06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОМ РОДНОЙ

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 04 Сентября 2002г.
В медицинской карте девятилетнего Жени и косоглазие годичной давности, и энурез, и эпилепсия... Вплоть до задержки умственного развития. Соответственно я его и представляла, отправляясь в Новую Ладогу, где с некоторых пор он живет в семье Маргариты Владимировны Варниковой.

Оказалось, нормальный он мальчишка - общительный, подвижный. Первым делом показал мне свою комнату. Квартира у Варниковых хоть и трехкомнатная, но малогабаритная: крохотная прихожая, такая же кухонька. Однако Женина комната здесь - самая большая. В ней удобный письменный стол, диван, телевизор. И много игрушек. "Их подарили мне брат и мама", - говорит Женя, прижимая к груди плюшевого мишку.
У своих родителей он был третьим, младшим сыном. К тому времени, когда родился, и мать, и отец сильно пили. Женьке не исполнилось и трех лет, когда отца убили в пьяной драке. А через год, тяжело заболев, умерла мама. Еще через два, выпив лишку, повесилась бабушка. После ее смерти он оказался в приюте...
От директора Новоладожского приюта Валерия Игнатьева я и узнала историю девятилетнего сироты. Почти у всех, кто попадает сюда, детство отмечено знаком беды. Потрясло, например, как с двумя сестричками - пятилетней Машей и трехлетней Анечкой - обошлись их близкие родственники. Когда отца и мать девочек лишили родительских прав, бабушка и тетя, живущие в достатке, в благоустроенной квартире, наотрез отказались оформлять опекунство. Страдавшую авитаминозом, рахитичную Аню даже не пытались лечить... А еще одна сирота при живых родителях - семилетняя Наташа сама убежала из дома. Девочку сняли с поезда дальнего следования. Пряталась на третьей полке, голодная, грязная, но полная решимости "начать новую жизнь вдали от плохого маминого дома", где ее били, заставляя идти на улицу просить милостыню...
Больше тысячи ребятишек в возрасте от 3 до 15 лет побывало в приюте за последние годы. В основном местных, из Волховского района. Тут их отмывают, если требуется, а требуется часто, лечат. А вот дальше...
Дальше должны бы, как это принято у нас, оформлять документы для устройства ребят в "стационары" - детские дома, интернаты. Приют - ведь временное пристанище. Задача его простая: принять, обогреть, утешить бездомных да безнадзорных. В Новой Ладоге с самого начала отнеслись к делу не формально.
- Обратилась ко мне однажды одна из сотрудниц за разрешением взять к себе домой на выходные одного из ребятишек, - рассказывает В. В. Игнатьев. - Первое время мальчик бывал в ее доме раза два в неделю. Постепенно, пообвыкнув, подружившись с ее родными детьми, стал приходить чаще, не только по выходным дням. Менялся при этом на глазах: из угрюмого, боязливого становясь общительным, улыбчивым. И наша сотрудница так прикипела к нему душой, что о переводе мальчика в детдом не могла и слышать. А усыновить паренька не представлялось возможным - у него есть родные. Тогда мы решили оформить ее как руководителя семейной воспитательной группы. Тем более что вскоре она взяла из приюта еще и девочку.
Когда вслед за первой сердобольной сотрудницей с просьбой взять к себе на жительство ребеночка к директору обратилось еще несколько человек, он понял, что и как надо делать. Новеньким воспитателям положили заработную плату. Небольшую, в 1000 рублей (это штатный заработок тех, кто трудится на полставки), но все-таки плату за то, что взяли на себя заботы о чужом ребенке. В трудовой книжке делается соответствующая запись, так что идет и рабочий стаж. Получает воспитатель еще так называемые "детские деньги" - на питание малыша. В месяц выходит в общей сложности около 2000 рублей.
Весть о том, что приютских детей можно взять в семью, быстро разнеслась по району. Не всем, однако, такое право дается. Потенциальный воспитатель, будь то женщина или мужчина, человек семейный или одинокий, должен представить ряд документов, подтверждающих его социальное и материальное положение, ну, и, конечно, сам быть при этом достойным человеком.
Игнатьев регулярно отправляет учиться будущих воспитателей. Маргарита Владимировна Варникова, прежде чем появился в ее доме Женя, посещала, например, педагогические курсы. Хотя могла бы, наверное, этого и не делать: фельдшер по образованию, она не один год отработала в детских учреждениях. У нее свой сын Саша - начитанный и трудолюбивый подросток. Узнав от мамы, что она хочет привести в дом сироту, очень обрадовался: "Будет у меня братик!"
Сейчас Женя учится в общеобразовательной школе, успевает по всем предметам. Записался в несколько кружков. А любимое занятие дома - помочь маме по хозяйству. Особенно любит готовить. "Окончу школу, выучусь на повара, такие вкусные обеды буду готовить маме и брату!" - говорит он мне, мечтательно прикрыв глаза.
Обрели новую семью и малолетние сестры Аня с Машей. Воспитывает их Татьяна Николаевна Субботина, у которой двое собственных сыновей .
Из 60 воспитанников приюта 30 живут в семьях жителей как Новой Ладоги, так и Волхова, поселков Паша и Кисельня. Пример Валерия Игнатьева оказался заразителен. Первые семейные воспитательные группы уже организованы во Всеволожске, Киришах, Луге.
...О том, что Валерий Игнатьев с женой Людмилой Васильевной, вместе с ним работающей в приюте, тоже взял на воспитание сироту (родная дочь в прошлом году окончила школу, поступила в институт), я узнала от водителя приютского автобуса. Показывая на чистенькую, веселую девчушку лет восьми, игравшую во дворе:
- Вы бы видели ее год-два назад - вся в болячках... Игнатьевы вылечили ее. Красавица растет!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников