09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТОРМОЖЕНИЕ НА ПОДЪЕМЕ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 04 Ноября 2004г.
Президент Владимир Путин на недавнем совещании с членами правительства попросил главу Минэкономразвития Германа Грефа прояснить настораживающие моменты в экономике. Подразумевалось, по-видимому, сентябрьское падение промышленного производства. Министр доложил, что некоторое снижение темпов роста производства, прежде всего в машиностроении, произошло из-за "благоприятных природных условий, из-за чего раньше был убран урожай и график сместился на летний период". Греф пояснил, что значительную долю в спаде в машиностроении дало производство комбайнов, в изготовлении которых произошло снижение на 71 процент. Президента не удовлетворили эти объяснения, и он поручил министру представить глубокий анализ причин торможения российской промышленности. В отличие от руководителя Минэкономразвития совсем иные причины называет в интервью "Труду" Антон ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН, компетентный специалист, много лет проработавший в администрации президента. Нынче возглавляет экономическую рабочую группу при администрации президента РФ.

- Антон Викторович, в Министерстве экономического развития, похоже, не ожидали столь резкого сентябрьского торможения промышленности. Это действительно неожиданное падение?
- Ничего неожиданного здесь нет. Еще почти три года назад, когда произошла временная стабилизация мировых цен на нефть, мы отчетливо увидели, насколько неустойчиво благополучие нашей экономики. Сальдо внешней торговли тогда стало быстро уменьшаться: в сентябре 2001-го оно сократилось на 150 миллионов долларов, в октябре - уже на миллиард с лишним... Наши расчеты показали, что в 2010-м при сохранении этих тенденций сальдо внешней торговли станет равным нулю. То есть приток валюты в страну прекратится. Сценарий, понятно, гипотетический, но он отчетливо продемонстрировал опасности, грозящие экономике. Даже нашим оппонентам стало ясно: необходима незамедлительная модернизация экономики. Конечно, не путем государственных протекционистских мер, мощных финансовых вливаний, а за счет раскрытия потенциала бизнеса, эффективных правил игры.
В посланиях президента страны были точно обозначены задачи, намечены пути их решения. Казалось бы, реформы заявлены и дело пойдет. Но на уровне исполнительной власти начались постоянные пробуксовки, обсуждения, подготовки проектов, согласования. Внешне создавалось впечатление бурной деятельности, но в реальности реформы медленно погружались в бюрократическое болото. А в это время цены на нефть снова стали расти, и в правительстве, министерствах наступило успокоение. В итоге ни одна реформа (кроме, может быть, пенсионной, которая хоть как-то началась) не только не доведена до конца, но и не имеет ни четкого механизма реализации, ни жестких временных графиков.
- О каких реформах речь?
- Обо всех, а их около двух десятков. Это и административная реформа (пока на первом этапе она привела лишь к предсказуемой, надеюсь, временной дезорганизации работы аппарата управления), и налоговая, и судебная, и технического регулирования... Где, спрашивается, все эти реформы? Бизнес ждал обещанных рыночных правил год, два, три... "Ну вот, - говорили предприниматели, - пройдут выборы, и тогда начнутся энергичные преобразования... " Однако минули одни выборы, вторые, а ситуация кардинально не меняется. В таких условиях бизнес развиваться не может.
К сожалению. Тем более что появляются и набирают силу новые негативные тенденции. На местах происходит опасное сращивание административных и коммерческих структур. "Не наш" бизнес умело выдавливается из региона. Так происходит не везде, но явление это становится достаточно масштабным. У региональных властей аппетиты растут, а центр молчит. А когда нет равных условий для всех участников рынка, нет равной конкуренции, нет четких правил игры, когда не обеспечена надежная защита прав собственника и на рынке царит неопределенность, надеяться на то, что экономика будет "сама собой" эффективно развиваться, могут только люди недалекие.
- Почему же решение важнейших реформаторских задач, поставленных перед страной в посланиях президента страны, волокитят чиновники?
- Бюрократический аппарат очень трудно поддается воздействию. Я видел, как президент делал максимум возможного, чтобы сдвинуть застрявшую в болоте телегу - конкретные пути решения той или иной задачи обсуждались на совещаниях, заседаниях Госсовета, на встречах с премьером, министрами, другими высокопоставленными чиновниками. Этими усилиями немало удалось сделать, но еще больше предстоит. Может быть, второй этап административной реформы позволит все-таки реорганизовать аппарат управления и добиться жесткой исполнительской дисциплины.
- Герман Греф, соглашаясь, что несовершенство государственного регулирования является "главной проблемой, которая тормозит приток иностранных инвестиций", тем не менее считает, что "на изменение ситуации потребуются долгие годы"...
- Нет у нас такого резерва времени. И для принятия многих решений вовсе не требуется "долгих лет". Нужна лишь политическая воля и четко работающая исполнительная власть. Например, более трех лет идут препирательства между -Мин-эко-ном--развития и Минфином о создании свободных экономических зон. Четвертый вариант законопроекта правительство должно будет наконец внести в этом году в Государственную Думу. Но время-то безвозвратно потеряно. А разве нельзя было дать Кудрину и Грефу месяц на согласования и предупредить о персональной ответственности. Или другой пример. Разве требуются "долгие" годы, чтобы ввести работающую систему государственных гарантий, столь нужную экспортерам несырьевого сектора экономики? Таких фактов множество. Чиновники спорят, утрясают, а ситуация в экономике по многим важным направлениям не улучшается. Несырьевой экспорт стагнирует или сокращается. Многие действующие законы имеют существенные изъяны. В итоге инвестиций в экономику идет явно недостаточно, модернизация многих предприятий откладывается "на потом", конкурентоспособность продукции падает, происходит не ускорение, а торможение промышленности, что наглядно проявилось в сентябре.
У нас экономика вроде бы рыночная, но жестких, работающих как часы, рыночных правил еще нет.
- Советник президента Андрей Илларионов утверждает (и многие специалисты согласны с ним), что торможение в экономике во многом вызвано чрезмерным укреплением курса рубля по отношению к доллару. Импорт становится более доступным для россиян и выдавливает с нашего рынка российские товары. Теряют деньги и экспортеры, когда меняют вырученные от продажи нефти доллары на рубли...
- Я не согласен с господином Илларионовым. Укрепление национальной валюты - позитивный в конечном итоге момент для экономики. Так, предприятиям станет существенно легче приобретать импортное оборудование. Ведь сегодня необходимо в массовом масштабе менять устаревшую технику на новую, современную. Такая реновация позволит резко поднять производительность труда, повысить качество продукции, сделать многие наши товары несырьевого сектора конкурентоспособными и на внутреннем, и на мировом рынках. А создавать тепличные условия для отечественного товаропроизводителя за счет искусственного ослабления российской валюты - бесперспективно. Так лишь консервируется отсталость. Крепкий же рубль побуждает руководителей, собственников предприятия энергично заниматься модернизацией производства. Без этого не выжить.
Что же касается экспортеров нефти, то у них такая высокая прибыль, что некоторое снижение ее при укреплении рубля не омрачит благополучной жизни.
- Некоторые специалисты утверждают, что главная и даже единственная причина торможения промышленности, бегства капиталов - "дело ЮКОСа". Согласны ли вы с этим?
- Не согласен, ибо речь идет о частном факте. Неприятные эпизоды с крупными компаниями случаются во всех развитых странах, но это не повод делать далеко идущие выводы.
- Не станет ли сентябрьский спад началом долговременной негативной тенденции?
- В промышленности будут еще и подъемы, сопровождаемые высокими темпами роста, и падения. Однако сентябрьский сбой является серьезным сигналом нарастания в бизнесе неблагоприятных глубинных процессов. Пока устойчивой тенденции снижения производства нет, но она вполне может стать реальностью, если уровень доверия предпринимателей к государственным институтам будет и дальше снижаться. Каждый спад увеличивает негативный потенциал в экономике. И со временем он может достичь критической массы. Словом, если ниспадающая траектория станет устойчивой тенденцией, то тогда мы обязательно придем к стагнации.
Надеюсь, что сентябрьский сигнал будет услышан на соответствующих этажах государственного управления. В России наконец появятся рыночные правила и государственные люди, готовые по-настоящему брать ответственность на себя.
ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Антон Викторович работает в администрации главы государства более 13 лет. Начинал экспертом. В 1997-м назначен начальником экономического управления, трудился "под крылом" заместителя руководителя администрации президента Александра Лившица. В июне памятного 1998-го они подготовили предложения по выводу экономики из кризиса без объявления дефолта. Но через полтора месяца, когда обоих не было в Москве, тогдашние руководители страны приняли наихудшее решение. Весной нынешнего года, когда в ходе структурной перестройки администрации было ликвидировано экономическое управление, он попросил отпустить его поработать в бизнесе. Просьбу удовлетворили, однако его оставили руководителем экономической рабочей группы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников