба лесного хозяйства (Рослесхоз), отвечавшая за охрану российских лесов. А полномочия этих ведомств переданы Министерству природных ресурсов РФ (МПР).
На первый взгляд ничего экстраординарного не произошло. Но лишь на первый и очень поверхностный взгляд. Ведь все это происходит на фоне растущего радиационного и химического загрязнения территории России, попыток ввоза и захоронения опасных (в том числе радиоактивных) отходов из-за рубежа, беспрецедентного расхищения природных богатств. Специалисты утверждают: сокращение средней ожидаемой продолжительности жизни, наблюдаемое в стране с 1986 года, почти на треть определяется условиями среды обитания. Цена современного экологического неблагополучия нашей страны - ежегодная преждевременная смерть сотен тысяч россиян, заболевания раком и астмой, врожденные уродства, замедленное умственное развитие и другие экологозависимые заболевания. То есть мы подошли к тому пределу, о котором, перефразируя известное изречение, можно сказать: "Велика Россия, а ступить уже некуда"...
Надо думать, не случайно уже 22 мая на ежегодном общем собрании Российской академии наук большая группа академиков и членов-корреспондентов вручила президенту РФ В.В. Путину обращение, в котором без обиняков заявлено об ошибочности решения о ликвидации Госкомэкологии, "поскольку объединение в одном правительственном органе (МПР) использования природных ресурсов и их охраны практически приведет к деградации природоохранного направления работы правительства РФ". Тем самым будет продемонстрировано, заявили ведущие ученые страны (в том числе и президент РАН), что "повышение качества окружающей среды и здоровья населения не являются приоритетом государственной политики. Это будет иметь также крайне негативные внешнеполитические последствия - сегодня практически всюду в мире происходит усиление природоохранной деятельности". Через два года предполагается проведение Всемирной конференции "Рио+10" на уровне глав государств. Оно будет посвящено анализу действий разных стран в области развития и охраны окружающей среды. Ликвидация природоохранного ведомства явно не усилит авторитет России в мировом сообществе.
Ошибочна, более того - крайне опасна наметившаяся тенденция, согласно которой экологические проблемы можно решать лишь после экономических. Без здоровой среды невозможно создание здорового общества. Безнравственны попытки решать социально-экономические задачи страны без одновременного сохранения ее неповторимой природы, без бережного отношения к ее природным богатствам и здоровью людей. Между тем складывается впечатление, что стратегия развития нашего государства основывается на сомнительной концепции улучшения инвестиционного климата за счет снятия экологических ограничений и требований. Возможно, в ближайшей перспективе мы и получим некий рост общественного продукта. Но лет через шесть-семь неминуемо грянет кризис - не только экологический, но и экономический, социальный.
Ннициаторы пресс-конференции в своих выступлениях подчеркивали: деятельность Госкомэкологии была, конечно, не безупречной, она нуждалась в совершенствовании. Но именно это ведомство являлось гарантом соблюдения российского законодательства - единственным, в котором функции контроля за использованием биологических ресурсов не совмещались с их использованием. Именно оно отстаивало и сумело отстоять государственные интересы в таких конфликтных ситуациях, как строительство Юмагузинского водохранилища в Башкортостане, разработка нефти на территории заказника в Саратовской области, добыча золота в национальном парке "Югыд-Ва" в Республике Коми.
Поддерживая в целом политику государства, направленную на сокращение бюрократического аппарата и связанных с этим бюджетных расходов, экологи страны убеждены: проводимая сейчас реорганизация природоохранных ведомств ошибочна по определению. "Разумно ли, что охраной окружающей среды будет теперь заниматься ведомство, смысл существования которого прежде всего и главным образом базируется на эксплуатации природных ресурсов?" - задавался риторическим вопросом исполнительный директор Гринпис России С. Цыпленков. А директор российского представительства Всемирного фонда дикой природы И. Честин, оценивая создавшуюся правовую ситуацию, заявил в полемическом азарте: "Отныне практически сняты все препятствия для того, чтобы, например, начать строительство атомной электростанции на Манежной площади в Москве". И в общем-то его можно понять: беды нашего многострадального Отечества не в том, что экономисты не умеют предсказывать, а в том, что политики требуют от них слишком оптимистических прогнозов...
Как подчеркивалось выступавшими на пресс-конференции, разумным решением комплекса проблем, связанных с оптимизацией контроля и использования природных ресурсов, должно стать объединение функций, а не механическое слияние существующих структур. По мнению многих специалистов, наиболее эффективным было бы создание на базе Госкомэкологии федеральной структуры, отвечающей не только за контроль над использованием природных ресурсов, но и за проведение экологических экспертиз и мониторинга состояния окружающей среды, а также за работу федеральных особо охраняемых природных территорий. Под одним крылом следовало бы сосредоточить контролирующие и природоохранные функции Рослесхоза, Роскомрыболовства, департамента охотничьего хозяйства Минсельхоза России, мониторинговые службы Госкомгидромета, а также Федеральный горный и промышленный надзор России и Федеральный надзор РФ по ядерной и радиационной безопасности.
"Мир достаточно велик, чтобы удовлетворить нужды любого человека, - заметил как-то Махатма Ганди. - Но он слишком мал, чтобы удовлетворить людскую жадность". Если не принимать превентивных мер в области рачительного потребления ресурсов, государство в скором времени окажется не в состоянии выполнять свои обязательства по компенсации гражданам ущерба, причиненного экологическими правонарушениями. Уже и сейчас, отмечалось на пресс-конференции, суды стремятся улизнуть от рассмотрения подобных дел: мол, бюджет государства не выдержит полной суммы расходов. Тем самым создается опасный прецедент выборочного исполнения законодательства. О какой диктатуре закона тут может идти речь?
Отвечая на вопросы журналистов о роли экологической экспертизы и связанной с ней процедурой воздействия на окружающую среду, И. Честин отметил, что именно эти структуры подвергались наибольшему давлению разного рода лоббистов. И выход видится в том, чтобы процесс принятия решений государственной экологической экспертизы был открытым и гласным, основанным на соревновательности сторон. Экспертиза и выдача лицензий на природопользование должны стать подконтрольными обществу через выборных политиков и регламентированные процедуры, а не оставаться в полном ведении министерства, заинтересованного в "проталкивании" определенных проектов. Практика свидетельствует: качество принимаемых решений по вопросам экологии всегда намного ниже, если контролирующий орган напрямую подчинен региональной исполнительной власти. Специально уполномоченный орган в области экологической экспертизы должен обладать большой степенью независимости.
Учитывая все вышесказанное, российское представительство Всемирного фонда дикой природы (WWF), Гринпис России, Центр охраны дикой природы, региональные организации "зеленых" - "Байкальская экологическая волна", "Комитет спасения Печоры", "Хабаровский фонд охраны диких животных", "Зов тайги", "Алтай-ХХI век", "Катунь", "Экологическая вахта Сахалина" и ряд других поддержали инициативу проведения всероссийского природоохранного референдума.
Факт в высшей степени примечательный: всего за 24 часа из более чем шестидесяти субъектов Российской Федерации пришло согласие на создание инициативных групп по проведению референдума.
Обнадеживает и поддержка населения. Как свидетельствуют результаты социологических исследований, 87 процентов россиян активно поддерживают идею существования независимого органа по охране окружающей среды.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников