11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЗАБОЧЕННАЯ ЛЕДИ МАКБЕТ,

Чахвадзе Натэлла
Опубликовано 01:01 05 Февраля 2000г.
Постановку оперы Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда" в московском театре "Геликон-опера" ее инициаторы называют попыткой реабилитации репрессированного шедевра. Ведь после того как Сталин - известный ценитель оперного искусства - неодобрительно отозвался в начале 1936 года о произведении, оно было заклеймено в официозной печати, квалифицировано как "сумбур вместо музыки" и надолго исчезло из репертуара отечественных театров. Вторую редакцию, выполненную в 60-х годах и озаглавленную "Катерина Измайлова", сам композитор считал компромиссной: пришлось отказаться от наиболее ярких музыкально-выразительных средств, упростить вокальные партии...

"Геликоновцы" замахнулись на то, что не удалось даже сверхэнергичному Мстиславу Ростроповичу: тот так и не смог пробиться на отечественную театральную сцену с опальной первой редакцией (по крайней мере из ГАБТа маэстро получил отказ) и вынужден был ограничиться концертным исполнением в Москве и Петербурге.
Не оправдание Катерины, жертвы социальной среды, но своеобразный ужас-восхищение грандиозностью ее страсти - силы, способной превратиться в разрушительную, когда она не находит достойного выхода, - вот идея режиссера Дмитрия Бертмана. "Тут не луч света, а фонтан крови бьет со дна души", - сказал об очерке Николая Лескова, легшем в основу оперы, известный критик. И сцена словно забрызгана этим фонтаном: безжизненные черно-белые тона "оживляются" лишь красным цветом - платьем и перчатками Катерины, креслом, на котором совершается грех прелюбодеяния, бантом в петлице полицейского... Не наивно ли иллюстративен такой прием? Что ж, внешняя броскость - черта стиля Бертмана, а стало быть, и его постоянных соавторов-художников Татьяны Тулубьевой и Игоря Нежного. Впрочем, опера - вообще искусство скорее плакатное, чем утонченное. И отчего же не сделать одним из главных элементов оформления конструкции клеток - не то тюремных, не то звериных: ведь здесь повествуется о человеке, закабаленном собственными влечениями, "о каторге человеческой души", как определяет это режиссер.
Вот только можно ли назвать такую страсть любовью? Ведь у Шостаковича Катериной, при всей ее хищности и жестокости, движет настоящее большое чувство, выливающееся в кульминационные моменты в мелодиях огромной теплоты. Если же верить повадкам героини Бертмана, то она элементарно страдает от неудовлетворенных плотских желаний, предаваясь... ну в общем, многие видели (спасибо телевидению, видео), чем занимаются темпераментные молодые женщины, мечтая о партнере... Бертман - признанный знаток не только режиссуры, но и конъюнктуры и знает, что быть сексуально озабоченным сегодня модно, в том числе и в театре. У Шостаковича дворня развлекается тем, что коллективно бьет бабу - у Бертмана тоже коллективно, но, конечно, не бьет, а, простите, пользует. Список общих сценических мест этим не ограничивается. Полицейские, например, представлены - ну, разумеется, в облике советских милиционеров (не правда ли, тонко?). Чтобы было совсем уж ясно, насколько Катерина в финале сражена изменой Сергея, она достает из-под платья куклу (символизирующую, очевидно, ребенка) и начинает методично отрывать у нее ручки, ножки, головку... Напомню: мотив убийства дитяти из сюжета Лескова убрала не распроклятая сталинская цензура, а сам Шостакович. Бертман же и тут не согласен с замыслом композитора.
Но пора сказать и собственно об исполнителях. Стоит отметить удачную в целом работу совсем молодой Анны Казаковой (Катерина), чей голос довольно пластичен и выразителен. Да и с точки зрения актерской игры она на высоте - уж за этой стороной дела Бертман, верный ученик Бориса Покровского, всегда тщательно следит. Достойную пару героине составляет Алексей Косарев (Сергей) с его вальяжным тенором, хотя раз навсегда прилипшая к лицу персонажа лакейская маска раздражает своей нарочитостью. Выразителен Николай Дорожкин в партии Зиновия Борисовича. А вот артист Владимир Огнев, в сольных эпизодах вполне соответствующий образу зловещего "свекра-батюшки", в ансамблях, да еще при полном оркестре, становится почти неслышным.
Если хор (на него в "Леди Макбет..." падает большая нагрузка - это и толпа работников, и гости на свадьбе, и бредущие каторжане) отличается добротной интонационной культурой (хормейстер - Татьяна Громова), то оркестр вновь напомнил о себе как о давней боли "Геликон-оперы". При наличии отдельных удачных инструментальных соло звуковое пространство оказалось варварски оккупировано медными духовыми, от звона которых ломило в ушах (зальчик-то крохотный). Думается, дирижеру Владимиру Понькину предстоит еще немалая работа по достижению желаемого акустического равновесия.
Да, впрочем, и весь спектакль нельзя еще рассматривать как полностью законченную работу. Ведь Бертман задумал дилогию "Макбетов", в которую войдет также опера Верди по шекспировской трагедии. Постановку обещают явить публике в начале мая. Вот там-то в сценических упражнениях на тему "про это", видимо, будет где развернуться...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников