03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕЛЕНА СОКОЛОВА: С ТРЕНЕРОМ МНЕ НИЧЕГО НЕ СТРАШНО

Бондарева Ольга
Опубликовано 01:01 05 Апреля 2003г.

- Вы сейчас можете объяснить, в чем заключалась причина ваших неудач после столь яркого дебюта

- Вы сейчас можете объяснить, в чем заключалась причина ваших неудач после столь яркого дебюта в 1998 году?
- Я боялась рисковать. Например, очень стремилась попасть в число призеров на чемпионате России - и осторожничала. Не решалась на каскады из тройных прыжков, которые свободно исполняла на тренировках. Теперь я знаю, что риск себя оправдывает, а если боишься, на лед можно не выходить.
- На пресс-конференции в Вашингтоне вы признались, что измениться так кардинально вам "помогла" серьезная травма...
- Летом я получила сильнейшее сотрясение мозга, с потерей памяти, зрения. Ужасный был период. Врачи говорили, что в течение шести месяцев я просто не смогу встать с кровати. Делать прогнозы относительно моего возвращения на лед просто никто не брался. Вот тут-то я поняла, как на самом деле люблю фигурное катание и как боюсь его потерять. Сразу изменилось мое отношение к тренировкам.
- ...И решила вернуться к Виктору Кудрявцеву, своему давнему наставнику, от которого ушла два года назад?
- Последние два сезона я работала с Алексеем Николаевичем Мишиным, о котором могу сказать только хорошее. Замечательный человек и потрясающий тренер, он дал мне немало. Но в какой-то момент работать вместе стало тяжело - накопилось взаимное недовольство: Мишина огорчало, что не было результата, я никак не становилась первой. А мне не хватало тренерского внимания.
- Мишин с вами мало занимался?
- Почему, занимался, конечно, но номером один на тренировках всегда был Женя Плющенко. Мне, как человеку, который хочет стать лидером, это было тяжело. Так что давно мучили мысли о том, что уход от Кудрявцева был ошибкой. Еще до травмы хотелось вернуться. Все-таки в Питере я жила одна, все друзья и родные - в Москве. Родителям приходилось мотаться туда-сюда, мне очень не хватало дома. А в том, что идти надо именно к Кудрявцеву, сомнений не было. Не представляете, насколько легче работать с тренером, который знает меня чуть ли не всю мою жизнь.
- А история с исключением вас из сборной как-то связана с уходом от Мишина?
- Решительно никак! Мы с Алексеем Николаевичем разошлись спокойно, по взаимному согласию и исключительно профессиональным причинам.
Истории в общем-то никакой и не было. После того, как я получила травму, в состав команды ввели другую девочку, потому что на мой счет у нашей федерации возникли вполне естественные сомнения - не каждый после такого может восстановиться. Но дверь обратно в сборную передо мной никто не закрывал, наоборот, федерация мне очень помогала. И как только я пришла в себя и была готова выступать, поехала на этап Гран-при в Японию.
- Виктор Николаевич взял вас обратно в группу как ни в чем не бывало?
- Пока группа Кудрявцева была на сборах за границей, я сама стала ходить на лед клуба "Москвич", в котором формально числилась. А потом подошла и сказала: "Простите меня, пожалуйста"... Думаю, где-то глубоко у него была на меня обида. Но, к счастью, вида он не подал. Знаете, это было непросто - начинать со мной фактически с нуля в сентябре, когда соревнования уже на носу. Я же первое время могла кататься только минут по 15 - 20 в день. Так что работа нам предстояла колоссальная.
- У вас репутация фигуристки с характером. Скажите, с Кудрявцевым удается избегать трений просто потому что он очень хорошо вас знает?
- Конфликты у нас возникали только тогда, когда Виктору Николаевичу приходилось меня останавливать. Знаете, я ленивая в жизни, но на льду - трудоголик. Если что-то не получается, на тренировках готова себя истязать. Иногда видно уже, что пора остановиться - и тренер чуть ли не силой выгоняет меня с катка.
- А был такой переломный момент, когда вы почувствовали, что возвращение в элиту фигурного катания обязательно будет успешным?
- Наверное, это произошло в Казани, на чемпионате страны. Я понимала, что мне будет очень тяжело, и волновалась страшно - все-таки отбор в состав сборной. Помню, откаталась Ира Слуцкая, мне вот-вот выходить на произвольную программу. Подходит Кудрявцев, берет меня за руку и спокойненько так говорит: "Без каскада три-три со льда можешь не возвращаться". И все, у меня все встало на свои места. Я подумала: я делала это на тренировках 150 раз, сделаю и 151-й. Я настолько хорошо знала, чего хочу и что должна сделать, что никаких препятствий не видела. А еще теперь у меня прикрыт тыл. Я знаю, что мой тренер и мой хореограф готовы сделать для меня все что могут. И с их поддержкой мне ничего не страшно! Выходя на лед, я всегда чувствую, что я там не одна.
- А о чем вы думали, стоя на пьедестале, помните?
- Я смотрела на российский флаг и думала: когда-нибудь я обязательно буду стоять на первой ступени и в честь моей победы будет звучать гимн нашей страны. Я не загадываю - когда, но буду очень стараться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников