07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"Я КАДМИЙ ЖЕЛТЫЙ, Я СОЛНЦА СВЕТЛЫЙ ЛУЧ!"

Азаров Юрий
Статья «"Я КАДМИЙ ЖЕЛТЫЙ, Я СОЛНЦА СВЕТЛЫЙ ЛУЧ!"»
из номера 042 за 05 Марта 2001г.
Опубликовано 01:01 05 Марта 2001г.

Я занимаюсь с крошками трех-пяти лет. Они увлечены живописью, музыкой. Но первое, чему я учу

Я занимаюсь с крошками трех-пяти лет. Они увлечены живописью, музыкой. Но первое, чему я учу детей, так это любви к своему рабочему месту. Я начинаю с того, что приучаю их любить палитру, столик, на котором они рисуют, баночку с водой, бумагу, картон, кисточку.
Бумагу мы аккуратно вырезаем и наклеиваем на картон, чтобы ребенок мог свободно работать кистью, не боясь, что бумага уползет или, намокнув, изогнется. Баночки с водой желательно две: одна - для холодных тонов, другая - для теплых. А кисточек должно быть три: две широкие - для теплых и холодных тонов и одна тоненькая - для "отделочных" мелких: нарисовать глазки, листочки, пальчики, снежинки, цветочки. Наряду с коробкой гуаши для "отделочных работ" целесообразно дать детям какие-нибудь хорошие, качественные краски в тюбиках или в специальных баночках. На это стоит обратить внимание ребят. "А вот это наше настоящее сокровище. Это очень дорогая волшебная красочка, яркая и тонкотертая, и ею можно уже в конце работы дорисовывать..." Дети будут ждать, когда закончится вся работа, а потом скажут: "А теперь дайте мне немножко волшебной краски".
Любое технологическое действие должно быть духовным, а его освоение - творческим. Можно долбить ребенку, что с кистью надо бережно обращаться, и тут не будет никакого творчества. А можно предложить игру "Кисть-волшебница". И начинается все так: "В некотором царстве, в некотором государстве, где цены были такие высокие, что бедным детям и хороших красок не купить, в этом царстве жила-была простая волшебная Кисточка".
- Посмотрите, какая она стройная. Я окунаю ее в водичку, и ее нежные волосики превращаются в острое перышко. Волшебница все умеет.
И я одним движением рисую листочек, затем воздушный шарик. Каждый ребенок ощущает ее волшебство, трогая колонковое острие ладонью, щекой, губами. А потом наблюдает, как принцесса-кисть отправляется в загадочные владения, которые зовутся палитрой. Вместе сочиняем тут же про каждую красочку: "Я кадмий, кадмий желтый, я солнца светлый луч..." Мой поэтический всплеск обращается к Набокову - "синее синего синей, почти не уступая в сини воспоминанию о ней!" Это магическая формула поэта. Я сто раз повторяю ее с детьми, они понимают, чувствуют.
Цвет нельзя рассказать. Цвет можно только воспламенить в душе. Помочь представить.
- Дети, закройте глазки. Представьте себе звучание небесной тишины: ультрамарин, кобальт синий, розовый, целериум. А рядом кадмий, киноварь, краплак...
Любой истинный талант начинается с прелести созерцания, с таинственного волнения. Это волнение ничем не заменить. Одухотворенная технология ищет тропинки к детским сердцам, к ликующим эстетическим родничкам. Попробуйте поднести тюбик к свету, настройте детей на ожидание чуда: сейчас, извиваясь, выскочит волшебная нить берлинской лазури или сверкающего изумруда. Ликующему созерцанию надо не просто учить, может быть, даже учить невозможно, ребенка необходимо эмоционально приближать к красоте.
Детская ладошка - это гармония природной красоты: чего стоят прозрачные пальчики! Кисточка - продолжение руки, она должна быть так же любима, как собственные пальчики. Мы все рисуем солнце, и нас волнует ритм языка, потому и сочиняем, поем: "Я кисточка простая, умею рисовать. Волшебные картины за душу будут брать!" Ищем вместе чистоту тона, блика, колорита.
Вот строка Пушкина: "Морозной пылью серебрится его бобровый воротник". Особое чутье цвета, перелива, полутонов. Литература не может быть бесцветной. Вместе с моими малышами размышляем над иллюстрацией к Набокову - огромная кадмиево-желтая бабочка на голубом фоне бескрайних просторов. А как поэт радовался краскам: "Березы, флигельный балкончик, все в пятнах солнца. Обмакну и заверну погуще кончик в оранжевую желтизну... Какие краски засверкали, какая радость расцвела!"
Иной раз я просто кричу: "Смотрите же, как таинственно красиво!" А потом двадцать раз повторяю: "Божественная голубизна!" или "Как же усилить эту фиолетовую грусть?!" А потом вместе с детьми огорчаюсь: "Почему пожухла прежняя сочность? Куда подевалась блистательная Аура? Как избежать пожухлости? Как возвратить сияние?"
- А сегодня мы нарисуем картину! Это будет, может быть, лес и небо, земля и звезды! И у меня для вас есть волшебная баночка для воздуха! Вот эта баночка! Но я ее пока не дам вам. Нарисуйте лес и небо. Какое небо? Какого цвета? Синего. Феи, дайте, пожалуйста, этим прекрасным детям небесный цвет! Да я сам, сам дам! Кому первому?
Гуашь можно развести в маленькой баночке и дать детям краску в готовом виде: небо. Можно развести красочку и для облачков. У кого какие облака будут: белые, черные, розовые, голубые?
Когда небо нарисовано, когда появились земля и зеленая трава, у детей обязательно на бумаге будут непрокрашенные места. И тут-то я показываю баночку с воздухом. В этой баночке у меня особая гуашь - голубая. Краска разведена, и я на своем рисунке показываю, как рисовать воздух. Заполняю все непрокрашенное этой разведенной голубой водичкой. И говорю:
- Смотрите, какой прозрачный воздух! А вы знали, что воздух - везде? Воздух имеет цвет. Небо тоже из воздуха. Какого цвета воздух на небе?!
Конечно же, ребенок не все поймет и не все запомнит. В его голове останется образ баночки с воздухом, он поймет, что воздух предметен, что он осязаем...
Нет ничего восхитительнее оформления детских работ: паспарту, рама - все, как у взрослых. Как у великих взрослых! Оформленная работа - это же праздник! Дети невероятно тонко ощущают красоту, созданную собственным воображением, собственными руками. Если ребенок не увидит красоты в малом, он не научится видеть прекрасное и в большом. Восприятие прекрасного должно постоянно подкрепляться деятельным участием ребенка в творении красоты.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников