10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КЛЮЧИ ОТ ГРАНИЦЫ

Хлыстун Виктор
Опубликовано 01:01 04 Октября 2002г.
В тот день, когда банда боевиков Гелаева напала на ингушское село Галашки, я по воле случая находился в Итум-Калинском пограничном отряде Северо-Кавказского регионального управления ФПС. Вижу: идут солдаты с автоматами за плечами: одна колонна, другая, третья... Что случилось?

- Ничего особенного.
Начальник Итум-Калинского погранотряда полковник Иван Агеенко подчеркнуто спокоен.
- Вы, видимо, не исключаете, что бандиты попытаются прорваться на вашем участке?
- Если пойдут, встретим. После прорыва банды Гелаева на Галашки кое-какие дополнительные меры приняты, но ничего необычного в них нет.
От местечка Тусхорой, где мы сейчас находимся, до нашей ближайшей пограничной заставы - 20 километров. Чтобы пройти такое расстояние пешком по горным тропам, нужно больше суток. Конечно, есть вертолеты, самолеты, есть, наконец, войска Министерства обороны. Они стоят за нами и готовы поддержать огнем, техникой, людьми. Заставу, если на нее напали бандиты, никто в беде не оставит. Но будь к ней хорошая дорога, помощь из отряда приходила бы вовремя.
Вроде и доказывать не надо: служба пограничников здесь, на границе с Грузией, откуда прут и прут бандиты, опасна. Поэтому вопрос возникает сам собой: есть ли у пограничников техника и средства, которые помогали бы вовремя обнаруживать противника, следить за его передвижениями, а потом давать ему "достойный отпор", о котором говорит полковник Иван Агеенко, прямо на границе? Ответ вполне откровенен: в инженерном и техническом отношениях российско-грузинская граница находится пока в довольно плачевном состоянии. Сигнальные системы отсутствуют, о радиолокационных средствах пограничники тоже лишь мечтают. Радиостанции работают плохо, и весят они по 6 килограммов каждая. Нетрудно представить, каково приходится бойцу, который выдвигается на пограничный пост по горной тропе, если у него за спиной висит такая вот громоздкая радиостанция, автомат или пулемет, спальный мешок, боекомплект, рюкзак с запасом продуктов на пять дней и прочая амуниция. Сколько ребят из дозоров и нарядов (кстати, не только из погранвойск) гибнет в Чечне из-за того, что они не могут вовремя связаться с основными силами и попросить помощи? Сколько секретной оперативной информации попадает к бандитам, поскольку их техника способна перехватывать большинство радиоволн, на которых ведут переговоры российские бойцы...
Даже приметив противника, допустим, в темное время суток (а бандитские группы в основном и передвигаются под покровом ночи), прицельный огонь по ним могут вести не все бойцы, поскольку приборов ночного видения не хватает. В отряде практически нет удобных, легких и мощных биноклей. Приборы наблюдения, которыми пользуются пограничники, весят по 50 килограммов и пригодны только для наблюдательных стационарных постов...
Общую картину дополняет бедственное положение постов в горах. Рассказывает полковник Иван Агеенко:
- Сегодня тепло, но снег, как вы видите, с гор не сходит. На высоте 2300-3000 метров он, видимо, так и останется до зимы. А там у нас несут службу наблюдательные посты. Сообщение - вертолетом. Кое-что забрасываем. Иногда смены переправляем. Но наш вертолет часто находится в состоянии ремонта. Поэтому солдатам все приходится таскать на себе, даже дрова.
Спрашивать полковника Агеенко о том, почему отряд бедствует, мне не захотелось. Ответ-то очевиден: не хватает денег. Остается обратить внимание государственных чиновников, депутатов на критическую ситуацию.
Итак, Итум-Калинский погранотряд находится, можно сказать, "в пекле". В тылу отряда - горный край Чечни, который не очищен от бандитов. Шатили, Шатой, Шарой, Итум-Кале, Аргунское ущелье - эти названия часто мелькают в сообщениях о дерзких вылазках бандитской нечисти. С правого и левого флангов стоят соседи, и проходит две административные границы - с Ингушетией и Дагестаном. Они тоже требуют внимания пограничников. А впереди - 81 километр и 700 метров границы с Грузией. Конечно, если бы все "штыки", которыми располагает Итум-Калинский погранотряд, были заняты только охраной этого опасного рубежа и не отвлекались на всякие "тыловые проблемы", то шансов проникнуть из Грузии на нашу территорию у бандитов было гораздо меньше. Тем более что пограничники этого отряда, несмотря на тяжелейшие условия несения службы, дают достойный отпор бандитам. Это ведь Итум-Калинский отряд в начале августа нынешнего года уничтожил большой отряд боевиков. Правда, бой происходил на российской земле, а не на подступах к ней...
- Есть ли сейчас на территории Грузии еще банды, которые могут пойти в направлении порядков вашего отряда? -
спросил я полковника Агеенко.
- По нашим данным, одна банда стоит в шести-семи километрах от границы и насчитывает до 100 боевиков. Другая расположилась лагерем чуть глубже, километрах в пятнадцати от нашей заставы. В ней около 120 бандитов...
P.S. На прошлой неделе в Итум-Калинском пограничном отряде побывала группа депутатов Госдумы из фракции "Единство". Мнение о состоянии российско-грузинской границы высказал заместитель председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам Владислав РЕЗНИК:
- Мы уверены, что найти деньги на обустройство российско-грузинской границы можно, если сократить неэффективные и неоправданные траты внутри военного ведомства. Второй путь сбора средств, который мы предлагаем, состоит во введении пограничного налога. Суть заключается в том, что каждый человек, пересекающий границу, должен заплатить определенную сумму, допустим, от 5 до 10 долларов. Такой налог взимается во многих государствах. Думаю, приживется он и у нас.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников