09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПАПАРАЦЦИ СРЕДИ "ЛУНАТИКОВ"

Кац Владислав
Статья «ПАПАРАЦЦИ СРЕДИ "ЛУНАТИКОВ"»
из номера 144 за 04 Августа 2004г.
Опубликовано 01:01 04 Августа 2004г.
В апреле 1960 года в Энгельсскую дивизию дальней авиации, где находилось подразделение НИИ ВВС имени Чкалова, прибыла необычная группа курсантов. Очень скоро лица большинства из них стали известны всему миру. Но вряд ли сейчас знали бы мы многое об этом периоде жизни первого отряда космонавтов, если бы не начальник парашютно-десантной службы военной части в Энгельсе майор Максимов.

Очень скоро "секрет" пребывания в Энгельсе первого отряда космонавтов был раскрыт. В летном городке новых курсантов окрестили "лунатиками". Ходили слухи, что таинственную группу готовят к полету на Луну.
Михаил Ильич Максимов знал чуть больше других, а о чем-то догадывался. О публикации сделанных им фотографий и в то время, да и позже, конечно, не могло быть и речи. Максимов снимал стареньким "Зенитом" для ребят и себе на память. Отщелкал несколько пленок.
Конечно, официального разрешения фотографировать отряд космонавтов, да еще во время учебных занятий майор никогда бы не получил. Но в эту часть НИИ ВВС, в которой космонавты проходили парашютную подготовку, особисты заглядывали редко. К тому же репутация у Михаила Ильича была безукоризненная: фронтовик, за плечами 600 парашютных прыжков, многочисленные катапультирования.
Постоянно закрепленного за отрядом космонавтов самолета не было. Использовали то старенький Ли-2, то вертолет Ми-4. А чаще всего летали на "аннушке" - Ан-2.
По словам Максимова, особенно сложных прыжков программа не предусматривала. Тем не менее прыгали и с задержкой раскрытия купола парашюта, и с посадкой на воду. Большинство космонавтов до этого прыгали всего по два-три раза. А кроме того, у них, как у всех летчиков, существовало предубеждение в отношении прыжков с парашютом. Но инструкторам удалось его преодолеть.
- Первые дни ребята ходили подавленные, чувствовалось: прыжки в их душах эйфории не вызывают, - вспоминал Максимов. - И Гагарин стал шутить реже. Поначалу он мне не понравился - раздражали его постоянные шуточки, подначки. Я думал: посмотрим, как ты будешь хохмить в воздухе, когда прыжки начнутся. Последнюю свою шуточку он выдал еще до начала прыжков. Занятия проходили на парашютной вышке. Прыгать с нее - одно расстройство. По правилам прыгаешь солдатиком: сгибаешь ноги в коленях, отталкиваешься - и вниз. Но вся штука в том, что оттолкнуться нет сил.
Юра по этому поводу рассказал юмористическую историю, услышанную от Сафронова - командира своего звена в Саратовском аэроклубе. Тот мальчишкой оказался однажды в Горьком в городском парке, куда пришел легендарный летчик Чкалов, гостивший у родственников. Дружок Сафронова, племянник Чкалова, тянул дядюшку на популярный в те годы аттракцион - парашютную вышку. Чкалову, видно, было неловко отказываться, и он вместе с подростками взобрался на площадку, подошел к перилам. Ребята смотрели на него, разинув рот, ждали, что первый летчик страны покажет класс. Чкалов же вместо этого оборачивается к ним и заявляет: "Ну что, братцы, вы тут попрыгайте, а я пока вниз пойду, пивка попью".
- Вот и я предлагаю последовать примеру Валерия Павловича, - с серьезной миной заявил Гагарин.
Тем не менее на следующий день он первым забрался на вышку. "Юру я щелкнул за мгновение до встречи с землей, - говорит Максимов. - Он действовал по инструкции: соединил ступни, ноги чуть вытянул вперед, и снимок получился на славу...
Потом в письмах космонавты вспоминали прозвище, которое получил у них Михаил Ильич: Макс-ноги. Максимов буквально изводил курсантов придирками по поводу положения ног во время приземления. За годы службы насмотрелся на переломы и вывихи, поэтому и был так строг.
А с Гагариным Максимов в конце концов подружился. В 1965 году, когда Юрий Алексеевич вновь приехал в Саратов, они встретились.
Первого космонавта, как водится, плотным кольцом окружили местные чиновники. Максимова пригласить забыли. Но Гагарин сам вспомнил про своего учителя, и пришлось за ним срочно посылать. Михаил Ильич приехал в Дом офицеров, захватив свою треногу. На память об этой встрече осталась пара снимков. Максимов, который хотел сфотографироваться с Гагариным вдвоем, замучился отгонять желающих присоседиться. Потом Гагарин, получивший снимок, написал Максимову: "От этой фотографии явственно несет руганью".
Как много зависит от случайностей! Будь на месте Максимова другой человек, возможно, не было бы этих фотографий. А сколько еще таких случайностей в истории! До сих пор считается, что не осталось фотосвидетельств пребывания Королева на месте приземления первого космонавта весной 1961 года. Но я почему-то не теряю надежды: а вдруг у кого-то в семейном альбоме хранится и такая фотография? Может, откликнется кто-то из читателей "Труда"?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников