03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО ПЬЕТ ИЗ ПЕТРОВСКОГО КОВША?

Ивойлова Ирина
Опубликовано 01:01 05 Апреля 2002г.
Квартиру фалериста (коллекционера старинных наград) Михаила Селиванова ограбили ночью. Воры дождались, когда хозяин уедет на дачу, с помощью альпинистского троса влезли на балкон, и в тот момент, когда мимо дома проходила электричка, выставили окно. Грабители прекрасно знали, что брать: первые русские награды еще петровских времен, ордена, изготовленные в мастерской Фаберже, редкие военные знаки. Всего - более полутора тысяч предметов, стоимость которых на антикварном рынке составляет, по скромным оценкам, 2 миллиона долларов. Почему в квартире фалериста не было ни сейфа, ни сигнализации - особый вопрос. Как выяснили следователи, тульскому антикварному вору-рецидивисту Александру Белолипецкому Селиванова "сдал" приятель, тоже, кстати, коллекционер.

Белолипецкий - фигура в уголовном мире известная. Из своих 42 лет десять отсидел за кражу предметов искусства. Говорят, ему достаточно беглого взгляда на икону, чтобы определить ее возраст, цену и даже назвать мастера. На рынке российской старины он чувствует себя как рыба в воде, знаком чуть ли не со всеми московскими антикварами. Вора погубила поспешность. Вскоре после кражи несколько наград из селивановской коллекции всплыли у перекупщиков, что толкутся возле столичного магазина "Нумизмат". Ниточка потянулась в Тулу. Но доказать причастность Белолипецкого к краже тогда не удалось. Почуяв неладное, он вернул милиции почти все награды и сослался на то, что по просьбе знакомого коллекционера просто хранил их у себя.
К делу подключились сотрудники Тульского УФСБ. Вместе с коллегами из областного управления уголовного розыска они сумели доказать причастность рецидивиста к московской краже и еще трем хищениям икон в Тульской области. Преступная группа из 10 человек отправилась под суд. Большую часть похищенного Селиванову вернули. А это значит, что уникальная коллекция, которая украсила бы любой музей мира, осталась в России. За исключением нескольких особо ценных экземпляров, которые так и не удалось найти. Например, наградной ковш конца XVII века, который боярин Яков Годунов получил из рук царевича Петра Алексеевича.
То, что селивановская коллекция обнаружилась в России, можно считать большой удачей. Российский антиквариат за границей стоит значительно дороже и потому часто отправляется прямиком "за бугор". Между прочим, известный всем "Черный квадрат" Малевича оценен нашими экспертами в 8-10 млн. долларов, а на Западе, по некоторым прогнозам, его цена поднялась бы до 25.
"По-прежнему часто вывозят иконы, полководческие награды, в том числе советские - ордена Суворова, Ушакова, стоимость которых достигает десятков тысяч долларов. На них есть спрос в США и Европе", - рассказывает Виктор ПЕТРАКОВ, заместитель руководителя Департамента по сохранению культурных ценностей Минкульта РФ. Подразделение существует в министерстве пять лет и тесно работает с таможней, ФСБ, МВД и Интерполом. За это время эксперты запретили вывоз из России 6836 произведений искусства. Речь идет о тех законопослушных гражданах, которые обратились за официальным разрешением в Минкульт. А сколько антиквариата вывозится контрабандой - можно только догадываться. Таможенники говорят, что они задерживают в лучшем случае лишь каждую десятую вещь. Почему так мало? Не хватает специальных знаний, аппаратуры и кадров.
Точное описание всех похищенных вещей заносится в специальную информационную систему "Антиквариат", а потом сравнивается с тем, что выставляется на торгах или вывозится из страны. Система закрыта для посторонних глаз, иначе преступники, зная, что вещь в розыске, побоятся ее открыто продавать. Если похищенный раритет появился на заграничном аукционе, в музее, галерее, - он, как правило, возвращается в Россию. Большую помощь оказывают нашим сыщикам иностранные коллеги, особенно из США и Англии, где антикварный рынок очень активен, а службы безопасности весьма профессиональны.
Так, недавно в Великобритании на аукционе "Кристи" был выставлен альбом орнитолога и художника Одюбона "Птицы Америки" 1827 - 1838 гг.: огромного размера - больше метра с раскрашенными от руки гравюрами. Стартовая цена - 4 млн. долларов. Специалистам, надо сказать, известно всего три таких альбома: два - в Питере, один - в Москве. Неудивительно, что появление столь редкой вещи вызвало интерес службы безопасности аукциона. Перед торгами был сделан запрос в Россию. Оказалось, что альбом украден из питерской библиотеки. И что самое удивительное - довольно давно, но о краже сотрудники и не подозревали, так как более 20 лет никто не заглядывал в кожаный футляр.
В другой раз информация о подозрительном холсте поступила от директора одного из иностранных музеев. Выяснилось, что картина была украдена в России еще в 1955 году! Вернулись наконец из Франции семь рисунков Филонова, которые в 70-х годах были похищены из Русского музея, картины, пропавшие из Сочинского художественного музея. Кстати, одно из сочинских полотен купил американский профессор, который, будучи законопослушным человеком, поинтересовался его происхождением. Узнал, что приобрел краденую вещь, и согласился обменять ее на равноценную, но менее дорогую для России. Переданы государственному историческому архиву исчезнувшие восемь лет назад документы, которые обнаружила полиция Германии, и многое другое. В большинстве этих случаев библиотечные и музейные работники даже не знали о пропажах.
О том, сколько у нас в России коллекционеров антиквариата и что именно хранится в частных собраниях, - никому не ведомо. Коллекционеры скрытны, не рассказывают о своих сокровищах и не афишируют потерь - боятся грабителей. Возможно, если бы государство хоть как-то проявляло свой интерес к ним - помогало с оборудованием хранилищ, проведением экспертизы, выпуском каталогов, организацией выставок, - может, они охотнее заявляли бы о себе.
Пока что добрыми и, главное, доверительными отношениями с владельцами частных коллекций может похвастаться только музей "Московский Кремль". Многие крупные коллекционеры безвозмездно предоставляют ему свои экспонаты для выставок. Сотрудники музея обеспечивают страховку, доставку ценностей туда и обратно, охрану, а также обязуются не упоминать в экспозиции фамилию собирателя. И слово свое всегда держат.
Нам, конечно, еще далеко до того сознательного американского профессора, который, выложив за картину немалую сумму, добровольно расстался с полотном. Российский коллекционер, купив краденый раритет, вряд ли побежит в милицию. И кражи из сельских храмов, учитывая растущие на мировом рынке цены на иконы, будут продолжаться. Но кое-что для сохранения культурного наследия государства сделать можно. Например, провести тщательную ревизию хотя бы в главных российских библиотеках и крупных музеях, оборудовать одно-два хранилища для частных собраний, помочь коллекционерам составить каталоги всего ценного, что имеется у них, прочитать таможенникам курс истории искусства России и повнимательнее приглядывать за такими "спецами", как Белолипецкий. Глядишь - и петровский наградной ковш отыщется.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников