09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ: ВРАГИ РЕФОРМ - АЛЧНОСТЬ И НЕВЕЖЕСТВО

Веледницкий Анатолий
Опубликовано 01:01 04 Декабря 2003г.
Поздней осенью 1990 года в печати заговорили о программе "500 дней", о которой нет-нет да и вспоминают до сих пор, тринадцать лет спустя. Тогда же впервые широко прозвучало имя ее автора - Григория Явлинского. Воспринимают программу, как и прежде, по-разному. Поэтому, хотя тринадцатая годовщиа и своеобразная дата, хотелось бы напомнить о программе "500 дней" в связи с сегодняшними экономическими веяниями и проектами. С этого и начинается наш разговор с Григорием Явлинским.

- Григорий Алексеевич, если бы вам сейчас предложили разработать новую программу "500 дней", какой бы она была?
- Сейчас другие времена. Социальный фактор всегда был очень существенным. Сейчас он стал решающим. Тогда я полагал, что главное - это экономические преобразования: введение частной собственности, создание среднего класса, повышение эффективности производства, производительности труда, использования ресурсов. Теперь основной вектор программы был бы другим. Но и в той программе я исходил из того, что люди в ходе этой перестройки должны понести минимальные потери. Например, как заместитель председателя Совета Министров я готовился иначе проводить приватизацию.
Помните, тогда говорили, что существует большой "денежный навес": сбережений у граждан много, а товаров в магазинах нет. Так вот, мы предлагали за эти деньги продать гражданам магазины, парикмахерские, грузовики, квартиры - создать основу для мелкого и среднего предпринимательства. Но главное - не обесценивать сбережения. Позволить людям на их сбережения приобрести собственность. Должен признать, социальному аспекту в той программе уделялось, скажем так, не первостепенное значение. Хотя и ситуация тогда была совсем другая.
Но "500 дней" была отвергнута Ельциным. И если экономическую часть в той или иной степени использовали другие правительства, то социальные аспекты ими были полностью отброшены. Сегодня я бы начал с социальных вопросов.
- А почему социальная составляющая была проигнорирована реформаторами 90-х, а точнее, отброшена?
- Движущие силы реформ середины 90-х годов - алчность и невежество. Попытка действовать "на хапок".
- С алчностью понятно. Но в невежестве нашу деловую элиту я бы обвинить не решился. И языки они знают, и в гимназиях в отличие от героев Ильфа и Петрова обучались. Университеты кончали... гарвардские
- Насчет Гарварда не уверен. Если вы не хотите платить пенсионерам пенсию, то вы тем самым сжимаете внутренний (потребительский) рынок. Каждый грамотный экономист понимает, я уже не говорю про тех, кто окончил Гарвард, что чем больше вы платите пенсии, чем выше зарплаты, тем больше спрос на отечественную продукцию, тем больше рабочих мест. Пенсионера не надо агитировать покупать отечественные товары, он их и так покупает. Его не надо агитировать хранить деньги в российских банках, он не станет отправлять деньги в Швейцарию. Если увеличить пенсии, смею вас заверить, из 38 миллионов пенсионеров по крайней мере 30 будут покупать российские товары. А это вызовет оживление на потребительском рынке. И если такой простой взаимосвязи люди не видят - это экономическое невежество.
- Но на это отвечают, что резкое повышение пенсий и зарплат ведет к росту инфляции.
- Если повышать пенсии и зарплаты безмерно и бездумно - цены, конечно, быстро вырастут и съедят всю прибавку. А если это делать в соответствии с реальными экономическими возможностями и использовать как мощный экономический стимул, то расти будут не цены, а благосостояние людей. Так у Эрхарда получилось эффективное социальное рыночное хозяйство, а у наших экономистов не получается. Это проявление того самого невежества, о котором мы говорим. Да, инфляция, рост цен - это опасно. Но обеспечение физиологического минимума пенсионера для грамотного экономиста не превращается в проблему. В проблему превращается жизнь в обществе, где пенсионеры вынуждены бродить по помойкам и просить милостыню. Если экономисты, которые, как вы говорите, обучались в гарвардских гимназиях, этого не понимают, грош цена этим экономистам.
- Правительство говорит, что снижает налоги, а налоги растут. Правительство проводит реформу ЖКХ - растут платежи за коммунальные услуги. Это как объяснить?
- У нас правительство действует как бизнесмен, хотя бизнес и экономика - это разные вещи. Бизнес - это умение делать деньги. А экономика, экономическая политика правительства - это умение повышать благосостояние страны. Это разные науки, и занимаются этим разные люди с разной линией поведения. Поэтому часто бывает так, что бизнесмены в панике бьют тревогу, а экономисты говорят: все хорошо, не надо волноваться. И наоборот. Бизнесмены весной 98-го года говорили, что все хорошо, а экономисты говорили, вот-вот жахнет... Так и случилось.
Такие бизнесмены есть во всем мире. Различие между ними только в уровне культуры. Экономисты - это совсем другие люди. Они тоже стараются, чтобы бизнес процветал. Но процветал для всех, а не только для избранных и "назначенных" на заре перестройки из числа тех, кто оказался в нужную минуту в нужном месте.
- Получается, что правительство и бизнес слились. Как с этим быть?
- Должна быть инициатива президента. Рейтинг доверия к нему людей такой высокий, что президент может провести почти любые преобразования. Власть должна установить правила, запрещающие покупать министров, депутатов, чиновников. А будешь это делать - будет большая беда. Надо устанавливать правила существования политических партий отдельно от бизнеса. Нужно вырабатывать механизмы лоббирования: как можно лоббировать и как нельзя.
Власть должна устанавливать налоги и следить за доходами всех слоев общества, как это делают в цивилизованных странах. У того, кто не платит налогов, в странах, где существует власть, могут приключиться серьезные неприятности.
Это очень тонкая работа. Нужно уйти от олигархического, бандитского капитализма. Но только надо сделать так, чтобы за новую перестройку не пришлось расплачиваться рядовым гражданам. Иначе и все тяготы разгрома олигархической системы лягут на простых людей. Опять пропадут сбережения, начнется чехарда с валютами. Все, как обычно у нас бывает, - вы же знаете.
- А власть - это кто?
- Прежде всего - государство. Под государством мы понимаем не только правительство. Это независимая судебная система. Для эффективной экономики судебная система должна быть в 100 раз активнее, более уважаемой и солидной, серьезной. Верховный суд в России должен быть абсолютно непререкаемым авторитетом. Статус судебной системы - это сегодня едва ли не главная проблема общества.
В либеральной экономике исключительно важно иметь независимый парламент, который принимает законы, исходя из представлений об общем благе. А если парламент принимает закон об обязательном автостраховании, который исходит из представлений о благе небольшой группы олигархов страхового бизнеса, то польза обществу от такого парламента приближается к нулю.
- Говорят, что этот закон оказался самым "дорогим". Заинтересованным лицам и прежде всего депутатам была выплачена огромная сумма, чуть ли не 200 млн. долларов?
- Я не знаю, за сколько протащили этот закон. Но я знаю, что за деньги в Думе законы протаскивают. Это правда. Но самый главный лоббист, от которого все зависит, - это правительство. Все решалось на правительственном уровне.
- Вы говорите, что передела собственности не должно быть, но не скажете же вы, что олигархи нажили свои состояния непосильным трудом?
- Я говорю, что не может быть административной отмены приватизации. Такая отмена заведет сразу в тупик. Есть очень много экономических способов борьбы с олигархической системой. Я имею в виду налоговые методы, механизмы конкуренции. С помощью экономических рычагов государство может выстроить такую схему, при которой, если ты не работаешь в интересах общества, ты выпадешь из системы.
- На заседании расширенного Госсовета у президента вы назвали цифру 210 млрд. рублей, необходимую, чтобы покончить с нищетой. Где их взять? И почему именно столько?
- Это сумма нужна для того, чтобы выплачивать единое социальное пособие всем, кто находится за чертой прожиточного минимума. Таким образом, пособие на каждого составит чуть больше 2 тысяч рублей. Нормальное правительство должно проводить целеустремленную экономическую политику, создавать специальные экономические механизмы, использовать возможности бюджета... Нужно задать себе вопрос: мы хотим решить проблему нищеты? Именно такая сумма нужна для ликвидации крайней нищеты. Тогда нужно взять эти деньги в первую очередь. Не хотите решать эту проблему, так и скажите.
Кстати, деньги эти в бюджете есть. Мы пятый год готовим альтернативный проект бюджета, чтобы с цифрами в руках разговаривать с правительством, показывать просчеты, настаивать на наших поправках. Так вот, в этом году оказались "недосчитанными" по разным статьям 215 млрд. рублей, почти 10 процентов бюджета.
- Думаете, вот так сразу удастся решить проблему бедности? И где граница между бедностью и нищетой?
- Бедность - понятие относительное. По сравнению с Дюпоном и Морганом любой беден. А нищета - это понятие абсолютное, когда есть нечего.
А что касается результативности... Помните лягушку, которая взбивала лапками сливки? И в конце концов взбила. Были бы желание и воля.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников