07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ЛЮБИТЕ ЖИВОПИСЬ, ПОЭТЫ..."

Воронько Ольга
Статья «"ЛЮБИТЕ ЖИВОПИСЬ, ПОЭТЫ..."»
из номера 021 за 05 Февраля 2002г.
Опубликовано 01:01 05 Февраля 2002г.
На днях павлодарскому художнику Александру Бибину позвонил Зураб Церетели и сообщил, что выставка художника стоит в графике Музея современного искусства. В Москву Бибин повезет 75 своих картин. Помочь устроить эту выставку Зураба Константиновича просил Евгений Евтушенко, уже несколько лет мечтающий открыть Бибина для россиян.

Во время визита Евгения Евтушенко в Павлодар в августе 1997 года художник Александр Бибин в списке встреч не значился. Вмешалась судьба. Вечером на кухне павлодарского филолога и музыковеда Наума Шафера пили чай, разговаривали. Хозяин показывал Евтушенко пластинки. Взгляд поэта остановился на "Кирпичиках" - антологии русского городского романса за 100 лет. "Что это?" - спросил Евтушенко. Шафер начал было объяснять, но гостя, как выяснилось, заинтересовала не сама пластинка, а ее оформление. "Завтра же я должен встретиться с этим художником", - заявил он. Наутро Евтушенко два часа провел в мастерской Александра Бибина.
О реакции можно рассказать двумя словами: пришел и удивился. У поэта большая коллекция художников-нонконформистов, освободившихся от гнета идеологии и "официального" вкуса, - Неизвестного, Булатова, Рабина... И когда в провинции, где художники не поднимались выше определенной планки, Евтушенко вдруг обнаружил работы того же уровня, он был поражен тем, что Бибин за столько лет нигде толком не выставлялся, ни разу не был за границей.
Оценивая творчество художника, поэт восторженно написал: "...Во всем мире сейчас не более 10 - 15 крупных художников, которых узнаешь по почерку. И вдруг - о, чудо! - в Павлодаре состоялось мое открытие огромного художника Александра Бибина. Это художник мирового класса. Фантасмагорический реализм. Раблезианство XX века. Великая картина "Вязальщица" достойна висеть хоть в Лувре. Тщательная выписанность деталей, вулканическая власть эмоций, мощь мысли. Ни одного пустого сантиметра без нагрузки мыслью, цветом. Словом, гений - неведомо как выживший среди диссидентских процессов, тусовок и разных видов продажи. Ему суждено большое будущее, потому что у него уже есть большое настоящее. Этот человек - гордость Павлодара...".
Окончив в 1965 году Алма-Атинское художественное училище, Александр Бибин начал работу в Павлодаре в области монументального искусства, станковой живописи, графики и декоративно-прикладного искусства. В 1979 году на Московской студии научно-популярных фильмов сняли документальный фильм о художниках, работающих со стеклом, керамикой, смальтой, героем которого стал и Бибин. В этом же году он завершил свой наиболее известный витраж "Разбуженная степь", украсивший Дворец тракторостроителей. 150 квадратных метров литого стекла, изготовленного художником на стеклозаводе в Белоруссии, монтаж стеклянной стены из сотен деталей, весящей 12 тонн и высотой с трехэтажный дом, - все это заняло три года работы. Творческая секция монументалистов выдвинула художника на получение звания, но...
Даже студентом Александр Иванович не торопился показывать свои картины, считая живопись "интимной вещью". "В шестидесятые годы первое же участие в областной выставке работ молодого живописца вызвало настороженность и даже враждебность к его творчеству, - пишет о Бибине искусствовед Н. Никифорова. - Нелепо, в бреду "борьбы с формализмом в искусстве" была уничтожена тогда декоративная роспись в фойе павлодарского музыкального училища, являвшаяся для художника своего рода итогом большого цикла "Музыкальных композиций".
Следующее участие в выставке было только в 1993 году, после ареста и нескольких лет заключения по надуманному обвинению. Художника полностью реабилитировали. Годы изоляции не озлобили Александра Ивановича. Помогло философское отношение к жизни и творчество, которым он продолжает радовать своих поклонников и друзей, в число которых входит теперь и Евгений Евтушенко. Свидетельство тому - стихи поэта.
Евгений ЕВТУШЕНКО
Когда на полке
банный лист липучий
прилип клеймом
Бурбулису ко лбу,
кто право дал им
в Беловежской пуще
решать в парилке
всей страны судьбу?
Есть самовары.
Есть и самоворы.
У нас украли мы
свои просторы.
Кто - несгибаем в жизни.
Кто - изгибен.
Границы - змеям гибкостью родня.
Но в Павлодаре есть художник Бибин.
Он иностранец, что ли, для меня?
Как ты, русак с тибетскою бородочкой?
Сидел в тюрьме,
да вот не дружишь с водочкой.
Ты - азиат, но ученик Рабле.
Не ельцинский твой паспорт - назарбаевский,
но жизни твоей смысл - неразрубаемость
с большим искусством на большой земле.
А нас, как топорами разрубали,
на раны лили водочку ковшом.
Мы вышли все из
беловежской бани,
а выйдя, оказались нагишом.
Когда нас рассекли,
нас не спросили.
От нас, самопредателей, разинь,
отсечены мильоны безроссийных
оставленных в республиках россий.
Как русские легко бросают русских!
Ну хоть бы гаркнул кто издалека,
когда над Иртышом ночные руки
стащили с пьедестала Ермака.
И мы совсем не долго поры дали,
да попривыкли -
все, что мы смогли.
Васильев Павел дарит в Павлодаре
цветок картошки мне из-под земли.
Я за Россию и за Казахстан.
Всех станов я певец.
Весь мир - мой стан.
Быть может, веку новому удастся
забыть слова "граница", "государство"
и сделать человечество одной
безвинной бестаможенной страной?
Не стоит плакать по былым державам.
Их не вернешь.
Нас втягивая в рот,
был полукроликом, полуудавом,
громоздкий строй -
потемкинский урод.
Но, виноватый перед Павлодаром,
Я плачу у Васильевских ворот.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников