07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОЛОМУ ИГРАТЬ ЛЕГЧЕ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 05 Апреля 2001г.
В этом году на фестивале "Золотая маска" музыкальный театр неожиданно потеснил драматический, представ перед зрителем во всем своем великолепии и блеске. Да и как, скажите, можно сравнивать оперу "Золото Рейна" Рихарда Вагнера в постановке Мариинского театра и экспериментальную работу "Дядюшкин сон" Федора Достоевского в исполнении маленького воронежского коллектива, если "Мариинка" считается национальным достоянием России, а этот камерный театр появился на свет в 1993 году из андеграунда.

И хотя драма, опера, балет проходят на фестивале по разным номинациям, для всех заранее было ясно, что представленные в афише "Золотой маски" два "императорских" театра: Большой и Мариинка не идут ни в какое сравнение с другими коллективами. Это абсолютно разные театральные "планеты". Мне кажется, что в соревновании за Гран-при должны принимать участие труппы одной "весовой категории". Меня подмывало спросить у экспертов, какими такими художественными критериями они руководствовались при отборе на фестиваль мюзикла московской оперетты "Метро", сделанного под кальку Бродвейского театра, где самого искусства ноль, зато есть шикарная "упаковка"? Похоже, теперь в "Золотой маске" будут отдавать предпочтение дорогостоящим постановкам с богатым оформлением и костюмами, сделанными у знаменитых кутюрье, а серьезному глубокому театру останется только исполнять роль Золушки.
Сегодня уже ни для кого не секрет, что пространство психологического театра сужается до скромных площадок с залом на 100, 200 мест, а представления чисто развлекательного характера занимают ведущее положение в коллективах, когда-то исповедовавших на сцене "жизнь человеческого духа". Поэтому для меня нет ничего удивительного в том, что прежний лауреат "Золотой маски" Григорий Козлов из Петербурга поставил "Лешего" Чехова в комнатном варианте, а Кама Гинкас "Черного монаха" того же Антона Павловича на... балконе.
При этом они взяли в помощники известных художников-конструктивистов Эмиля Капелюша и Сергея Бархина, умеющих создать на сценической площадке правдоподобную среду за счет точно найденных деталей и самой архитектуры зрительного зала. Тот, кто видел "Черного монаха", помнит, что беседка стоит на краю балкона, и, когда Коврин Сергея Маковецкого прыгает вниз - кажется, что он срывается в настоящую пропасть. А множество подвешенных к потолку длинных деревянных палок в спектакле "Леший" создают иллюзию "голого" леса, о гибели которого с такой болью говорит Михаил Львович - врач, эстет, ценитель всего прекрасного на земле в исполнении Ивана Латышева.
В ленкомовском "Городе миллионеров", все-таки включенном в число участников "Золотой маски", несмотря на жестокое сопротивление некоторых критиков, художник Олег Шейнцис выстраивает целый павильон с настоящими буфетами, шкафами, застекленной верандой. Здесь персонажи чувствуют себя как дома, а зрителям кажется, будто они смотрят семейный телесериал из жизни богатых итальянцев, которые тоже плачут. И хотя Инна Чурикова и Армен Джигарханян не включены в список номинантов на лучшую мужскую и женскую роль, мы-то знаем: их уровень мастерства от этого не пострадал.
От души хочется порадоваться за Константина Райкина, выдвинутого по двум номинациям: за лучший спектакль "Контрабас" и лучшую мужскую роль в этой постановке. А так как это моноспектакль, то, может быть, он получит сразу две награды? Чем черт не шутит! Впрочем, молодые актеры Полина Агуреева и Сергей Тарамаев в спектакле Петра Фоменко "Одна абсолютно счастливая деревня" тоже заслуживают призов за свои отлично сыгранные роли. Более того, будь моя воля, я бы выдала Петру Наумовичу патент за его художественное "изобретение". Он умудрился на маленьком пятачке "сочинить" настоящую сагу о жизни большого села, где одновременно поместились люди, птицы, коровы, трактор и даже протекала река.
Конечно, Фоменко - большой выдумщик и фантазер, это у него в крови, но, может быть, его неустанные поиски проистекают от бедности, когда так много хочется сказать людям со сцены, а средства не позволяют. Именно по этому "фантазийному" пути пошел авангардный коллектив "Дерево" из Петербурга, которого приютил под своей крышей театр "Балтийский дом". Да и много ли бродячим клоунам надо? Главное для них - присутствие духа не терять, мастерство свое сохранять и ничего не бояться. Но вот что удивительно: раздеваясь в спектакле SUICIDE IN PROGRESS догола и для смеха привязывая к причинным местам баночки с бубенчиками, им удается избежать пошлости дешевого эпатажа. Пластические картинки с участием этих артистов смотришь как ожившие полотна, скажем, Брейгеля, где обнаженные фигуры не вызывают нездорового любопытства.
Конечно, для этого нужна смелость и еще, чтобы тело актера "разговаривало" своим "языком", который, как выясняется, сегодня действует на публику сильнее текста. На этом спектакле Антона Адасинского и на другом его "хите" "Однажды", которые показывались в 21 час, было особенно тесно зрителям. И это был не просто "жеребячий" интерес. Они восторгались талантом молодых ребят, рассказывающих о себе и окружающей их жизни вот на таком клоунском языке. Думаю, руководители фестивали не могли не заметить, что сегодня публику интересуют не только роскошные спектакли, но и бедные, "раздетые" в буквальном смысле слова...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников