05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОМУ СЛУЖИТ БИЗНЕС-ФЕМИДА?

Проценко Александр
Опубликовано 01:01 04 Октября 2005г.
Десять лет назад в России появились первые федеральные округа. Нет, не "президентские", образованные для укрепления вертикали власти. В 1995 году Высший арбитражный суд РФ, захлебывавшийся от нарастающего потока исков "хозяйствующих субъектов" к государству и друг к другу, впервые разделил страну на 10 округов. В каждом был учрежден окружной арбитражный суд - кассационная инстанция по экономическим и хозяйственным делам. С тех пор до Москвы доходит меньше 1 процента дел, уже рассмотренных окружными судами.

С руководителем одной такой "бизнес-Фемиды", председателем Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа А. КОМАРОВЫМ корреспондент "Труда" встретился в Санкт-Петербурге.
- Александр Николаевич, а влияет ли ваша работа - рассмотрение хозяйственных споров - на жизнь обычных людей, не связанных с бизнесом?
- Не так давно наш суд занимался новым жилым домом в Петербурге - рассмотрели по нему более 20 споров. Там была и путаница, и недобросовестность: еще в процессе строительства фирмы перепродавали дом друг другу, и каждая попутно торговала квартирами. В итоге проданных квартир оказалось гораздо больше, чем реально построенных...
- Разве мошенничеством занимаются не суды общей юрисдикции?
- Здесь нужно было разобраться, кому в действительности принадлежало здание в момент продажи той или иной квартиры. После наших решений картина прояснилась.
Представьте другую типичную ситуацию: вполне благополучная фирма, в которой вы работаете, вдруг объявляется банкротом, всех сотрудников увольняют. Или налоговые органы предъявляют огромный счет, у предприятия не остается денег на зарплату. Еще пример: в 1999 году в Санкт-Петербурге разразился бензиновый кризис - цены почти мгновенно выросли вдвое. Антимонопольный комитет обвинил торговцев в сговоре, ввел против них санкции - они оспорили. Как вы думаете, этот спор затрагивал интересы обычных людей?
- И чем дело закончилось?
- Суд первой инстанции поддержал антимонопольщиков, апелляционная инстанция решение отменила. Наше решение - сговор был.
- Тяжба вокруг бензина имела общественный резонанс. Это сыграло свою роль?
- Мы старались придерживаться принципа равенства сторон. Хотя судьи тоже люди и в своем большинстве - автолюбители. Но мы должны быть беспристрастны. У нас рассматриваются разные дела: бизнесмен судится с бизнесменом, государство спорит с хозяйствующим субъектом. Если выстраивать всех по рангам - будет не суд, а судилище.
- И что же, нет системы приоритетов?
- Любой суд - это спор двух сторон. Но если одна из них - государство, это вовсе не означает, что его интересы приоритетны. Критерий справедливости - закон, а его, заметьте, принимает отнюдь не государство - общество в виде представительных органов власти. В России это Государственная Дума. И мы стоим на страже этого закона.
Кстати, вот цифры. В 1997 году в нашем округе было 37 процентов административных дел - то есть споров частных фирм с государством. В прошлом году таких дел уже было 63 процента. Если бы бизнес не выигрывал в суде у государства, он бы к нам не обращался.
- И что, на вас не пытаются давить, не просят "повнимательнее посмотреть" то или иное дело?
- Всякое бывает. Ну, придет к нам такое письмо - мол, это "очень важно для области". И что? Повлиять на судью практически невозможно. Материально суды независимы, обеспечиваются очень неплохо. Административно мы не подчиняемся местной власти. Окружные суды изначально создавались без привязки к регионам. Во-первых, 10 лет назад "президентских" федеральных округов просто не существовало. А потом, когда их создали в количестве семи арбитражные округа, которых было десять, остались такими же, "не совпадающими".
- А судьи кто? Как попадают в арбитражные судьи? Откуда пришли вы?
- Еще до окончания университета был избран народным судьей Невского района. Работал юрисконсультом советско-болгарского предприятия, сотрудником КУГИ мэрии Санкт-Петербурга, затем был юридический комитет мэрии. В 1995 году, когда образовался окружной арбитражный суд, Анатолий Собчак рекомендовал туда меня. Самого суда еще не было, мне дали удостоверение и печать. А уже через семь недель мы начали рассматривать дела.
Принцип подбора кадров такой: даже в суды первой инстанции принимают опытных юристов, с юридическим стажем не менее 5 лет. А к нам - имеющих еще и опыт судебной работы. Здесь как нигде нужна компетентность. Учтите: каждое дело рассматривается тремя судьями, специализирующимися в данной области: налоговое право, таможенное дело, банкротства. И даже среди них, специалистов высокой квалификации, случаются разногласия, когда один из судей пишет "особое мнение".
- Наверное, не зря вслед за поэтом говорят, что "нет правды на земле, но нет ее и выше..." Стороны принимают ваше решение как законное и справедливое?
- У людей могут быть разные понятия о справедливости. Но наше решение они должны воспринимать как законное, не имеющее подводных камней. Для этого стараемся избежать какой-либо келейности. С 1997 года мы в округе начали публиковать свои судебные акты - общество должно знать, что мы делаем. Сначала размещали материалы в известных информационно-правовых системах, а с 2003 года еще и публикуем на своем сайте. Польза огромная. Во-первых, возрастает ответственность судей - ведь результаты их работы становятся известны не только участникам процесса, но и юридической общественности, друзьям, знакомым. Во-вторых, любой предприниматель, прежде чем обратиться в суд с иском, может поднять наши архивы, ознакомиться с делами и прикинуть по прецедентам, стоит ли затевать тяжбу.
- Как много дел проходит через ваш суд?
- За прошлый год было 12 тысяч дел - это 6 процентов всех споров, рассмотренных в первичных арбитражных судах округа. Увы, много дел "пустых". К примеру, налоговые органы по любому иску обязательно проходят все три инстанции: первую, апелляционную и нашу, кассационную, хотя уже после первого суда ясно, выигрышное дело или проигрышное. Государство несет на этом большие потери. Рассмотрение одного дела в арбитражном суде обходится в среднем в 3 тысячи рублей. Но налоговики готовы трижды судиться из-за ста рублей. Причем не из принципа, а просто по инструкции.
Есть и другие потери, обусловленные несовершенством законодательства. Сейчас государственные органы не имеют права бесспорного взыскания даже мелких сумм. За копейкой приходится обращаться в арбитраж. За прошлый год число одних только исков Пенсионного фонда к неплательщикам выросло в 3,6 раза: было 109 тысяч, стало 396 200.
Помню, в 1997 году мы в Вологде с помпой открывали новое здание арбитражного суда - современное, просторное. А сегодня уже приступили к возведению пристройки.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников