06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАДИМИР МЕНЬШОВ: "МЫ ЖУКОВА ПРИДУМЫВАЛИ НЕМНОЖКО"

Павлючик Леонид
Статья «ВЛАДИМИР МЕНЬШОВ: "МЫ ЖУКОВА ПРИДУМЫВАЛИ НЕМНОЖКО"»
из номера 222 за 04 Декабря 2007г.
Опубликовано 01:01 04 Декабря 2007г.
Великий актер Михаил Ульянов, недавно ушедший от нас, сыграл роль маршала Жукова в двенадцати (!) фильмах. Это был творческий подвиг актера, который, часто жалуясь на скудную драматургию, на отсутствие внятно прописанного характера, одной силой своего таланта, мощной актерской энергетикой заставлял нас поверить в реальность своего экранного героя. В телефильме "Ликвидация", который стартовал в воскресенье на канале "Россия", режиссер Урсуляк доверил роль маршала Победы народному артисту России Владимиру Меньшову. Корреспондент "Труда" встретился с актером в самый канун премьеры.

- Владимир Валентинович, неизбежный вопрос: каково было играть маршала Жукова после Михаила Ульянова, который буквально впечатал этот образ в наше сознание?
- Скажу, как есть. Для меня это было не первое предложение сыграть Георгия Константиновича Жукова. Как это ни покажется удивительным, но Михаил Александрович внимательно следил за этой ролью и за тем, чтобы она не ушла на сторону. Несколько раз бывало, что режиссер убежденно говорил мне: "Да, вы будете играть Жукова", а потом выяснялось, что на роль утвержден Михаил Ульянов. Совсем недавний случай: режиссер сериала "Звезда эпохи" Юрий Кара сказал мне: "Все, договорились". А договорились мы, в частности, снять сцену, в которой маршал Жуков на белом коне принимает парад Победы на Красной площади. Меня это предложение, скажу честно, соблазнило. Там по сценарию роли большой не было, но предстать в таком знаковом образе и в такой исторической сцене актеру всегда интересно. Но позже я прочел в газете, что маршала Жукова играет Михаил Ульянов. Если Кара говорит правду, то он был поставлен в некие рамки при выборе актера на эту роль.
Однажды, впрочем, я все-таки Жукова сыграл. Это случилось в картине "Генерал" режиссера Игоря Николаева, посвященной судьбе генерала Горбатова. Это была весьма достойная лента про очень достойного человека. Но она не встретила никакого зрительского внимания и понимания, ее толком никто не увидел - время было смутное, переходное. Мой высший рейтинг, связанный с этой ролью, заключается в том, что пару лет назад раздался звонок от Никиты Михалкова: "Слушай, старичок, я тут картину "Генерал" посмотрел - это грандиозно! А какой у тебя Жуков получился!" Видимо, он готовился к военной картине, которую сейчас снимает, пересматривал фильмы на эту тему и набрел на нашего "Генерала" и "моего" Жукова. Отклик единичный и, к сожалению, слегка запоздалый, но все равно приятно.
- А как на вас вышел режиссер "Ликвидации" Сергей Урсуляк?
- Ему не надо было выходить на меня - мы давно и хорошо знакомы. Когда-то я принимал его на Высшие режиссерские курсы. Он хотел учиться в моей мастерской, а у меня был выбор. И я подумал: этот парень сам пробьется, лучше я возьму вот того, который из провинции глубокой. Как позже выяснилось, я ошибся, лучше бы взял Урсуляка. Тем не менее Сережа не раз приглашал меня играть в свои картины, мы оказались друг для друга счастливым талисманом, что ли. И когда Урсуляк позвонил мне и предложил сыграть Жукова, я в тот же момент понял, что соглашусь. Во-первых, сыграть эту роль - честь для любого актера. Пусть ты будешь просто стоять в кадре среди других десяти маршалов, но все равно ты будешь стоять Жуковым! А если еще есть хорошо прописанная роль, какие-то живые ситуации, переживания, судьба, то это дорогого стоит.
А в "Ликвидации" роль есть. И роль, как говорится, с изюминкой. Это не ульяновский Жуков, не Жуков времен войны, не Жуков-победитель, прославившийся битвами под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Берлином... Это Жуков, оказавшийся после Победы в опале. Жуков, которого фактически выслали из Москвы и сделали командующим Одесским военным округом, отнюдь не главным в СССР. Это была настоящая ссылка, о которой, как ни странно, сохранилось очень мало документальных свидетельств. Когда мы пытались найти дополнительные материалы об этом периоде его жизни, оказалось, что их нет. Ни сам Жуков об этом ничего не написал, ни его родные, ни военные историки, ни журналисты. Поэтому доподлинно неизвестно, в каком эмоциональном, психологическом состоянии он оказался в Одессе. Был ли он в депрессии (каково, по сути, второму человеку в государстве оказаться вдруг двухсотым или даже двухтысячным), случился ли у него в Одессе роман (семью с собой он в ссылку не взял) - об этом и о многом другом мало что известно. Поэтому мы его, конечно, придумывали немножко.
- Так все-таки маршал Жуков в реальности гонялся за бандитами или это свободный полет авторской фантазии?
- Каким-то основным фактам, опирающимся на исторические свидетельства, мы следовали. А внутри этой конструкции позволяли себе определенную творческую свободу. Лично я, когда рос мальчишкой в Астрахани, не раз слышал от отца, от его окружения, что Жуков жесткой рукой навел порядок в Одессе, разгромил бандитские группировки. А уже после съемок я прочел несколько статей в одесских газетах, в которых утверждалось, что все было не так, как изображено в нашем фильме, а совсем иначе. Теперь я думаю: то ли каким-то образом провести свои собственные исторические изыскания, то ли остаться верным тому мифу, который вместе с другими участниками "Ликвидации" я утверждаю в фильме?
Лично я с радостью ухватился за возможность сыграть неофициозного, непарадного Жукова. Кстати, была возможность пойти дальше по этому пути - показать Жукова в домашней обстановке, Жукова болеющего, возможно, выпивающего, но сценаристы, к сожалению, не пошли мне навстречу. В итоге в большинстве сцен я играю маршала при погонах и при трех Звездах Героя Советского Союза, но это тем не менее не ульяновский Жуков. Сам драматургический материал, надеюсь, позволил мне найти свои краски в этом образе.
Честно говоря, Михаила Ульянова во всех его двенадцати "жуковских" фильмах загоняли в узкие рамки, очень узкие. Он ведь чаще играл не живой характер, а то, как Жуков решает военные проблемы. "Товарищи, вы скрытно выдвигаетесь сюда, а вы наступаете отсюда". "Товарищ Сталин, вы не правы". "Товарищ Сталин, я абсолютно с вами согласен"... Это был такой узкий коридор, что Михаила Александровича можно было только пожалеть. Но с другой стороны, он был первым, эталонным исполнителем роли легендарного маршала. Для всего населения СНГ и России Жуков нынче неотделим от облика Ульянова. И для меня сейчас проблема состоит в том, чтобы зрители дружно не сказали: "Ну это не Жуков, потому что это не Ульянов".
- Владимир Валентинович, вы не только замечательный актер, но и замечательный режиссер, лауреат премии "Оскар". Легко ли вам на съемочной площадке выполнять чужую режиссерскую волю?
- Моя неизменная установка, с которой я вхожу в кадр, состоит в следующем: на съемочной площадке главный человек - режиссер, он здесь царь и бог. Меня этому еще мой мастер Михаил Ильич Ромм научил. Режиссер, повторял он, все знает, за все отвечает: и за творческие вопросы, и за производственные. Во всяком случае, я в качестве актера стараюсь играть у таких режиссеров. Сережа Урсуляк, безусловно, из их числа. Умный, глубокий и неизменно знающий, чего он хочет. И, хоть он почтительно называл меня своим учителем, я, признаюсь, с некоторой робостью выходил на съемочную площадку: черт его знает, сделаю ли я то, чего он добивается от меня, или не потяну? И очень часто слышал: "Владимир Валентинович, снимем еще раз. Вот в этом месте чуть-чуть... Нет-нет, немного не так"... Сто дублей истратит, чтобы добиться именно того, что нужно ему.
- Вы уже видели картину целиком?
- Да, и получил огромное удовольствие. При том, что в картине замечательно сыграли актеры, что она блистательно снята, я вижу в "Ликвидации" еще и торжество режиссерской профессии. Здесь нет ни одного лишнего кадра и ни одного пропущенного. Она очень мощно сделана по всем профессиональным параметрам и при этом необыкновенно увлекательна, зрелищна. Однажды Сережа признался мне, что, имея за плечами несколько картин, удостоенных фестивальных призов, имея репутацию у профессионалов, он тем не менее практически неизвестен широкой публике. Я ему напомнил тогда слова Василия Макаровича Шукшина, который зашел однажды в кинотеатр, где показывали его фильм "Странные люди", обласканный в прессе, и увидел в зале, кажется, 18 человек. И он про себя дал обещание, что на его новые картины зрители будут ломиться. И он действительно впоследствии снял всенародно любимый фильм "Калина красная". Это грандиозный поступок Шукшина. А фильм "Ликвидация" - поступок Сергея Урсуляка. Уверен, после первых серий ленты всем станет ясно, что он отныне переходит из разряда хороших режиссеров в ранг мэтров российского кино и телевидения.
- В эти дни "Ликвидацию" часто сравнивают с легендарной картиной Станислава Говорухина "Место встречи изменить нельзя"...
- Эти сравнения, наверное, неизбежны. Хотя общее у картин только то, что они рассказывают про уголовный розыск и обе посвящены одним и тем же послевоенным годам. Но у одессита Говорухина действие картины происходит в Москве, а у москвича Урсуляка - в Одессе, с вытекающим отсюда уникальным одесским юмором, неповторимой бабелевской интонацией. Нет, я не хотел бы, чтобы эти разные картины сравнивали напрямую, чтобы Глеба Жеглова в неповторимом исполнении Высоцкого соотносили с Давидом Гоцманом, которого замечательно сыграл Володя Машков. Но я хотел бы надеяться, что "Ликвидация" выйдет на тот же уровень зрительского успеха, который сопутствовал замечательной картине Станислава Говорухина. Поэтому я с азартом жду публикации первых телерейтингов. Для канала "Россия", который в последнее время сильно проигрывает Первому каналу по успешности своих проектов, это последний в этом году шанс, говоря футбольным языком, забить ответный гол и, возможно, даже перехватить инициативу...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников