08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРУДНАЯ ДОРОГА К ДОМУ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 05 Января 2003г.
По данным Федеральной миграционной службы РФ, в Чечню из Ингушетии уже возвратилось около 80 тысяч человек. На очереди - еще 12 тысяч беженцев, изъявивших желание покинуть временное пристанище. Их чеченские власти намереваются расселить в частном секторе и пунктах временного проживания.

Однако на территории Ингушетии все еще остается свыше 20 тысяч чеченских беженцев. И за этот островок нестабильности деструктивные силы, в первую очередь эмиссары Аслана Масхадова, пытаются дать федеральным и местным властям бой.
Одновременно в российских правозащитных кругах все громче бьют тревогу по поводу насильственного выселения беженцев из Ингушетии, бедственного положения людей, возвратившихся в Чечню.
Где же правда и где ложь о беженцах и их палаточных лагерях?..
ЕЛКА НА МАЯКОВСКОГО, 119
В вестибюле огромного шестиэтажного здания в Грозном - нарядная, в огнях новогодняя елка. У входа - два охранника с автоматами. Пока Дед Мороз раздает праздничные кульки ребятишкам, знакомлюсь со Снегурочкой - заведующей местного здравпункта Жанной Исаевой.
- Складских помещений не хватает, - рассказывает она, - поэтому гуманитарную помощь, оказанную нам к Новому году миграционной службой, сгрузили здесь, в вестибюле.
В отремонтированном здании бывшего общежития, а нынче - пункта временного размещения (ПВР) проживает свыше тысячи беженцев, вернувшихся четыре месяца назад из палаточных лагерей Ингушетии. В сопровождении коменданта Анны Идрисовой прохожу по этажам, с разрешения хозяев захожу в квартиры. Все блещет чистотой. На высоте коммунальные удобства.
Вот комната Хамисат Тазыркаевой. Хозяйка - миловидная молодая чеченка - приглашает к столу: наваристый борщ, домашние пельмени и разные салаты...
- Наконец-то мы устроились по-человечески, - рассказывает Хамисат. - Тепло, светло, продуктов в достатке... Мой муж погиб еще в первую войну, живу с тремя детьми. С ужасом вспоминаю палаточный лагерь в Ингушетии - грязь, холод, дети без конца болели. Конечно, ПВР - не собственный дом, но жилье добротное. Поликлиника и школа - рядом.
- Вы вернулись в Грозный добровольно?
- Да что вы! Какое принуждение? Правда, сначала приехала сюда одна, на разведку. Убедилась, что о лучшем пока не стоит и мечтать. Написала заявление в милицию и миграционную службу - и вот мы здесь...
- А из ваших знакомых кто-нибудь остался в палаточном лагере?
- Да, мои подруги Малика Исмилова и Адижа Дзейтова. Я уговаривала их вернуться в Чечню, но они боятся. И не за себя - в Грозном мы живем спокойно, за четыре месяца никто нас здесь не тронул - а за детей-подростков. Им по 14-16 лет, а выглядят как взрослые. Был случай: приехала Малика на "разведку" в Грозный с 14-летним сыном, а тут его схватили на улице при очередной "зачистке". Держали под арестом несколько дней, избивали. Вот и боятся люди за своих детей...
У АННЫ ИДРИСОВОЙ - ДВЕ КОМНАТЫ
- Нас - девять человек. У снохи - трое детей и нас шестеро. Старший сын устроился в милицию.
- Говорят, в Грозном жить небезопасно...
- А где сейчас безопасно? В Москве? А мы довольны, что вернулись. Здание наше охраняется. И по городу ходим спокойно. А потом - живет же в Чечне больше миллиона человек!
В том, что городу рабочие руки нужны уже сегодня, я убедился, побывав в гостях у Мусы Пичуева, тоже вернувшегося из Ингушетии. Его собственный дом на улице Титова Заводского района был разрушен четыре года назад, и все это время семья жила в палатке в Ингушетии.
- Старший сын подрос, стал мне помощником, и я решил восстановить свое жилье, - рассказывает Муса. - Стройматериалами мне помогли, и вот видите - две комнаты уже готовы. К весне думаю отстроить дом и подворье полностью. На что живем? Как беженцам нам дают по 20 рублей на человека (нас - шестеро) в сутки плюс гуманитарная помощь, пособия на взрослых и детей.
КТО СТРОИТ КОЗНИ?
В управлении миграционной службы Ингушетии мне предоставили любопытный документ -депутатский запрос Вячеслава Игрунова на имя главы Федеральной миграционной службы МВД РФ Андрея Черненко. "Ко мне обратились представители правозащитного центра "Мемориал", - пишет депутат, - обеспокоенные судьбой беженцев из Чеченской республики, проживающих в палаточных лагерях Ингушетии. Как следует из представленных документов, несмотря на заверения президента РФ Путина и ваши заверения, что возвращение беженцев в Чечню будет происходить только на добровольной основе, в настоящее время происходит их насильственное выселение из лагерей.
Еду в палаточные лагеря, чтобы встретиться с кем-либо из тех, чьи фамилии стоят под письменной жалобой. Выясняется, что часть подписантов уже выехала в Чечню, но с некоторыми из них удалось переговорить.
Хавран Джабраилова:
- Так получилось, что моей семьи не оказалось в списке беженцев. 18 ноября к нам приехали какие-то люди и попросили поставить подписи на чистых листах, на которых потом будет, мол, напечатан текст с просьбой внести нас в списки. Поставила свою подпись и я. Нас повезли к правительственному зданию в Магасе, сборщики подписей вошли в здание, через некоторое время возвратились и сказали, что все в порядке, мы в списки внесены. Только через неделю мы узнали, что нас обманули. На листках с нашими подписями была, оказывается, напечатана жалоба, с которой мы якобы обратились к властям по поводу нашего насильственного выселения в Чечню. Мы были возмущены этим подлогом, написали письменные заявления с требованием наказать тех, кто спекулирует на беде.
Примерно то же самое рассказала мне и другая "подписантка" - Марем Садаева.
Палаточный лагерь "Бэлла" под станицей Орджоникидзевской. Вхожу в одну из палаток. Два широких топчана, на которых таращат глазенки четверо пацанят один другого меньше, укутанные в одеяла. В центре палатки - раскаленная газовая печь, но особого тепла не чувствуешь, оно уходит в многочисленные щели.
Хозяйка Лариса Хадизова, беженка из Грозного, встречает в палаточном городке уже четвертую зиму.
- А почему же не возвращаетесь домой, в Чечню? Многие уже вернулись...
- Боюсь за себя и особенно за детей. Вчера к нам приезжали из "Чеченского комитета национального спасения", вроде бы сам председатель Руслан Бадалов. Установили в лагере фотовыставку, на которую страшно смотреть. Какие-то трупы, избитые в кровь люди. Нам сказали: вот что ждет тех, кто вернется в Чечню. И добавили: там никакой гуманитарной помощи не будет, работы тоже нет. Подохнете с голоду. Какая же мать на это пойдет? Нет уж, лучше будем мыкать горе здесь...
Беседую с комендантом лагеря Людмилой Латыровой.
- Правда ли, что власти оказывают на людей давление, заставляя их насильно возвращаться в Чечню?
- Я таких фактов не знаю. Уезжают те, кто этого хочет. А желающих посеять панику, отговорить беженцев возвращаться - немало.
- А были угрозы со стороны властей отключить в лагерях газ, электричество, чтобы заставить людей уехать?
- Чепуха. Энергия в руках ингушских властей, а ингуши, наши кровные братья, никогда на это не пойдут...
ЛЕЖКА ДЛЯ БАНДИТОВ
Недавно в районе палаточного лагеря "Бэлла" на одной из обходных дорог к лагерю мобильная милицейская группа обнаружила ночью движущуюся бортовую "Газель". Лишь после предупредительных выстрелов машина остановилась. Водитель сбежал.
В кабине "Газели" обнаружили несколько паспортов, автомат Калашникова с патронами, глушитель к пистолету Макарова, маски. Короче, "джентльменский набор" бандита.
Пустили в дело служебных собак, след сбежавшего привел в палаточный лагерь "Спутник". Но здесь милиционеров поджидала уже внушительная толпа женщин, не позволившая искать бандита. Но через некоторое время его удалось взять.
- Ситуация с беженцами, - говорит заместитель главы МВД Ингушетии полковник милиции Хаматхан Албаков, - активно используется боевиками. В лагерях беженцев они нередко находят убежище, замышляют новые злодеяния. На днях в центре Назрани совершено нападение на сотрудника Федерального агентства правительственной связи, офицер был ранен. Преступником оказался "беженец" из Грозного Шамиль Сосламбеков. У него изъяты пистолет и граната. В одном из палаточных лагерей задержан боевик Руслан Мадаев, уроженец Грозного, находившийся долгое время в федеральном розыске.
- Сегодня в палаточных лагерях Ингушетии, - дополняет рассказ заместитель начальника республиканского управления по делам миграции полковник милиции Ахмед Парчиев, -около 18 тысяч переселенцев из Чечни. У нас есть справка за подписью глав администраций населенных пунктов Чечни, согласно которым свыше 13 тысяч находящихся в палатках беженцев имеют на родине нормальное, не тронутое боевыми действиями жилье. Но многим из тех, кто обосновался в Ингушетии, дороги домой просто нет. Там их поджидают "кровники" - родственники тех, кто погиб от рук дудаевско-масхадовских бандитов. Для таких семей мы оборудуем постоянное жилье в Ингушетии в специально арендованных для этой цели зданиях...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников