05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ СОЛОМИН: ПОСЛАТЬ БЫ ИХ ВСЕХ... НА ТЕНДЕР

В конце марта видные деятели искусства были приглашены на заседание Комиссии по культуре в администрацию президента, где в течение двух дней обсуждали Указ N 94, из-за которого сегодня парализован запуск новых фильмов, приостановлены репетиции дорогостоящих спектаклей, а музеи не могут приобрести новые экспонаты. На этом высоком собрании присутствовал и худрук Малого театра Юрий Соломин, занимавший пост министра культуры РФ в начале 90-х. С ним встретилась наш корреспондент и попросила его рассказать, что же скрывается за загадочным словом "тендер" и откуда оно появилось?

- Откуда оно появилось - я не знаю, но я бы всех, кто придумал его, отправил на... этот тендер.
- И все-таки поясните, что означает это слово, и почему тендер решили использовать в культурной сфере?
- В переводе на русский язык - это конкурс. Новый Указ N 94 гласит: все проекты, которые стоят больше 60 тысяч рублей, выставляются на конкурс. К примеру, я решил ставить "Короля Лира", а его оформление превышает 60 тысяч рублей, поэтому на постановку этого спектакля обязательно должен подать заявку и другой режиссер, так как смета расходов моего коллеги может оказаться меньше моей. В результате возникнет конкуренция, и, вполне вероятно, победит тот, у кого меньшая сумма. Те, кто издавал этот указ, не понимают, что режиссер вынашивает замысел спектакля или фильма годами и это штучный "товар".
Приведу другой пример. В связи с празднованием 250-летия русского профессионального театра мы должны выпустить третий том истории Малого театра, но издать его не можем, поскольку проект дорогой, значит, нужно объявлять конкурс. Но, скажите, кто на это пойдет, зачем другому театру история чужого коллектива? Получается тупиковая ситуация. И так на всех "фронтах". Недавно наша администрация решила купить новую легковую машину, так как старую ремонтировать уже бесполезно. Обратились в одну фирму, где нам сделали скидку, поскольку отдаем им отслуживший свое пикап, но опять нужен тендер, чтобы кто-то еще захотел купить нашу машину. Ну разве это не бред?
- А что говорили ваши коллеги на совещании в администрации президента по поводу нового указа?
- Возмущались. Не было ни одного человека, который бы сказал, что идея гениальная. Председатель Комиссии по культуре Борис Пиотровский в ужасе. Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин разводит руками: указ предписывает режиссеру заключать договор с худруком театра, значит, теперь руководитель коллектива Петр Фоменко должен будет заключать договор с самим собой, если решит ставить очередной спектакль. До такого даже Салтыков-Щедрин не мог додуматься...
- Но почему вас так поздно собрали? Ведь Указ N 94 был принят 1 января 2005 года.
- Мне кажется для того, чтобы мы поддержали и одобрили указ. Ведь Комиссия по культуре не знает, что делать с потоком возмущенных писем от директоров киностудий, театров, музеев, библиотек. Помните, когда год назад началась вся эта кутерьма вокруг реформы репертуарного театра? Так вот, если бы не встреча видных деятелей сцены с президентом, то еще неизвестно, кому бы сейчас принадлежали столичные театры...
Я постоянно прошу: назовите имена тех, кто все это придумывает, мы хотим знать, кому обязаны такими "благодеяниями". Если бы эти люди хотя бы на минуточку представили, на какие копейки живут наши ведущие артисты, например, сколько получал недавно ушедший из жизни Евгений Самойлов, то наверняка у них не хватило бы духу устраивать очередную свистопляску в коллективах и хватать нас за руки, будто мы воры.
- Они этого не знают, потому что некоторым знаменитым актерам стыдно говорить, сколько они получают. Тому же Владимиру Зельдину, недавно отметившему 90-летие и заслужившему всего-то 10 тысяч рублей в месяц. А ведь он по-прежнему выходит на сцену и как играет...
- Таких актеров, как Зельдин, не так уж много, их надо записывать в Красную книгу, потому что для своей страны они сделали не меньше олимпийских чемпионов. Я рад, что теперь им стали дарить квартиры, машины, но ведь этого могло и не произойти, если бы не вмешался президент. Вот я и думаю, как бы сделать так, чтобы вышло постановление: ни один закон не принимать, пока министерства не обсудят его со специалистами. А то ведь получается, что руководителей театров лишают права тратить деньги по их усмотрению, ибо им не доверяют. Меня лично это оскорбляет до глубины души. За свои 50 лет работы в Малом я ничего себе не присвоил, хотя не скрою, мне тоже хочется иметь обеспеченную старость. Но нельзя же идти против совести - замучаешься потом.
- А как вам нравится, что всех режиссеров уравняли под одну гребенку? Теперь никому неизвестный Пупкин, готовый ставить спектакль за тысячу долларов, может выиграть тендер у Марка Захарова, который посчитает такой гонорар оскорбительным. И будет прав.
- Логика подсказывает, что рыночная экономика не приемлема для серьезного искусства, это не мыльные сериалы, которые делаются для того, чтобы показывать рекламу. Может быть, в каком-нибудь провинциальном театре и можно поставить спектакль за две тысячи долларов, только не в Петербурге и не в Москве.
- И все-таки скажите, как вам удалось обойти новые правила, когда вы ставили "Ревизора"? Ведь оформление и костюмы в нем очень дорогие.
- Нас спасла старая привычка: заготавливать все впрок. В театре есть свои поделочные цеха и швейные мастерские, все материалы закупаются большими партиями, и их хватает надолго. Это нас и выручило, иначе бы не выпустили спектакль.
- Ну а что вы посоветуете делать другим театрам?
- Не опускать руки. Как мне кажется, этот нелепый указ должен быть отменен. Что вы на меня так смотрите? Думаете, я слишком наивен?
- Я так не думаю, хотя бы потому, что бывший министр культуры не может быть человеком наивным. Достаточно вспомнить, какие бои вы выдержали, когда выселяли разные организации из монастырей, чтобы вернуть их церкви.
- Да, это была целая эпопея. В принципе и к власти я никогда не рвался. Может быть, поэтому и сейчас отказываюсь от разных постов в административных структурах, куда зовут. Мне хватает моего театра и Щепкинского училища, где я готовлю новую актерскую смену. Молодежь меня отлично понимает. Вы не поверите, но я умею находить общий язык даже со своими собаками. Когда мне бывает особенно тяжело и я начинаю задыхаться от перегрузок, то уезжаю на два дня к себе в деревню и общаюсь там только со своими четвероногими друзьями.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников