09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КОМПРОМАТА

Турченко Сергей
Опубликовано 01:01 05 Января 2001г.
Одной из нераскрытых тайн уходящего века является исчезновение после октября 1917 года документальных материалов, представляющих собой компромат, накопленный царскими спецслужбами в отношении вождей революции. В 20-30-е годы многие бывшие царские контрразведчики и сыщики, а также архивные работники и цензоры почтамтов, занимавшиеся перлюстрацией корреспонденции, в том числе и большевистской, поплатились жизнью за причастность к тайнам. Особенно энергично ЧК-ОГПУ-НКВД искали документы, хранившиеся в специальном архиве контрразведывательного отделения штаба Петроградского военного округа (КРО ПВО), собранном в годы первой мировой войны с помощью царской охранки. Он насчитывал около 500 дел с алой полосой на титулах, за что и получил название "красная картотека".

ГЕНРИХ БЕРЕТ СЛЕД
Впервые на след "красной картотеки" напал Генрих Ягода. В 1925 году в Ленинграде был арестован Михаил Лебедев - бывший полковник царской армии, один из руководителей КРО ПВО. Он рассказал, что картотека вождей большевизма содержала информацию не только о партийной работе, но и о "щекотливых" нюансах личной жизни руководящих работников РСДРП, сведения о круге их знакомых, привычках и пристрастиях (в первую очередь дурных). Особенно "пухлыми" были дела на Ленина, Сталина, Свердлова, Молотова, Бухарина, Ворошилова, Каменева, Зиновьева и других лидеров партии. Перехваченные КРО шифрованные телеграммы большевистских финансовых эмиссаров свидетельствовали о возросшей активности руководящего ядра партии осенью 1917 года. Контрразведчики пытались выяснить источники мощной финансовой подпитки большевистского центра в Петрограде, но начавшаяся революция не позволила им докопаться до этой тайны.
На допросах Лебедев подробно изложил многие нюансы деятельности КРО. По инструкции, "красная картотека" в чрезвычайных обстоятельствах подлежала консервации в одном из тайников. Лебедев не знал, кому из сотрудников КРО поручил исполнить эту миссию последний начальник контрразведки Петроградского военного округа полковник Николай Дмитриев.
Ягода пытался разыскать Дмитриева, но его следы затерялись еще в 1917 году. Тогда "железный Генрих" доложил о "красной картотеке" Сталину и предложил арестовать двух обнаруженных в Ленинграде бывших сотрудников КРО ПВО и 17 бывших офицеров контрразведки Временного правительства. Сталин согласился. Однако их допросы в 1925 году ничего нового к информации Лебедева не добавили. Вскоре арестованных пришлось освободить за отсутствием состава преступления: апогей огульных обвинений и массовых репрессий еще не наступил.
И ТУТ ПОЯВЛЯЕТСЯ ТРОЦКИЙ
"Красная картотека" вновь напомнила о себе в конце 1927 года, когда обострился конфликт между Сталиным и Троцким. В зарубежной печати и даже в отдельных российских изданиях, где ощущалось влияние Троцкого, появились публикации о Сталине и его подручных с разоблачительными подробностями их революционной деятельности и личной жизни до 1917 года. Анализ опубликованного показывал, что у Троцкого есть доступ к какому-то источнику опасной для Сталина информации. Если бы эту информацию поставить на службу "вождю", он мог бы с выгодой использовать ее в борьбе с соратниками за утверждение личной власти. И Сталин начал поиск картотеки.
К марту 1928 года органами ОГПУ Ленинграда по указанию из Москвы были арестованы практически все сотрудники КРО ПВО, работавшие там в период с февраля по октябрь 1917 года. В октябре следственное дело по их обвинению было направлено в Особое совещание при коллегии ОГПУ. Многих подследственных приговорили к расстрелу. Хотя следствие вели опытные московские и ленинградские сотрудники ОГПУ, а Ягода лично наблюдал за ходом расследования, выйти на "красную картотеку" так и не удалось. И тогда было решено тщательно проверить архивы и хранилища Ленинграда, основательно "прощупать" их сотрудников и специалистов взаимодействующих организаций. Выяснилось, что в архивах хранится много неучтенной и не известной властям информации, связанной с деятельностью различных ведомств и учреждений прошлых правительств.
Начиная с ноября 1928 года из ленинградских архивов энергично изымались и без права копирования отправлялись в Центр все сведения, касающиеся большевистской элиты. Но и повальная чистка архивных хранилищ не дала результата. "Красная картотека" как в воду канула.
СЛАВА АНОНИМУ?
С помощью ученых-историков и архивных работников мы попытались раскрыть эту тайну ХХ века. В Центральном архиве ФСБ, в личном архиве Сталина, в Российском государственном архиве социально-политической истории не удалось найти материалы, которые бы дополнили уже известные сведения о "красной картотеке". Зато в Исторической библиотеке обнаружилось сразу два документа, свидетельствующих о том, что "красную картотеку" использовали как минимум два раза: в годы первой мировой войны и в период политической схватки между Сталиным и Троцким.
В одном из фондов библиотеки хранится уникальный документ из архива царской охранки - "Альбом лиц, зарегистрированных общей, сыскной полицией по подозрению в шпионаже". В нем - фотографии и компрометирующие данные на 85 арестованных в 1916 году персон, среди которых немало членов РСДРП. Там нет сведений о лидерах партии, которые в то время находились за границей, но содержание "Альбома" косвенно свидетельствует о существовании некоего банка информации военно-политического и частного характера в отношении партверхушки и ее приближенных.
Другой документ - запись пересказа Зиновьевым содержания одного из номеров немецкой газеты "Форвертс" за 1927 год. Речь идет об анонимной статье, в которой приводятся сведения об экспроприаторской деятельности большевиков (в том числе по прямому указанию Ленина и Сталина) до 1917 года. Сообщается и об интимной связи Сталина во время ссылки в Туруханский край с местной женщиной, о появлении ребенка. Кстати, значительно позже, уже после смерти "вождя" эту информацию подтвердил в своих воспоминаниях старый большевик И.Д. Перфильев. Есть достоверные сведения, что в годы Великой Отечественной войны Сталин посылал в Сибирь денежные переводы, хотя никогда и нигде не свидетельствовал о незаконнорожденном сыне.
Упомянул я об этом вовсе не с целью выдать "жареный факт", а лишь для указания на то, что Троцкий скорее всего имел доступ к материалам "красной картотеки" и даже пытался воспользоваться этими материалами в своих целях.
Известный историк Виктор Михайлович Гиленсен так прокомментировал полученную мной информацию о "красной картотеке":
- Безусловно, такая картотека существовала. Но полагаю, что когда некоторые современные историки ссылаются на нее, чтобы обвинить большевиков в шпионаже в пользу Германии, эти попытки имеют чисто пропагандистские цели. Во всяком случае другими источниками такая информация не подтверждается. Я изучал немецкие архивы, в том числе и архив начальника германской разведки и контрразведки в годы первой мировой войны Вальтера Николае, но ни одного документа в пользу версии о шпионской деятельности большевиков не обнаружил.
Что касается следов картотеки, то она могла быть увезена Троцким за границу, когда Сталин выслал его из России. Ведь не зря "вождь" сожалел о том, что Троцкому позволили вывезти множество документов, даже не проверив их. Находясь в эмиграции, кое-какой компромат Троцкий постепенно выдавал в прессу. Возможно, полностью опубликовать картотеку он попросту не успел - НКВД дотянул-таки до него свои руки, лишив жизни.
Нельзя исключить и того, что Сталин все же нашел картотеку и уничтожил ее, использовав лишь часть материала в борьбе со своими оппонентами - не зря, видимо, многие из них так безропотно подписывались под "расстрельными" показаниями.
А может, картотека до сих пор хранится в одном из дореволюционных тайников КРО ПВО? Тогда найти ее предстоит разве что какому-нибудь удачливому исследователю в наступившем веке.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников