05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

А НАШ "ДЯДЯ ВАНЯ" - ЛУЧШЕ ВСЕХ

Лебедина Любовь
Статья «А НАШ "ДЯДЯ ВАНЯ" - ЛУЧШЕ ВСЕХ»
из номера 206 за 04 Ноября 2003г.
Опубликовано 01:01 04 Ноября 2003г.
В ХХII фестивале Союза театров Европы, проходившем в Санкт-Петербурге в течение октября, участвовали самые "раскрученные" зарубежные коллективы, входящие в этот Союз. Из российских театров такой чести удостоены Малый драматический театр под руководством Льва Додина и Школа драматического искусства Анатолия Васильева, снискавшие на Западе высокую репутацию.

Все эти театры стационарные и состоят на государственной дотации, но при этом имеют полное право выступать в любом городе мира и, пользуясь своим членством в Союзе, брать за спектакль от 13 тысяч евро. Сумма солидная, поэтому можно представить, как Петербургу пришлось раскошелиться, чтобы принять у себя 12 таких театров, поскольку билеты продавались по 350 рублей (больше питерцы не могли платить), но выручка от их продажи не могла покрыть даже трети расходов на фестиваль. Конечно, здорово, что он состоялся в городе на Неве и Россия в очередной раз подтвердила свой статус великой театральной державы, которая за ценой не постоит... Но давайте разберемся: все ли спектакли, показанные на нем, так уж потрясли зрителей? И чему смогли научиться наши режиссеры и актеры у своих зарубежных коллег?
Никто не спорит, увидеть легендарный спектакль Джорджо Стрелера "Арлекин, слуга двух господ", идущий в театре Пикколо с 1954 года, и сейчас дорогого стоит, ибо до сих пор остается загадкой, как итальянцам удается играть так, будто время над их постановкой не властно. Ну и открыть для себя известного в Европе польского режиссера Кристиана Люпу, приехавшего на фестиваль со спектаклем "Калькверк" по роману Томаса Бернхарда, - тоже большая удача. Да еще убедиться, что в работе с актерами он использует систему Станиславского, а его любимые писатели - Гоголь, Чехов, Достоевский. Я уже не говорю о том, что новые постановки Льва Додина "Дядя Ваня" и Эймунтаса Някрошюса "Времена года Донелайтиса" поразили зрителей актерскими ансамблями, умением режиссеров в рамках психологического театра создавать вполне современную образную модель мировосприятия...
Что же касается остальных спектаклей, то тут я была солидарна с теми зрителями, которые иронизировали по поводу некоторых зарубежных мастеров, подменяющих правду жизни элементарным натурализмом (можно сказать, физиологическим) и пренебрегающих законами жанра. Скажем, от мольеровского "Тартюфа" в постановке президента Союза театров Европы Габора Жамбеки все ожидали открытий, поскольку в России еще никому из режиссеров не удалось переплюнуть спектакль Анатолия Эфроса. Но ожидания оказались напрасны. Будапештский спектакль нес на себе отпечаток замшелости и уныния, будто бы это и не комедия вовсе, а скучная семейная драма, в которой проходимец Тартюф под видом святоши испытывает всех домочадцев и мучает их, а они не могут постоять за себя. При этом надо отдать должное исполнителю роли Тартюфа Ерне Фекете, пытавшемуся оживить спектакль, придать ему некий динамизм и даже интригу, особенно когда он с разными выкрутасами совращал на длинном столе молодую жену хозяина дома Оргона.
Может быть, лет десять назад такая откровенная сексуальная сцена и удивила бы наших зрителей, но сейчас они уже достаточно насмотрелись подобного в своих театрах. Зато брутальный спектакль "Антоний. Тит. Падение Рима" бухарестского театра "Буландра" не просто удивил их, а шокировал своей агрессивностью и отсутствием чувства меры. Мне показалось, что режиссера Александра Дарие не слишком интересовало, почему полководец Тит Андроник попал в немилость к императору и тот пытается уничтожить его детей. Все его усилия были направлены на создание атмосферы жестокости и насилия, нравственного упадка деградирующего Рима. Поэтому он не скупился на эпатирующие мизансцены в вакхических оргиях, пугал публику отрубленными головами и руками, вызывая у нее едва ли не рвотный рефлекс. Само собой, наш зритель, не приученный к столь кровавым зрелищам, стал потихоньку покидать зрительный зал. Сегодня в России новая драма тоже не такая уж благостная, есть в ней и чрезмерное акцентирование, даже смакование агрессии, насилия, вандализма, и все-таки большинство режиссеров пытается ставить ее так, чтобы не оскорблять эстетических вкусов зрителей.
К сожалению, ни в Москве, ни в Петербурге нет такого Союза, как Союз театров Европы, который бы занимался прокатом выдающихся спектаклей за рубежом. Все упирается в деньги, которых в России на культуру, само собой, не хватает. Но ведь тот же Союз театров Европы - коммерческая организация, и никто нам не мешает пойти по схожему пути. Но куда там! В рамках питерского театрального форума была проведена конференция на тему: как выжить репертуарному театру в эпоху рыночной экономики. Присутствующие на ней западные режиссеры резонно заявляли, что стационарных театров не может быть много, поскольку даже самое сильное государство не способно всех их содержать. Наши же деятели сцены высказывались куда более осторожно, предпочитая сидеть на двух стульях: худо- бедно, но как-то существовать в репертуарных театрах, а деньги зарабатывать через антрепризу. Причем всем понятно, что так долго продолжаться не может, в конце концов государство вынуждено будет отказаться от спонсирования всех театров. Тем не менее специально приехавший на конференцию председатель СТД Александр Калягин после общения с коллегами отправился на двухчасовую беседу к губернатору Петербурга Валентине Матвиенко. О чем они говорили, неизвестно. Скорее всего, о том, что петербургские театры ничем не хуже московских, которым весьма активно помогает Юрий Лужков. Вот так и живем: проводим дорогостоящие зарубежные фестивали у себя, не умея зарабатывать на своих спектаклях в Европе, и просим, просим всюду помощи - ради, конечно же, сохранения великого русского театра.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников