05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОГДА СТЕНДАЛЬ ЕЩЕ НЕ БЫЛ СТЕНДАЛЕМ

РИА "Новости"
Опубликовано 01:01 05 Февраля 2004г.
В 1783 году во французском городе Гренобль в семье небогатого местного адвоката Жозефа-Шерюбена Бейля родился мальчик, которого родители назвали в честь деда и крестной - Анри-Мари. В школе он увлекся математикой, и в 1799 году его отправляют в Париж для поступления в политехническую школу, которая готовила военных инженеров и артиллерийских офицеров.

Юность, свобода, любовь, музыка, театр - все это страстным столичным вихрем закружило Анри. К тому же юноша попал в Париж в самый разгар политических событий: только-только произошел государственный переворот 18 брюмера, и молодой генерал Наполеон Бонапарт захватил власть в стране.
Вместо учебы Анри направляется в армию добровольцем. Его зачисляют сублейтенантом в драгунский полк и отправляют в Италию. Здесь он служит немногим более двух лет, показывая себя храбрым человеком. Затем подает рапорт об отставке и в 1802 году возвращается в Париж.
Какое-то время Анри живет в Париже: и снова театр, нужные связи в высшем обществе, любовницы, музыка, философия и литература. Он даже начинает писать несколько пьес и комедий, но не заканчивает их, посчитав это занятие бессмысленным.
Он страстно влюбляется в очаровательную актрису Мелани Гербер. Мелани по контракту уезжает в Марсель, и Анри едет за ней. Целый год они счастливо живут вместе, как муж и жена: Мари играет в театре, Анри помогает ей воспитывать дочь от первого брака и работает приказчиком в бакалейной лавке. Но тут приезжает богатый помещик из России - некто Барков - и увозит Мелани с собой... Анри собирается покончить жизнь самоубийством, но потом решает, что лучше начать все сначала.
В это время Наполеон готовится завоевать Европу. Анри возвращается в армию. Его зачисляют в интендантство. В этом ему помогает его двоюродный брат граф Пьер-Антуан Дарю, который был на 16 лет старше и к тому времени стал не только известным поэтом, историком, членом Французской академии, но и маршалом, генеральным интендантом армии, министром Наполеона.
В 1812 году Анри исполнилось 29 лет, и он по собственному желанию в составе интендантской службы отправляется на войну в Россию. Ему, как и многим, казалось, что эта страна будет завоевана быстро и красиво.
Обо всем, что с ним происходит в этот период, мы узнаем из его писем.
Он попадает в Смоленск, где становится свидетелем штурма города и участвует в реквизициях продовольствия у местного населения.
ФЕЛИКСУ ФОРУ, ГРЕНОБЛЬ
Смоленск, 80 лье от Москвы. 24 августа 1812 года:
"...Я не очень-то счастлив, что попал сюда. Как меняется человек! Эта жажда все видеть, которая мучила меня прежде, совершенно исчезла; с тех пор, как я узнал Милан и Италию, все, что я вижу, отталкивает меня своею грубостью... иной раз я готов расплакаться. В этом океане варварства моя душа не находит отклика ни в чем! Все грубо, грязно, зловонно и в физическом и в нравственном отношении..."
Через несколько дней Анри участвует в Бородинском сражении и в сентябре добирается до пылающей Москвы. То, что он увидел здесь, поразило и изменило его. Впрочем, ничто не помешало ему участвовать в разграблении российской столицы.
ФЕЛИКСУ ФОРУ, ГРЕНОБЛЬ
Москва, 4 октября 1812 года, на дежурстве у главного интенданта:
"Свирепствующие поносы заставляли всех опасаться, что у нас не хватит вина. Нам сообщили весьма прият-ную новость: вина можно было взять в погребе краси-вого клуба. Мы прошли через великолепную ко-нюшню и через сад, который был бы прекрасен, если бы на деревьях этой страны не лежал, на мой взгляд, неизгладимый отпечаток бедности.
Мы направили своих слуг в этот погреб; они вы-несли нам много плохого белого вина. Маленький г-н Ж., служащий у главного интендан-та, который пришел, чтобы маленько пограбить вместе с нами, начал предлагать нам в подарок все, что мы брали и без него....
...Мой слуга был совершенно пьян; он свалил в ко-ляску скатерти, вино, скрипку, которую взял для себя, и еще всякую всячину. Я устал донельзя; приходилось идти пешком, так как моя коляска была загружена добром, награбленным моими слугами, да еще туда взгро-моздился больной поносом...".
ЖЕНЕ КУЗЕНА ГРАФИНЕ АЛЕКСАНДРИНЕ ДАРЮ
Москва, 16 октября 1812 года:
"... в Москве было четыреста или пятьсот дворцов, убранных с очаро-вательной роскошью, неведомой в Париже, и которую можно видеть только в счастливой Италии. Объясняется это очень просто. Правительство было деспотическим; здесь жили восемьсот или тысяча человек с годовым доходом от пятисот тысяч до полутора миллионов лив-ров. Что делать с такими деньгами? Ехать ко двору? Там какой-нибудь гвардейский сержант, любимец импе-ратора, мог унизить их и, более того, сослать в Сибирь, чтобы завладеть великолепными упряжками этих лю-дей. Этим несчастным оставалось только доставлять себе наслаждения, и, судя по их домам, в которых нам пришлось пожить в течение полутора суток, они, кажет-ся, очень хорошо использовали эту свою последнюю возможность".
В охваченной пожаром Москве Анри встречает знакомого француза - музыканта-арфиста Феселя, от которого узнает, что не так давно здесь, в доме Волконских, видели госпожу Баркову - Мелани. Анри пытается найти свою бывшую подругу, но безуспешно - она уже уехала в Петербург.
Случайно во время поисков Мелани он попадает в брошенный особняк Ростопчина. Дворец поразил его не столько великолепной изысканной обстановкой, сколько прекрасной библиотекой.
В ноябре по долгу интендантской службы Анри возвращается в Смоленск.
ФЕЛИКСУ ФОРУ
Смоленск, 9 ноября 1812 года:
"Вот я снова в этом городе, по живописности он продолжает казаться мне единственным в своем роде. Снег еще усиливает впечатление от поросших деревьями оврагов, среди которых он построен. Мороз легкий, два или три градуса, но, так как мы в России, каждый убежден, что он замерзает. Все наши помыслы направлены на физическую сторону бытия: иметь или не иметь сапоги, шубу - вот основной вопрос".
ГРАФИНЕ ДАРЮ
Смоленск, 9 ноября 1812 года:
"Однажды вечером я нашел несколько картофелин и съел их без соли с заплесневелым солдатским хлебом. Теперь вам понятно наше отчаянное состояние. Граф Дюма приказал мне отправиться с обозом из 1500 раненых. Представьте себе огромное множество маленьких повозок, ругань, постоянные ссоры; все эти повозки наезжают одна на другую, валятся в невылазную грязь. Каждый день мы непременно проводили два или три часа в грязной канаве в полнейшей беспомощности. Вот когда я проклинал свою глупую мысль поехать в Россию...".
ГРАФИНЕ ДАРЮ
Смоленск, 10 ноября 1812 года:
"Всю дорогу от Москвы мы переносили дьявольские физические муки... Мы строили себе маленький шалаш из сухих ветвей и зажигали костер. Я до сих пор дрожу от холода, и вы, конечно, замечаете это по моим каракулям. Вы не узнали бы нас, милая кузина, за исключением маршала, экипаж которого сохранился благодаря хорошим слугам и пятнадцати лошадям. Нас всех можно испугаться. Мы похожи на своих лакеев. Мы очень далеки от парижской элегантности.
Впрочем, от всех этих неприятностей страдают в армии преимущественно люди богатые. Солдатам живется хорошо, у них полные чашки бриллиантов и жемчуга. Это счастливая часть армии, а поскольку их большинство, то, значит, так и надо".
СЕСТРЕ ПОЛИНЕ И ГРАФИНЕ БЕНЬО
Смоленск, 20 ноября 1812 года.
"Одна лишь вещь огорчила меня: в день нашего возвращения в Москву я увидел, что этот очаровательный город, один из прекраснейших храмов наслаждения, превратился в черные зловонные развалины, среди которых бродили несколько несчастных собак и несколько женщин в поисках пищи".
Это было последнее послание Анри, отправленное из России на родину. Однако судьбе было угодно распорядиться так, что ни одно из его российских писем не дошло да адресатов во Франции. Наполеоновский курьер, который вез секретную императорскую почту, был убит казаками недалеко от Смоленска. Почта попала в канцелярию Александра I, которую возглавлял граф Алексей Андреевич Аракчеев. И только через 100 лет эти письма были переданы во Францию и там опубликованы.
Анри бежал с остатками штаба некогда великой армии и уже в декабре оказался в Кенигсберге. В 1814 году он присутствует при вступлении российских войск в Париж и, получив отставку, уезжает в Италию, где получает небольшую военную пенсию. Так заканчивается его военная карьера.
Через три года, в 1817 году, Анри-Мари Бейль пишет путевые заметки "Рим, Неаполь и Флоренция" и подписывает их псевдонимом "Г-н де Стендаль, кавалерийский офицер". Так начинается его литературная карьера.
Позже, работая над романом "Пармская обитель", Стендаль воспользуется своими впечатлениями, полученными на Бородинском поле, описывая битву при Ватерлоо, в которой не участвовал. Он сделает это настолько талантливо и правдиво, что другой мастер батальных сцен - Лев Толстой скажет: "Я обязан ему тем, что понял войну. Во всем том, что я знаю о войне, мой первый учитель - Стендаль..."
Но это уже совсем другая история.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников