04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОКА ЕСТЬ ШКОЛА, ДЕРЕВНЯ ЖИВА

Сазонов Геннадий
Опубликовано 01:01 04 Октября 2000г.
"Я гляжу на фотокарточку: две косички, строгий взгляд..." Нина Воронина, однокашница. Теперь от школы, где мы учились, как и от многих других деревенских школ, не осталось и бревнышка. Выпускники разлетелись по всей стране, а серьезная девочка, давно ставшая Ниной Анатольевной Мотуз, навсегда связала свою жизнь с сельской школой. Почти тридцать лет она вводила ребят в мир знаний, стала заслуженным учителем школы РФ и сейчас возглавляет отдел народного образования Торжокского района Тверской области...Вот некоторые записки из ее личного дневника.

Как-то зимой я приехала в деревню Булатниково, где есть начальная школа. Ее история необычная и во многом поучительная в смысле отношения к детям. Это был самый красивый уголок деревни. Деревянный особняк утопал в березовых аллеях. И главное - для ребят не жалели ни продуктов, ни денег. Можно сказать, они жили в школе. Кормили два раза в день, под присмотром учителей дети здесь же готовили задания на дом.
Но в селе чего не бывает. Красавицу-школу постигло несчастье: она сгорела. Самый простой выход в этом случае - возить учеников в соседнее село. Но тогдашний председатель колхоза и слушать о таком не хотел. Под школьное здание тут же начали приспосабливать строящийся в деревне дом. И хотя на все требовались дополнительные деньги, председатель распорядился ни в чем не ущемлять ребятишек. "Как кормили детей, так и будем кормить, и никто мне не указ!" - заявил он. Хотя находились доброжелатели...
В Булатниковской школе всего три класса, 21 ученик, две учительницы. Все по-прежнему по-домашнему чистенько, занавески на окнах. И самое трогательное - детей здесь балуют. К примеру , под Новый год учителя привезли из города два диковинных ананаса, поделили между ребятами. Каково же было их удивление, когда дети стали заворачивать сочные дольки в тетрадные листы, чтобы отнести их родителям. Меня это чуть ли не до слез поразило. И от души порадовало: значит, не проходят даром усилия педагогов, доброта западает в детские души, а это, может, даже важнее, чем "пятерки" в журнале.
***
Когда-то начальные школы были одним из самых крепких звеньев в системе народного образования на торжокской земле. А если чуть углубиться в историю, то в моей родной деревне Тупиково в начале века действовала начальная школа, где занимались 120 учеников! Теперь такое представить трудно. На весь район школ "первой ступени" осталось девять. Мы очень дорожим ими, не закрываем даже те, где есть хотя бы один ученик.
Для деревни утрата начальной школы невосполнима, как начало конца. Пока она есть - есть жизнь. Но закрытие школ - не наша вина. Беда в том, что упала рождаемость. Плюс многие семьи вынуждены были уехать из района, спасаясь от безработицы. Поэтому за последние пять лет учеников у нас стало на 600 меньше.
Кроме того, существует расхожее мнение, будто выпускники сельских школ подготовлены хуже, чем городские. По-моему, это нелепое заблуждение. Да, в наших классах пока нет компьютеров, мы можем только мечтать об Интернете, да хотя бы о видеомагнитофонах! И все же уровень знаний выпускников района позволяет им поступать в престижные вузы Твери, Москвы, Санкт-Петербурга. Хуже, когда иные одаренные дети не могут продолжать учебу по причине нищенской жизни семьи. Это очень обидно. В отделе народного образования мы старается помочь таким ребятам. Например, организуем конкурсы "Умники", куда приглашаем руководителей учебных заведений, и они выбирают "стипендиатов".
***
Что бы в стране ни происходило, опорой сельской школы остается учитель. Если он личность, то это сгладит нехватку наглядных пособий, дефицит новейших учебников, которые все еще медленно доходят до сельских школ. Я с нежностью вспоминаю учителей родной Макарьинской средней школы - литератора Марию Васильевну Садову, географа Петра Михайловича Морошкина. Каждый урок запоминался, их слова, поступки и сегодня в душе, хотя этих людей давно нет в живых.
В поселке Мирном когда-то основал школу Александр Абрамович Воскресенский - учитель Дмитрия Ивановича Менделеева. Эта, как теперь говорят, аура здесь ощущается и поныне. Люблю бывать на уроках историка этой школы Натальи Позднышевой. Ее кабинет краеведения знают и любят все дети. Историю Отечества они постигают не только за партой, в походах по памятным местам, но и в том, что ухаживают за могилой Воскресенского. И не случайно, "ее" дети пишут такие рефераты, которым позавидовал бы студент университета.
Когда я попадаю в Рудниковскую среднюю школу, то не перестаю удивляться изобретательности ее директора - Василия Петровича Коробцова. Парты в классах расставлены по кругу - это располагает детей и учителя к более доверительному общению. А в селе Красном школа - не просто школа, а постоянно действующий центр культурной, духовной и спортивной жизни. Здесь проводят праздники, отмечают колхозные события... Примеры подобного отношения к делу я могу назвать и еще. Но есть и повод для беспокойства.
***
Трудное материальное положение учителя все же никуда не отбросишь. Скудное жалованье вынуждает его заниматься огородом, держать домашний скот, причем в гораздо больших объемах, чем нужно на себя и семью. Я не удивляюсь, когда встречаю учителя, торгующего на рынке первыми пучками редиса или сметаной. Без приработка ему прокормиться трудно. Можно только мечтать, чтобы в свободное время историк Иван Иваныч или географ Мария Петровна прилегли на диван с новенькой, пахнущей еще типографской краской книгой "не по программе", и назавтра на уроке удивили бы ребят чудными открытиями.
Раньше такого не было, чтобы сельский учитель думал о молоке, картошке, дровах больше, чем об уроке. О хозяйственной стороне его жизни заботился сельсовет. И не было в том ни грамма иждивенчества. Я, например, вижу тут лишь проявление уважения к профессии, к единственному порой интеллигенту в деревне. А сегодня... До чего ведь дело дошло: в сельских школах - нехватка кадров, а мы не можем принять на работу выпускников педвузов - нет для них в деревнях жилья. Впрочем, и желающих ехать туда молодых людей теперь днем с огнем не сыскать...
***
Какими бы талантливыми ни были учителя, какими бы способными ни были их ученики, жизнь сельской школы не отгорожена от реальности. Самая острая боль - деревня спивается. Спаивают себя самогоном, дешевой самопальной водкой и мужики, и женщины. На сельских дискотеках продают самогон детям. Старуха-соседка знает, что нельзя этого делать хотя бы по христианским заповедям - ведь она ходит в церковь. Но что еще более удивляет... Помню, на одном сельском сходе женщины жаловались на продажу детям спиртного. Тут же был участковый милиционер. Он предложил оформить протокол и наказать торговок. Но никто из "ораторш" не решился пойти в свидетели.
Я росла после войны. Людям тогда было не легче. Но поди-ка попробуй купить в сельском магазине вино или папиросы - позору не оберешься. И ребята тебя не поймут, и родители "всыплют", да и ни один продавец не отпустит "запрещенный" товар. А теперь все можно ради грошовой выгоды?
***
Недавно мы принимали американских коллег. Хотите верьте, хотите нет, но, изучив нашу систему образования, они признали ее чуть ли не совершенной. Не скрою, это было приятно. И все-таки нам на месте, увы, виднее - и все ее недостатки, и все достоинства. Главное, что меня вдохновляет и утешает в непростые моменты жизни: традиции российского учительства еще живы. Большинство педагогов продолжает работать с полной самоотдачей, любит свою профессию и не представляет себя вне школы. Таких учителей, правы американцы, нет нигде в мире. Вот ведь как получается: мы завидуем их сытой благополучной жизни, а они - интеллектуальному потенциалу России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников