08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИГОРЬ СПАССКИЙ: КАЖДАЯ ЛОДКА - ЭТО СУДЬБА

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 04 Августа 2001г.
Имя академика Игоря Спасского стало известно широкой общественности сравнительно недавно. Как и название Центрального конструкторского бюро "Рубин", которое он возглавляет уже почти 30 лет. Все дело в том, что это ЦКБ - "закрытое", оборонного значения: здесь проектируются подводные лодки для отечественного флота. Именно здесь создали и атомный подводный крейсер "Курск", печальная судьба которого теперь известна всему миру.Сам академик Спасский, обычно немногословный, избегающий интервью, для читателей газеты "Труд" сделал исключение.

- Игорь Дмитриевич, вы подсчитывали когда-нибудь, сколько лодок создано при непосредственном вашем участии?
- Кто-то из моих товарищей по работе подсчитал: около двух сотен. Это только за тот период, что я руковожу данным ЦКБ. Имеются в виду не проекты, иногда по одному проекту строят шесть и более подлодок, а общее число подводных кораблей. Каждая лодка для меня - судьба! Мало ее спроектировать. Нужно довести до совершенства, а процесс этот непрерывен, пока лодка ходит по морям, проследить весь ее жизненный, так сказать, цикл. Вплоть до момента списания и утилизации отвечаешь за нее.
- А если что-то с лодкой случается в период ее эксплуатации?
- Это большая рана на сердце. За мою конструкторскую жизнь было две больших трагедии: с АПЛ "Комсомолец" в апреле 1989 года, и вот сейчас, в августе 2000-го, с "Курском".
- На "Комсомольце", к счастью, не все погибли, несколько десятков моряков были спасены. Причины той трагедии удалось установить?
- Настанет время - и причины будут объявлены во всеуслышанье. Пока же люди, чудом спасшиеся в той страшной ситуации, живы, говорить об истинных причинах ЧП на "Комсомольце" сложно. Важно другое: чтобы создатели лодок и те, кто их эксплуатирует, сделали правильные выводы из аварии... Очень больно ударила, конечно, по сердцу гибель "Курска". Сейчас мы в "Рубине" все лучшие силы используем на подготовку к подъему субмарины. Это для нас - задача N 1.
- А нужно ли ее поднимать? На этот счет очень много разноречивых мнений среди специалистов.
- Обязательно нужно. Такие объекты, как этот атомоход, с большим количеством оружия, очень нежелательно оставлять на столь малой глубине в районе, где идет постоянный промысел рыбы, курсируют корабли.
- Но первый отсек АПЛ "Курск" вы ведь решили оставить на дне?
- Он временно там остается. И то только потому, что висит, позволю себе выразиться не технически, на соплях, в основном уже оторван взрывом от основного корпуса, все внутреннее насыщение его разрушено, лишь процентов 10-15 основного корпуса осталось, если начать поднимать лодку целиком, просто оборвется и исказит нам всю картину подъема. В жизни часто так бывает: вроде бы все предусмотрели, конструируя АПЛ, все возможные варианты аварий просчитали, застраховав от них моряков, и вдруг происходит нечто совершенно немыслимое. Техника - очень сложная штука, просчитать все невозможно, и, к сожалению, "человеческий фактор" играет существенную роль.
- Сами плавали на подлодках?
- Плавал, конечно. В частности, во время испытаний тех субмарин, которые сам проектировал. Прошел под водой около 40 000 км, это примерно длина экватора. На подводных кораблях плавать люблю больше, чем на надводных, - тихо, не качает...
- Игорь Дмитриевич, а вам когда легче работалось - в какой период отечественной истории, при каком правительстве? Политические перемены и веяния как-то сказываются на деятельности вашего ЦКБ?
- Безусловно, те или иные перемены в государстве сказываются на нашей работе. В советский период, к примеру, была явно чрезмерная централизация власти. Причем во всем, любой пустяк мне и моим коллегам в других отраслях приходилось ехать согласовывать с Москвой. Не было интеграции между видами оборонной промышленности. Не дай Бог, если нам случалось узнать, над чем работают танкисты или, скажем, летчики. И большим шагом вперед стало создание в конце 80-х, во время перестройки Министерства оборонной промышленности, объединившего все отрасли, работающие на "оборонку". Интеграция в нашем деле крайне полезна. В чем-то шагнула вперед авиация, в чем-то - военнокосмические силы, где-то мы вырвемся - сразу идет обмен опытом, друг от друга в основном секретов теперь не держим. Сейчас вообще стало интересней работать. Больше самостоятельности получили. Можем позволить себе заниматься не только решением задач оборонного значения, но и общепромышленного, развиваем международные контакты. Это дало возможность в свою очередь улучшить материальное положение сотрудников ЦКБ, что, согласитесь, немаловажно в нашей жизни.
- В нелегкий период реформ конца 80-х - начала 90-х годов ушедшего века из страны уехало очень много интеллектуалов, в том числе людей вашей профессии - инженеров, конструкторов, атомщиков. Вашего ЦКБ это коснулось, многих специалистов потеряли?
- За рубеж от нас никто не уезжал. А вот в торговлю, в частный извоз уходили. Самое обидное, что большинство из них составили наши молодые специалисты, на которых мы очень рассчитывали. И тот провал дает о себе знать уже года три-четыре. К счастью, в последнее время ситуация стала меняться к лучшему. Уходят из ЦКБ нынче немногие, буквально единицы. Не в последнюю очередь это связано с тем, что президент страны "повернулся к "оборонке" лицом", уделяет ей немало внимания.
- Вы уводите разговор в экономику, а мне хотелось бы еще про субмарины...
- Да ведь все от нее, родимой, идет! Если разобраться, то самолеты падают и лодки тонут из-за много лет буксующей экономики. Не может лейтенант, который, уходя в море, оставляет свою семью в доме без тепла и света (и хорошо, если в доме, а не в подвале), с мизерной суммой на пропитание, быть на корабле "надежным его звеном", как это положено уставом. В технике иногда бывают недоработки. Стенды, к примеру, не смогли создать такие, как положено для того, чтобы отработать на них все детали этой техники. Почему? А денег не хватило... Куда ни пойдешь - всюду экономика и ею порожденные проблемы. Как живут наши моряки в Видяево, на базе Северного флота, знаете?
- Вся страна узнала об этом после трагедии с "Курском" и ужаснулась.
- Вот. А они годами терпели, стараясь, чтобы быт, который и бытом-то не назовешь, не сказывался на службе. Еще в советское время я вместе с коллегами неоднократно обращался к членам правительства и письменно, и устно, при личных встречах, чтобы, финансируя проектирование и строительство очередной новой подлодки, финансировали и создание всей сопутствующей инфраструктуры в базах дислокации экипажа - современные жилые дома, магазины, детские сады, профилактории. Но денег на это никогда не находилось. В прежние годы человеку как таковому, его потребностям у нас слишком мало уделяли внимания. Сегодня вроде бы и хотят, да экономика тормозит эти процессы.
- Новые подводные корабли сейчас строятся?
- Строим. К 300-летию Петербурга планируем вывести на Неву новую дизель-электрическую субмарину, которая имеет название "Санкт-Петербург". Сглазить не боюсь. Один из главных моих принципов в жизни: за что взялся - доведи до конца. Любое начатое дело должно быть завершено. Иначе и браться не стоит.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников