Гостелерадиофонд - 1,5 млн аудио-визуальных материалов 1930-1995 годов

Эмблема Гостелерадиофонда. Фото: wikipedia.org
Игорь Владимиров
Статья «Эти голоса - просто сокровище»
из номера 015 за 05 Февраля 2014г.
Опубликовано 00:03 05 Февраля 2014г.

Для того чтобы сохранить старые теле- и радиопрограммы, остается все меньше времени


Недавним президентским указом, реорганизовавшим ряд государственных СМИ, было, в частности, упразднено ФГБУ «Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм» (ГТРФ), чье имущество отныне переходит в ведение Всероссийской государственной телерадиокомпании (ВГТРК). Но для того, чтобы один из ценнейших архивов России был сохранен, потребуются высокопрофессиональный менеджмент и современное техническое оснащение.

Гостелерадиофонд — это 1,5 млн аудио-визуальных материалов, связанных с историей страны с 1930 по 1995 год. Заметим: хранилище было отнесено к особо ценным объектам культурного наследия России (правда, нынешним указом оно из этого списка выведено). Создан же ГТРФ (под другим названием) был в 1970-х годах с целью сохранения аудиовизуальных материалов, представляющих большую культурно-историческую ценность. Сюда были помещены сигнальные экземпляры радио- и телепередач, здесь же хранились записи и съемки выдающихся отечественных актеров и музыкантов.

Услугами фонда пользовались ведущие телеканалы и радиостанции в России — Первый канал, НТВ, «Россия», «Культура», «Маяк», «Радио России», а также иностранные компании. На основе ретроконтента в середине 2000-х были запущены телеканалы «Время» и «Ностальгия», работающие в спутниковых и кабельных сетях России и СНГ. В 2009 году Гостелерадиофонд совместно со своими лицензиатами запустил интернет-портал CCCP-TV, где, например, можно было посмотреть концерт скрипача Давида Ойстраха 1959 года или программу Аркадия Райкина, записанную в 1975-м.

Богатая коллекция классической музыки и советской эстрады, литературные программы и передачи для детей, созданные на Всесоюзном радио, записи старых футбольных и хоккейных матчей привлекали рекорд-компании для изданий CD и DVD. Фонд работал для коммерческих и некоммерческих (образовательных и культурных) организаций, оказывал услуги частным лицам.

Правда, активное комплектование фонда новыми материалами прекратилось с распадом структуры Гостелерадио. Поскольку бюджетной поддержки хватало на выполнение лишь части возложенных задач, в последние 10 лет ГТРФ активно занимался коммерческим использованием имеющихся архивов. И все равно электронная каталогизация и перевод фондов на цифровые носители шли медленно. Сердце ГТРФ — здание производственного комплекса «Реутово» — давно требовало капремонта. При существующих темпах на оцифровку существующих пленок ушло бы 30-40 лет, в то время как эти носители аудиовизуальной информации разрушались на глазах. Аккурат перед отставкой руководство фонда обнародовало собственный «приговор»: «Результаты обследования показывают, что почти 75% звукозаписей (около 400 тысяч музыкальных, литературно-драматических, детских и документальных произведений), записанных до 1980-х на триацетатцеллюлозной основе, имеют разложение основы разной степени. Признак уксусного синдрома (разложения и окисления пленки. — «Труд») — у 45 тысяч часов эфира. В срочной перезаписи нуждаются практически все материалы, записанные в период 1940-1960-х годов: Процесс разрушения носителей приобретает массовый и обвальный характер».

Увеличение бюджетного финансирования при его грамотном использовании вполне позволило бы фонду эффективнее наладить работу. Заметим, что в рамках федеральной целевой программы «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009-2015 годы» на реконструкцию производственного комплекса «Реутово» в 2012-2014 годах должно было пойти 408,6 млн рублей, то есть почти половина из общих ассигнований на развитие цифрового телевидения в России. Однако из-за процессуальных нарушений при проведении конкурса на выполнение работ по реконструкции ПК «Реутово» этот конкурс был признан несостоявшимся...

Разбазаривание Телерадиофонда происходило еще с рубежа 1980-1990-х, когда тихо-мирно хранилище безвозвратно потеряло большой массив классики. Лишь некоторые из этих дел получили огласку — вроде продажи за бесценок огромного количества записей Ойстраха, Когана, Рихтера и других великих советских музыкантов некоему американцу Тристану Деллу, который затем организовал их коммерческий выпуск. А некоторые разделы архива, с которыми не особо хотелось возиться, просто отправили на свалку. Так были утрачены все «Голубые огоньки» 1970-х, программы с участием зарубежных гостей, записи европейских телекомпаний, купленные советским телевидением за валюту. Выбросили и архив популярной радиопередачи «С добрым утром!», погибли записи радиостанции «Юность».

Справедливости ради отметим и отрадный процесс, наметившийся в последние годы. Так, в 2009 году, впервые с середины 1990-х, несколько музыкантов — Андрей Макаревич, Алексей Кортнев, Павел Кашин, группа Uma2rmaN — сдали на хранение свое песенное творчество. В 2013 году группа энтузиастов во главе с автором интернет-проекта «Старое радио» Юрием Метелкиным предоставила фонду 30 тысяч пленок из найденного ими архива бывшего Иркутского радио. Планировалось, что эта акция станет началом совместного проекта по сохранению и возвращению в эфир звуковых архивов. Но системой таковое, к сожалению, не стало. Сегодня пополнение происходит лишь благодаря материалам, созданным на субсидии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Но даже если материалы попали в ГТРФ, что их ожидает дальше? По нынешнему сверхстрогому российскому законодательству об интеллектуальной собственности на всякое ее использование нужна санкция правообладателя. За которую надо заплатить. Спору нет — цивилизованное требование, но нужно же дифференцировать: одно дело — стоимость разового знакомства с целью, допустим, написания научной работы, совсем другое — покупка прав на выпуск, например, альбомов. Нынешняя норма здесь различия не делает. Вот и выходит, что Гостелерадиофонд в его нынешнем виде — то самое сено под собакой, которое ни себе, ни людям. Что находится в прямом противоречии с конституционным требованием общедоступности национального культурного достояния.

Летом 2013 года директором ГТРФ был назначен Сергей Волков, до того руководивший телерадиофондом ВГТРК. Теперь же и все его предприятие вливается во Всероссийскую государственную телерадиокомпанию. Но сможет ли она, и с собственным-то архивом едва справляющаяся, спасти гигантскую погибающую коллекцию ГТРФ? Очень хочется в это верить. Но кроме веры нужны планы и дела. А о них пока не слышно.

ratna 07 Февраля 2014, 18:22
Все оригиналы, видимо, намереваются выбросить после поспешной и бестолковой оцифровки. Много места занимают, да ещё и в тьму-таракане..
Тяни-Толкай 05 Февраля 2014, 22:04
Стереть, вытравить культурную память - эту цель чекистская свора ставила в 1918, ставит и теперь. И делает для этого всё. Сознательно, целенаправленно, целеустремлённо
Гость 05 Февраля 2014, 16:38
Я неоднократно предлагал ГТРФ продолжить передачу материалов, но им некуда их брать. Ремонт на базе в реутово так и не окончен, деньги выделенные на строительство нового здания техкомплекса для оцифровки изъяты и направлены (как мне по секрету сообщили) на закупку трех лимузинов, которые наверняка понравятся новым хозяевам после передачи имущества в ВГТРК... Кого там еще интересует судьба наследия..?

Юрий Метелкин - автор проекта.




Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?