Вопрос «Труда»: Сколько стоит лапша в чрезвычайных обстоятельствах?

Грузовые автомобили стоят в пробке на трассе М-10 «Россия» в Тверской области. Фото: РИА Новости

В придорожных магазинах на трассе М-10 лапшу, обычно стоящую 50 рублей, стали продавать по 500


Обычная, увы, история: для одних беда, для других навар. Люди мучаются сутками в гигантской пробке на М10, а в придорожных магазинах лапшу, обычно стоящую 50 рублей, стали продавать по 500. Можно ли обуздать таких продавцов?

Дмитрий Попов, инженер

— Поднимать цены на услуги, когда ситуация чрезвычайная, попросту аморально. Можно выделить список вещей, цены на которые не должны превышать определенную норму: крупы, хлеб, масло, вода. Если уж призывы к совести не действуют, то надо попытаться регламентировать.

Дмитрий Гудков, депутат Госдумы

— Госрегулирование цен ни к чему хорошему не приводит. Лучшая помощь — это устройство временных рыночков и лавок с товарами первой необходимости. Конкуренция не дает мародерствовать. Однако у нас принято уповать на запретительные меры.

Дмитрий Абзалов, вице-президент центра стратегических коммуникаций

— Выход — развивать сетевые магазины, услуги, придорожные кафе, создавать условия для мелких предпринимателей и торговцев. Это конструктивно, хотя и хлопотно.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации

— Спекуляция должна пресекаться. Это функции антимонопольных органов. Но цены регулировать не получится: государство стоит на либеральной модели экономики. То, что мы наблюдали на трассе М10, как и поведение таксистов после теракта в Домодедово, есть умышленное неоказание помощи. За подобное надо сажать в тюрьму. Конечно, можно проработать закон о чрезвычайных ситуациях, но власти невыгодно называть чрезвычайной ситуацию с теми же крупными пробками.

Александр Шатилов, декан факультета «Социология и политология» Финансового университета

— Государство имеет моральное право на введение ограничений на цены в ряде особых случаев. Тут важно найти тонкую грань между чрезвычайной ситуацией и прочими обстоятельствами.

 



Должна ли Россия помогать Италии в борьбе с тяжелейшей эпидемией, отправляя туда своих врачей и оборудование?