09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖИЛ ТАКОЙ ПАРЕНЬ

Ухов Евгений
Опубликовано 01:01 04 Октября 2005г.
В послевоенные годы Николай Козлов работал в колхозе на здоровом жеребце по кличке Сынок. Тот по грузоподъемности мог заменить полуторку. Да и сам возчик был хоть куда: носил сапоги в гармошку и модную тогда летную фуражку с "капустой", купленную в городском военторге.

Но судьба распорядилась так, что первый парень на деревне стал и ее последним жителем. Заглянув в опустевшее Вордушино, я обнаружил единственную жилую избу Козловых. Натужно кашляющий старик в засаленном пиджаке поднялся с незастеленной кровати. "Николай? - спрашиваю. - Сколько же тебе лет?" - "Седьмой десяток разменял..."
После развала колхоза на Вордушино словно порчу навели: семьи одна за другой стали покидать деревню. Брошенные участки зарастали бурьяном. По дворам шныряли собиратели цветмета - срезали даже провода. Николая "металлисты" начисто обобрали: унесли алюминиевые тазы, молочную флягу, медный помятый самовар, даже пару вилок и ложки... Пришлось ему хлебать тюрю "по-собачьи". Но сдвигаться с места не захотел.
Пенсию ему оформили не трудовую, а социальную, хотя он, как и все тогда, с подросткового возраста работал в колхозе: и конюхом, и пастухом, и истопником. Однако на сбор нужных справок не хватило ни терпения, ни сил - ноги плохо ходили. Да только и "минималка" ему не часто доставалась. Пойдет в Алексеиху за пенсией, а там уже поджидают местные алкаши. Добровольно не даст на магарыч - отнимут. Даже если удастся купить продуктов, вечером все равно пьяная ватага завалится в Вордушино, изымет припасы.
Невмоготу стало, когда прохудилась крыша и сгнил потолок. В дождь он передвигал железную кровать в поисках сухого места, но скоро таких не осталось. А тут еще за неуплату отрезали электричество, и наступил в его жизни полный мрак.
Было у него двое друзей: пес Цыган, щенком оставленный кочующим табором, да тезка Николай из соседней деревни Баимово - такой же бирюк. Они часто вместе коротали зимние вечера, обсуждая за куревом свое бедолажное житье-бытье. А лохматый черный пес был единственным, кто внимал стариковским рассказам.
Нынешней осенью я завернул по пути в Вордушино. Николая в избе не оказалось. Встретил какой-то верзила, бомж. Рассказал, что за хозяином пришла машина с целой делегацией: глава сельской администрации, врач и милиционер. "Собирайся, Козлов, на новое место жительства". В общем, увезли в дом для престарелых.
А что же стало с его другом - тоже Николаем? Оказывается, тот зимой поехал на велосипеде в Санчурск в резиновых сапогах. В общем, сильно обморозил ноги. Через пару дней пальцы почернели, стали бесчувственными и отвалились. Хорошо, гангрены не случилось. Только ноги уменьшились на несколько размеров - болтаются в обувке. Он натолкал в носы соломы - стало в аккурат. Но ходить ему теперь в Вордушино незачем - друга нет.
А вот Цыгана я повидал - тощий пес трусил краем поля, пока не исчез из виду.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников