Трамп перешел границу на 38-й параллели

В год 30-летия падения Берлинской стены встреча Трампа и Ким Чен Ына на 38-й параллели в Пханмунджоме обретает особую символичность. Фото: © Wang Jingqiang, globallookpress.com

Экстравагантный президент США переплюнул самого себя, ступив на северокорейскую землю


Встреча Трампа и Ким Чен Ына на 38-й параллели в Пханмунджоме по многим параметрам достойна целой главы в учебниках истории. Многие уже привыкли к экстравагантности президента США, но тут он переплюнул самого себя, ступив на северокорейскую землю.

Посудите сами. КНДР для США – враг. И наоборот. Юридически две страны находятся в состоянии войны, между ними действует соглашение о перемирии. Причем это соглашение из-за агрессивных действий американских военных было расторгнуто Пхеньяном за ненадобностью, хотя фактически обе стороны его соблюдают. Граница двух Корей, так называемая демаркационная линия, – средоточие напряженности и провокаций. Прилегающая зона напичкана вооружениями, минными полями и прочими военными штуками.

Президенты США бывали здесь не раз (конечно же, на южной стороне). Но неизменно с одними целями: погрозить Пхеньяну кулаком, поддержать своих южнокорейских союзников и американских вояк, «защищающих свободу и демократию в Южной Корее».

Трамп приехал совершенно по другому поводу: пожать руку северокорейскому лидеру и пройти с ним на территорию противника. Его шаги по земле КНДР – это движение в стан врага, по сути, в роли парламентера. Конечно же, его никто бы не захватил в заложники. Лично он ничем не рисковал, но политические ставки здесь очень высоки. Американские президенты постоянно грозились стереть с лица земли КНДР. Одновременно с нападением на Ирак планировалась и военная операция в Северной Корее. То, что сделал Трамп, переступив через линию разделения двух Корей, раньше нельзя было даже представить. А теперь президент США, по сути, нанес визит в КНДР. Чтобы было понятнее: это как если бы президенты России и Украины встретились на границе Крыма.

Не стоит забывать, что корейская нация остается последней разделенной крупной нацией в мире. Корейцы в обоих государствах это ощущают довольно остро. Призыв «Корея едина» звучит одинаково и на севере, и на юге Корейского полуострова. Особенную актуальность это обстоятельство приобретает в год 30-летия падения Берлинской стены. «Юбилей» на Западе планируют отметить с особой помпой, как эпохальный момент «победы демократии и западного образа жизни, поражения тоталитаризма».

Да, действия Трампа слегка напоминают Горбачева, чья политика под условным наименованием «строительство общеевропейского дома» привела к сдаче всех военных и послевоенных завоеваний. Трамп, конечно же, на такое не способен, да ему и не дадут такое сотворить. Но отметиться на корейском фронте чем-то эпохальным в ознаменование берлинского юбилея он может. Устроить эдакий блицкриг без стрельбы. И таким образом если не удостоиться Нобелевской премии мира, то хотя бы приблизить свой второй президентский срок.

Трамп в своем «Твиттере» представляет дело так, что он позвал Кима – и тот прибежал на встречу в Пханмунджоме. Зная северокорейцев, да и сам процесс организации саммитов, трудно поверить в то, что этому не предшествовала большая работа по преодолению разногласий. Но даже если и так, как утверждает американский президент, Ким Чен Ын ничуть не умалил своего достоинства. Лидер сверхдержавы после саммита G20 едет не тушить пожары в Калифорнии или спасать пострадавших от наводнений в штате Айова, а наведывается к нему в гости как к равному. Демонстрирует стремление решать одну из самых острых и застарелых мировых проблем. Благо путь от Токио до Сеула недолгий...

Выход на прямые переговоры с заклятым врагом был даже для отца и деда Ким Чен Ына заветной мечтой и официальной целью. Ведь любые переговоры на таком высоком уровне – это фактическое признание КНДР, которую до Трампа в Вашингтоне воспринимали лишь как объект для уничтожения.

В российских СМИ почему-то тон комментариев больше чем сдержанный. Тем не менее встреча в Пханмунджоме была не только исторической и символической, но и результативной. Она вывела из тупика переговоры, которые были, по сути, заморожены после неудачного саммита США – КНДР в Ханое. Американцы, кажется, наконец-то поняли, что с наскока с Пхеньяном не договоришься. Тут нужна специальная комиссия, терпеливый диалог, учет взаимных интересов. В Вашингтоне, похоже, осознали, что следует придерживаться подписанных документов, в частности Сингапурской декларации лидеров США и КНДР. А там записано: сначала заключение мирного договора, снятие санкций, а потом разговор о денуклеаризации Корейского полуострова.

За всем этим, конечно же, видится немалая роль Пекина. О чем свидетельствует недавний визит председателя Си Цзиньпина в КНДР. За предыдущий год лидеры КНР и Северной Кореи встречались четырежды.

Не так давно Ким Чен Ын совершил визит и в Россию. Владимира Путина ждут в текущем году в Пхеньяне. Так что не исключено, что Корея в ближайшее время станет местом эпохальных прорывов. Самая горячая точка планеты может стать объектом приложения «нового мышления», так нестандартно пробивающего себе дорогу в XXI веке.



В Госдуме предложили восстановить прежний пенсионный возраст для жителей Дальнего Востока. Ваше мнение по этому поводу.