11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НОУ-ХАУ ОТ РОССИЙСКОГО ПРОФСОЮЗА

Полежаева Валерия
Опубликовано 01:01 04 Ноября 2000г.
Насколько сильна роль профсоюзов страны в сегодняшней социально-экономической политике? Как защищают они интересы работников металлургической промышленности? Об этом корреспондент "Труда" беседует с председателем горно-металлургического профсоюза России Михаилом Тарасенко.

- Возьмем с места в карьер. Какие слабые места видит ваш профсоюз в нынешней социальной политике государства?
- Социальные вопросы должны стать приоритетными в длинном перечне важных государственных деяний. Сегодня исполнительная власть реализует подход, в основе которого адресная помощь тем людям, которые остро нуждаются в поддержке государства. Это инвалиды, малоимущие... Однако в такой политике есть изрядная доля лукавства, ибо всем известно, что сегодня в России далеко не каждый работоспособный человек может обеспечить себя и свою семью всем необходимым.
Представитель правительства в Госдуме, заместитель министра финансов господин Шаталов, выступая при принятии единого социального налога в парламенте, рассказал, какое "непосильное налоговое бремя" давит на отечественных товаропроизводителей. Он проиллюстрировал это тем, что сегодня на один рубль фонда заработной платы работодатель вынужден платить 39,5 копейки страховых взносов во внебюджетные социальные фонды. Поэтому, дескать, и приходится искать обходные пути, чтобы избавиться от выплат. Вот, мол, наши бизнесмены находятся далеко не в равных условиях по сравнению с западными производителями, которые отдают 16-17 процентов таких платежей. Я же считаю, что господин Шаталов неискренен в этой статистике.
К примеру, в Австрии на работодателе лежит социальная нагрузка в 77 процентов. Дело в том, что 50 процентов он отдает сам во внебюджетные фонды, а 27 процентов отдает работник из своей зарплаты. Примерно такая же политика проводится в Чехии, во Франции, в Скандинавских странах. Поэтому лукавит господин Шаталов, защищая интересы социально неответственных предпринимателей, которые различными способами скрывают свои доходы от внебюджетных фондов. Я согласен, что в Америке политика государства основывается на том, что человек сам обеспечивает себя и самостоятельно решает, сколько денег ему оставить на старость, как и где ему лечитьcя. В нашем же государстве это пока невозможно, так как человек не располагает должной зарплатой. Минимальный почасовой заработок в Америке составляет порядка 6,15 доллара, а в России месячная минимальная заработная плата - менее пяти долларов. Как можно сравнивать денежные возможности американца и россиянина? Именно поэтому наше правительство должно исходить не столько из зарубежного опыта, сколько из нашей реальной действительности.
- Так что же делать, по-вашему, повышать зарплату?
- Да, надо повышать цену труда. Другого пути нет. Однако не все так просто. К примеру, в Липецкой области местные власти выступают категорически против повышения зарплаты на Новолипецком металлургическом комбинате.
- Чем мотивируют?
- Говорят: а что же в таком случае будет с пенсионерами, бюджетниками, малоимущими, которые живут в области? Власти утверждают, что повышение заработка металлургов создаст инфляционные предпосылки в регионе. При этом почему-то "забывают", что Новолипецкий меткомбинат на один рубль товарной продукции платит в местную казну 20 копеек, хотя по отрасли эта цифра составляет всего 11 копеек. Деньги остаются в местном бюджете...
Сейчас многие говорят, что минимальная заработная плата - 132 рубля - это технический норматив. Но это не так. На Красносулинском металлургическом заводе, к примеру, всем работникам: и сталеварам, и вальцовщикам платили зарплату 83 рубля 49 копеек (прежний минимум) в месяц. А все остальное - от полутора до двух тысяч рублей - выплачивали через банковские депозиты. Люди не возражали, они радовались тому, что есть. А если кто-то уходил на больничный, то получал его из расчета того самого минимума - 83 рубля 49 копеек... Узнали мы об этом благодаря частному определению суда, согласно которому потерявший на 60 процентов трудоспособность работник этого предприятия получил право на ежемесячное возмещение вреда в размере 50 рублей...
К сожалению, это далеко не единичный случай.
- А существуют сегодня социально ответственные работодатели?
- Да, и, к счастью, их больше, чем тех, кто пытается уйти от налогов. Для таких работодателей люди не средство производства, а его цель. В горно-металлургическом комплексе такая политика свойственна Новолипецкому меткомбинату, "Северстали", "Русскому алюминию", Магнитогорскому меткомбинату. И все же немало еще примеров, когда некие фирмы приходят к руководству предприятия и стремятся за короткое время получить максимальную прибыль, довести его до банкротства и продать за копейки другому владельцу. В таких случаях уделяют слишком много внимания капитализации предприятия. Но есть и другой пример: на Новолипецком меткомбинате за счет прибыли, заработанной коллективом, в реконструкцию и дальнейшее развитие производства уже вкладываются и в ближайшее время планируется вложить огромные средства - более миллиарда долларов. И я уверен, что это произойдет. Таким образом, социально ориентированный работодатель, заинтересованный в добросовестной честной конкуренции, радеет, чтобы все находились в равных социально ответственных условиях. Ведь если одно предприятие платит налоги, то почему другое не желает делиться своей прибылью?
- Что же должно объединить владельцев горно-металлургических предприятий и рабочих?
- Подобной хартией между трудящимися и работодателями должно стать отраслевое тарифное соглашение, согласно которому выработается единое отношение к социальной политике, в том числе и к политике в области оплаты труда. В конечном счете в этом должны быть заинтересованы и работодатели: ведь речь идет о добросовестной конкуренции. Напомню, что американские профсоюзы, инициируя антидемпинговые процедуры против России, обращали внимание на недостойно низкий уровень оплаты труда, благодаря чему и обеспечивается, как они утверждают, конкурентоспособность российского металла.
Правда, когда подобные заявления касаются металлургических предприятий в Череповце, Магнитогорске и Липецке, то мы можем их оспорить. А к примеру, на Красносулинском, Кулебакском заводах, Садонском свинцово-цинковом комбинате, Петровск-Забайкальском заводе имеет место настоящая эксплуатация рабочих. Они получают копейки за изготовление качественной продукции. Но когда российский металл попадает на западные рынки, никто, конечно, не спрашивает, с какого он завода. Поэтому работодатели должны быть заинтересованы в том, чтобы определенная социальная планка соблюдалась всеми.
В нынешних условиях кто-то должен стать локомотивом, готовым изменить ситуацию в стране. И почему бы российской металлургии не стать этим локомотивом?
- Внешний рынок, безусловно, важен для российской металлургии. Но не кажется ли вам, что внутренний рынок незаслуженно забыт?
- На самом деле на западном рынке нас никто не ждет. Об этом свидетельствуют и все чаще возникающие антидемпинговые процессы. Идет защита национального производителя. Но есть и внутренний российский рынок, который огромен по своему потенциалу и способен проглотить все, что произведет отечественная металлургия, да еще и импортировать придется. Однако он не развит, да и не может быть развит. И проблемы не только в инвестициях, а в том, что внутренний рынок отражает покупательную способность населения. Ведь никому не по карману автомобили, холодильники, телевизоры, стиральные машины, если народ живет от получки до получки. Но это ведь и проблема бизнеса, который заинтересован в том, чтобы покупательная способность населения была достаточно высокой. Чтобы высоко оплачивался труд, в этом должен быть заинтересован и сам рабочий, и работодатель. На такой бизнес мы и ориентируемся, начиная наши тарифные переговоры.
- Прожиточный минимум, который пытаются приравнять к "среднему россиянину", на ваш взгляд, подходит "среднему металлургу"?
- Профсоюзы согласились на понятие "прожиточный минимум" только лишь потому, что он позволяет сравнивать цену потребительской корзины в различных регионах России. Но то, что он по наполняемости этой корзины является не уровнем социальной достаточности, а уровнем биологического выживания - это бесспорно. Поэтому мы и решили рассчитать потребительскую корзину металлурга, учитывая напряженность труда, факторы вредности производства. Причем сделали ставку на рекомендации не правительства, а ученых. Кстати, ни одна потребительская корзина не учитывает того, что у человека есть семья, иждивенцы, дети, которых надо кормить. Значит, в структуру заработной платы должны быть включены расходы на иждивенцев. Только при нормальной зарплате человек на рабочем месте будет думать исключительно о своей работе, а не о том, где бы еще заработать или словчить, чтобы прокормить семью.
На сегодняшний день средняя зарплата в отрасли - 4500 рублей, или 161 доллар, что в 3,4 раза выше прожиточного минимума. Однако мы добиваемся повышения и этой суммы. Позиция профсоюза - зарплата металлурга должна быть не ниже 500 долларов. Оговорюсь, что это касается рабочих.
- А каким по продолжительности должен быть рабочий день работника горно-металлургической промышленности?
- У нас законодательно определена 40-часовая рабочая неделя. Для ряда производств и профессий горно-металлургического комплекса продолжительность рабочей недели - 36 часов. Полагаю, что в условиях сокращения занятости страна вынуждена будет переходить на более короткую рабочую неделю с сохранением заработной платы.
Многие страны сегодня в металлургии, например Германия, имеют рабочую неделю в 37 часов. И дело не только в высокой производительности труда. Главное - занятость и снижение количества безработных. Поэтому в сегодняшних условиях восьмичасовой рабочий день оптимален. А когда на отдельных вредных и опасных производствах длительность рабочей смены устанавливается в 12 часов, то это ошибочное решение.
Однако некоторые рабочие ратуют за двенадцатичасовой рабочий день, так как это дает им возможность в свободные сутки, отведенные на отдых, подрабатывать на стороне. А такого быть не должно. Кроме того, металлургия - достаточно вредное производство, и двенадцать часов работы сказываются на здоровье. Я думаю, что если бы человек получал достойную заработную плату, он не думал бы о ином способе добычи финансовых средств и не ратовал бы за двенадцатичасовой рабочий день.
- Возможно ли социальное партнерство между профсоюзом и владельцами предприятий?
- А социальное партнерство и возможно только лишь между этими сторонами. Опыт последних десятилетий показывает, что труд и капитал могут уживаться и что это - две стороны одной медали, которые способны находить компромисс через систему договоров и взаимных уступок, строгое соблюдение договоренностей. Социальное партнерство подразумевает предупреждение конфликтов путем переговоров. В противном случае назревает угроза антагонизма, классовой борьбы, когда трудовые споры разрешаются исключительно через конфликты. Но от них страдают и владельцы, и рабочие. Прибыль бизнесу и зарплату рабочим может обеспечить только работающее производство.
Конечно, проблемы российской металлургии огромны. Это и изношенное оборудование, и излишняя численность рабочих. И когда профсоюзы будут обсуждать эти проблемы с социально ответственными работодателями, то главный вопрос этих переговоров - какую долю прибыли направлять на оплату труда, а какую - на модернизацию производства. Ведь можно платить высокую заработную плату, не вкладывая достаточных средств в обновление фондов, но тогда производство будет стареть. Можно удариться в другую крайность и развивать производственные мощности, при этом выплачивая рабочим копейки. Все должно быть сбалансировано. Тем более надо отметить, что нынче в металлургии мало кто вкладывает средства в развитие предприятий. Те, кто готов быстро получить прибыль и практически выжать все соки из производства, ни копейки не вкладывают в увеличение производственных мощностей. В России целенаправленную политику перевооружения ведут "Русский алюминий", Магнитогорский меткомбинат.
Беспрецедентной же является та программа техперевооружения, которую реализует Новолипецкий металлургический комбинат. Из выделенной на нее суммы более миллиарда долларов 200 миллионов долларов направлены на решение экологических проблем, улучшение здоровья населения. Техперевооружение нацелено на то, чтобы заниматься более глубокой обработкой металла и продавать новую современную продукцию. Это ведет к созданию новых рабочих мест, конкурентоспособности предприятия. Я присутствовал на заседании совета директоров НЛМК, когда принималась эта программа. Уверен, что она реальна, это не блеф. И если сегодня кому-то это не нравится, то тем работодателям, которые живут сегодняшним днем и могут остаться без будущего...
- Конечно, нашим профсоюзам есть чему поучиться у своих западных коллег. А что вы можете в обмен предложить им? И что нового у ГМПР по сравнению с другими российскими профсоюзами?
- Одним из важнейших завоеваний российских профсоюзов является корпоративная защита членов наших организаций. Не может работодатель без согласия профсоюзного выборного органа уволить члена профсоюза. Таких примеров в других странах практически нет. И это наше завоевание.
А что касается других российских профсоюзов, то металлурги готовы предложить ноу-хау - минимальный стандарт оплаты труда в отрасли. Между прочим, его предложил Владимир Лисин, глава НЛМК. Согласно формуле первый уровень - уровень государственного стандарта. Второй - то, что предлагают профсоюзы и работодатели в масштабах отрасли, а третий - уровень минимального стандарта оплаты труда предприятия, причем наивысшим должен являться стандарт предприятия. Надеюсь, что такой подход будет принят. Главное, добиться взаимопонимания.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников