17 октября 2017г.
МОСКВА 
10...12°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.09   € 67.30
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕВГЕНИЙ ЛЕОНОВ: "ВЫШЕ ЗАКОНА ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ"

Смирнов Кирилл
Статья «ЕВГЕНИЙ ЛЕОНОВ: "ВЫШЕ ЗАКОНА ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ"»
из номера 021 за 05 Февраля 2004г.
Опубликовано 01:01 05 Февраля 2004г.
Целое десятилетие нет с нами Евгения Леонова. Даже после того как он пережил клиническую смерть и почти месяц находился на грани жизни и небытия, Евгений Павлович не утратил чувства юмора. На наш вопрос, как человек переживает такое, Евгений Павлович, шутя, ответил: "Я на несколько минут заглянул Туда. Надеялся увидеть Раневскую, но не разглядел... "Ушли годы, ушел из жизни великий артист Евгений Леонов. Но многое, о чем он говорил тогда, сейчас воспринимается с чувством горечи от того, что его нет с нами, и чувством благодарности за то, что его фильмы, его доброта и душевная щедрость по-прежнему с нами.Полный текст интервью публикуется впервые.

- Что в современной действительности вас, Евгений Павлович, настораживает?
- Все одержимы одним: заработать. Я тоже много работаю. Но честно - простите, может, слово не то - много не заработаешь. Значит, надо что-то такое совершить. Как все, удариться в бизнес? Нет! Можете ли вы представить себе "делового Леонова" с мобильным телефоном?
- В последние года два-три вы никому не давали интервью. На эту встречу согласились тоже без особой охоты. Все уже сказано? Или есть другая причина?
- Мы все говорим, говорим. Опять слова, слова. Люди скажут: и без тебя, Леонов, тошно!
- Ну, уж интервью с любимым артистом с удовольствием прочтут все...
- Сейчас такое время, что многословные интервью напоминают трепотню. Кругом все рушится, валится - по человеческой, по божьей линии. А интеллигенция и верхушка рабочего класса все чего-то обсуждают. А ведь давно наступило время свершений. Свершить пусть маленькое, но полезное. Мы же все даем интервью, у каждого указательный палец впереди, каждый тычет в телевизор и предлагает жить по-другому. Предприниматели во всем мире чего-то производят. У нас же они в основном заняты перераспределением. Или имитацией созидания. Если не приложить усилий и даже, может, сверхусилий - жизнь наша не поменяется.
Я вот недавно побывал в одном подмосковном городке. Там при старой власти было с десяток промышленных предприятий - дымили трубы, грузовики тряслись по разбитой бетонке. У людей была зарплата. А сейчас полная разруха. Заводы и фабрики закрыли, людей выставили на улицу. Специалисты-прогнозисты уже предрекают: в ближайшие пять-семь лет в том городе будет ограблена каждая вторая квартира! И как не красть, когда дома дети некормленные...
(Во дворе загудела машина. Леонов: "Мою "Волгу", пока мы с вами говорили, наверное, увели". Смеется).
- Евгений Павлович, вы никогда не производили впечатление мрачного человека. Откуда такой пессимизм?
- Да кругом что-то невесело. Хотя... Говорят, что сейчас редко можно встретить улыбающегося человека. Это тоже неправда. Я как раз считаю, что улыбающихся людей всегда было много. Вот набурчал вам тут... А сам думаю: остались все-таки на этой земле добрые люди. Бог с ней, с колбасой и большой зарплатой! Главное, чтобы было все по-человечески. Во мне ведь тоже тлеет огонек надежды. И я верю в добрые перемены. Вообще, мрачными, наверное, бывают не очень здоровые люди...
- Неудобно спрашивать, Евгений Павлович, но все же, что с вами случилось тогда в Германии?
- История странная. Я и не думал умирать. Стенокардия ведь у многих бывает. Мы были на гастролях в Гамбурге. Почувствовал вдруг себя неважно. Врач осмотрел и сказал, что у меня воспаление легких. Повезли перед спектаклем на рентген. Потом неожиданно прострел, удар, шок, инфаркт, клиническая смерть. Откачали. Через несколько дней - второй инфаркт. Выяснилось, что-то там оторвалось. Операция. Вызвали сына и сказали: сиди и пой, зови его сюда, на землю, услышит - вернется, не услышит - не придет. Да, я "пришел" через 9 дней. В общей сложности между жизнью и смертью находился 28 суток. Всего не расскажешь...
- Хотелось бы услышать ваше мнение о современной литературе.
- У нас новой литературы нет. Особенно и назвать нечего. Одно хвастовство, по-моему. Время от времени перелистываю Достоевского. У меня дома много серьезных книг. Не до них сейчас, увы. Я вот все больше думаю о сегодняшнем дне, о том, что сам вижу, слышу. Много смотрю телевизор. Возбуждаюсь безумно и все пытаюсь отделить правду от неправды. Сердце буквально рвется на куски...
- Ваш любимый режиссер по-прежнему Георгий Данелия?
- У меня в кино около 70 ролей. И "Старший сын", и "Полосатый рейс", и "Донская повесть". Мне нравятся эти фильмы. И все равно я "осел" у Данелии. Безусловно, он талантливый режиссер. В "Паспорте" в "моей" роли снялся Армен Джигарханян. Почему не я? Данелия мне сказал: "Я тебя не повезу в Синайскую пустыню, помрешь - на меня собак навешают". И представляете, тут же один из "добрых знакомых" звонит мне: "Что, предал тебя твой-то"?..
- Вы умеете отдыхать?
- Нет... нет. Но вообще-то я не очень точно выразился. Иногда полистаю томик классика... Но это по настроению.
- Что вас сейчас больше всего в жизни радует?
- Вроде меня сейчас ничто не радует, если честно. Но сам себе говорю: Леонов, чего тебе еще надо? У тебя такой хороший сын, ты любишь свою жену, своих друзей. Какого тебе еще рожна?
- А заветная мечта есть?
- Вы так спросили, что я должен ответить в тональности не меньше как "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"
Мне хочется, как и всем, удержаться на том уровне, который позволил бы потом сказать: "Выше закона может быть только любовь, выше правосудия - только милость, выше справедливости - только прощение".
- В Ленкоме вы заняты только в одном спектакле - "Поминальной молитве".
- Да, в одном. Хороший спектакль. Публике нравится. В свое время я ушел из театра от моего учителя Андрея Александровича Гончарова не просто в Ленком, а к режиссеру Марку Захарову. Ленком - театр захаровский, там его мир, идеи, его эстетика. Я же худо-бедно принадлежу к актерам, которых воспитали Блинников, Массальский, Яншин... . Ленком - детище Захарова. Меня привлекло то, что Марк Анатольевич очень современен, чувствует сегодняшнюю атмосферу, время, умеет передавать его. Это режиссерский театр. И, может быть, ему и не нужны такие актеры, как я. По большому счету я не убежден, что я много сделал за 17 лет работы в Ленкоме. Кому-то мои работы нравились, кому-то нет. Мне самому иной раз кажется, что я не до конца изведан. Могу сыграть еще что-то такое, что сразу и в голову не придет.
- И какая роль вам доставила бы сейчас творческое удовольствие?
- Некоторые театральные критики в своих статьях обо мне писали, что я, мол, "непрочитанный король Лир". Может быть, кто-то из них слышал, как я говорил о том, что хотел бы сыграть Лира. Показать его обманутую доверчивость, распятую доброту. Дать его не таким страстным, как обычно его изображают, а, наоборот, стариком, отдавшим сердце детям и получившим взамен фигу с маслом, проклятье, злобу и ненависть. Неожиданное прочтение? Неожиданное. А возможно так сыграть? А почему бы и нет? Мне кажется, что я мог бы еще играть. Но теперь все будет сложнее. Гнетет одиночество какое-то. Вдруг заметил, что часто стал смотреть на стенку. Нет, не потому, что жду смерти. Просто спрашиваю себя: зачем я живу, чего я хочу, зачем меня отпустил Бог? Я уже вроде простился со всеми, умер. А он меня возьми и отпусти обратно.
- Вы человек верующий?
- Меня смущает, что теперь все веруют. Вот сегодняшний случай. Мы с Колей Караченцовым возвращались рано утром. В семь у церкви уже стояло человек пятьдесят. Они истинно верующие? Кто-то там окунается в святую воду, принимает крещение. Я смотрю, очереди в простынях стоят. Много людей крестится, молодежь тоже проявляет желание. Лезут в чан, не брезгуют. Мне почему-то стало казаться, что мы неправильно все это делаем. Кампанейски. Можно верить или не верить, не надо только разрушать, как в свое время глумились, ломали, рушили, гадили. А что хорошего приобрели? Дети не верят ни в Бога, ни в черта, ни в коммунизм, ни в капитализм. Ладно бы. Для меня самое страшное, что они не верят в дом свой, в отца, мать. Рвется какая-то цепь жизни...
- А сами вы в церковь ходите?
- Не для всех, для себя...
- Про какого человека вы могли бы сказать, что он добрый?
- Добрый человек в моем понимании тот, кто привык не брать, а отдавать. Наши педагоги, режиссеры-старики учили: хочешь стать личностью - научись отдавать. Всегда есть возможность чем-то поделиться. А человеку подчас бывает достаточно одного доброго слова, чтобы почувствовать себя окрыленным. И очень важно, чтобы это было при жизни человека. А то Шукшин умер в 44 года, и вслед посыпались хорошие слова. А при жизни для него и для Высоцкого жалели добрых слов, смотрели свысока и снисходительно.
- Высоцкого вы близко знали?
- Немножко знал. И знал, кстати, с хорошей стороны, человеческой. Говорят, он много пил. А почему бы и не пить, если его так больно пинали? И потом, не так уж он и пил. Иначе
как же тогда, позвольте спросить, он играл на сцене, снимался в кино, писал песни? Про Вицина тоже всякую чепуху мололи - пьяницу из него сделали. А он, между прочим, вообще никогда не пил. Он сыроед, любит на голове стоять, он - йог. Да и про меня черт-те что говорили. Жена как-то ехала в такси, а ей водитель, показывая на наш дом, говорит: "Тут Женька Леонов живет, мой друг. Все время ему не хватает три рубля на водку. Приходится выручать". Жена пристыдила его и вышла из машины. И все-таки хороших людей у нас в стране больше.
- Как вы относитесь к голым телам на экране?
- Мы не умеем снимать голые тела. Я вот в "Полосатом рейсе" показал голый зад, и с меня началось советское эротическое кино... Во всем должна быть мера! Ведь на Западе в кино эротические сцены ограничены для показа. Для любителей клубнички есть специальные кинотеатры.
- Сейчас можно прилично заработать в кино?
- Раньше, помню, за полтора года съемок 5 тысяч могли отвалить. Сейчас иные маститые актеры зарабатывают и 30 тысяч долларов. Но Леонову таких денег никто не предлагал. Мы тут в Нижнем Новгороде выступали на автозаводе. Проходит полгода, и слышу: "Тебе же они "Волгу" без очереди дали". К сожалению, не дали. Всю свою жизнь я сам за себя отвечал. Сейчас думаю о сыне - его дом тоже держится на мне.
... Евгений Павлович поднимает телефонную трубку, долго кому-то что-то говорит. Нам объясняет:
- Юра Никулин звонил. Мы с ним в хороших отношениях. Постарел он. В старости и юмор уж не тот. Вспоминаю, скольким людям помог этот удивительный человек. И он, я думаю, про меня мог бы такое же сказать. Юра, используя свою популярность, выбивал людям квартиры. В Моссовет ходил как на работу. Сейчас этого никто не помнит.
Меня и сегодня молодые иногда просят помочь. Я же не администрация! Но отказать неудобно. Евгений Павлович, помогите сына положить в больницу, а то там очередь... Как тут быть? Звоню главврачу и обещаю, что артисты за это сыграют бесплатный концерт.
Хорошее, к сожалению, забывается быстрее, чем плохое. Да я и не требую особой памяти о себе - мало ли чего было. Но все равно и мне хочется услышать доброе человеческое слово. Мне этого было бы достаточно, чтобы быть... слегка окрыленным.
Что пожелать вам напоследок? Еды? Но это и так должно быть. Счастья? Ну, это очень относительное понятие. Радости? Это уже совсем забавно. Работы? Так и должно быть. Почаще, может быть, улыбаться, даже сквозь стиснутые зубы. На нас обрушивается что-то огромное, несуразное, некультурное, порой просто необразованное. Каждый новый виток нашего развития, мне кажется, выкидывает наверх не самых профессиональных и умных людей. Страшно, что сейчас наступило время посредственностей. Эту мысль я постоянно гоню от себя. Но она меня не покидает...
Декабрь 1993 г.


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.