09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖУРНАЛИСТ ДИКТУЕТ С ФРОНТА

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 04 Ноября 2003г.

Тяжелая книга - не из тех, что легко проглатываются в метро или в дачном кресле-качалке. Чтобы

Тяжелая книга - не из тех, что легко проглатываются в метро или в дачном кресле-качалке. Чтобы прочитать документальную прозу Владимира Снегирева "Рыжий", нужно, заранее предупреждаю, если не мужества набраться, то уж точно настроиться на достаточно напряженное освоение материала. Книга о войне, точнее, о войнах, в которые волею судьбы и недальновидных политиков была вовлечена наша страна - сначала Советский Союз, а затем Россия. И написана она журналистом и писателем Снегиревым Владимиром Николаевичем. Уточню - фронтовым писателем-журналистом.
"Рыжий" - это жестокий репортаж с фронта, существенное добавление к тому, что теперь мы называем неприукрашенной правдой об афганской войне. Глава о Джелалабаде, осажденном душманами, наверное, самая сильная. Брошенные нами афганцы, еще недавно в нас верившие и всей советской армейской мощью поддерживаемые, теперь сопротивляются, как могут, до последнего. Чудеса героизма, проявляемые нашими "верными сторонниками". Чудовищные бомбардировки и кровопролитные бои. И над всем этим - дух бессмысленности, обреченности на смерть и, что еще хуже, на полное забвение и своим афганским народом, и нашим. Ради чего?..
Или долгие диалоги, а по сути, бесценные монологи-признания Бабрака Кармаля - советского ставленника в демократическом Афганистане, нами же, по существу, заключенного в правительственной даче в Серебряном Бору. Какими правдами и неправдами добыл эти свидетельства Снегирев? Об этом он рассказывает в книге. И самое горькое - опыт нашего поражения или, если угодно, почетного ухода из вроде бы "полностью контролируемой" страны - он, этот опыт, не учтен, не обобщен. Не поэтому ли наступили на в чем-то похожие грабли в Чечне?
И каждый раз в первой половине книги Снегирев находится по ту сторону фронта со своим вроде бы антиподом Рори Пеком. Журналист-ирландец запечатлевает героизм моджахедов, сражающихся против ненавистных шурави -русских. Судьба русского журналиста-фронтовика интересует меня гораздо больше, чем судьба Рори Пека, странствующего по войне со своей камерой. Уж не знаю и почему. Может, все-таки сидит в нас, во мне некий квасной патриотизм, заставляющий верить, что в собственных ошибках мы должны убедиться исключительно сами, своей шкурой, без помощи "каких-то" пусть и талантливых, но все же далековатых нам Рори Пеков...
Кажется, Снегирев и Рори вот-вот должны встретиться. Но встреча эта происходит лишь во второй части книги, когда, познакомившись, оба антипода, а теперь почти единомышленника, отправляются на выручку советским солдатам, попавшим в плен, признанным предателями и лишь потом реабилитированным. Своим вызволением, возвращением на Родину они обязаны русскому и ирландцу.
Конец книги трагичен. Рори Пек погибает в октябре 1993-го во время беспощадного расстрела в Останкино. "Рори сразили одним из первых. Трудно было промазать по высокому человеку, который открыто стоял на улице всего в тридцати метрах от стрелявших. Пуля, попав чуть ниже горла, сразила его навылет".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников