03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТВОРЧЕСТВО ПЛЮС ЛЮБОВЬ. ОСТАЛЬНОЕ К ЧЕРТУ...

Яковлева Мирра
Опубликовано 01:01 05 Апреля 2007г.
В год 100-летия Шостаковича о великом композиторе сказано так много. Но гений неисчерпаем: только что вышла книга, открывшая неведомые драматичные страницы жизни Дмитрия Дмитриевича - "Мой Шостакович" Сергея Сапожникова (издание Артистического общества "Ассамблеи искусств").

Что мы знали, например, о любви 17-летнего консерваторца Мити к обыкновенной девушке, его сверстнице Тане Гливенко, которой он многие годы посылал дневникового характера письма-записи обо всем, чем жил? "...Пока живет во мне творческая мысль, я - счастливейший из смертных. К черту богатство, к черту славу, к черту все решительно, пожалуй, кроме любви, когда есть радость творчества". Эти слова из письма к Тане, отправленного из Ленинграда в Москву 9 марта 1926 года, принадлежат Шостаковичу, окрыленному одновременно успехом своей Первой симфонии и первой любовью... Писем таких, написанных с 1923-го по 1930 год, у Гливенко собралось 147.
В конце 1991 года в газете "Известия" прошло сообщение, что на лондонском аукционе "Сотбис" проданы 500 страниц этой тайной переписки, хранимой Татьяной Ивановной... Однако автору нынешней книги эти письма были известны еще в начале 1980-х. Тогда Сергей Сапожников, изучая партитуру Первого (юношеского) трио Шостаковича, обнаружил посвящение этого сочинения Татьяне Гливенко. Ему удалось разыскать ее в Москве. Татьяне Ивановне было к тому моменту уже 75 лет. В последовавшем многолетнем общении она сделала для Сапожникова выписки из писем обо всем, касающемся творческого роста Шостаковича как музыканта, художника. Опубликованные в первой части книги под заголовком "Младые годы, или Неосознанный рай", они рисуют яркую картину жизни композитора в эту пору.
Другая часть книги "Три балета - три беды, или Десятый круг ада" посвящена знаменитым балетным партитурам Шостаковича - "Золотой век" (1930), "Болт" (1931) и "Светлый ручей" (1935). Рассказывается об их разгроме официальной советской критикой и запрете постановок, о попытках властей уничтожить нотный материал опальных балетов, а затем, уже после кончины композитора, о трудном восстановлении партитур (в чем автор книги принимал самое деятельное участие) и, наконец, об их возрождении на сцене Большого театра.
Книга повествует о роли прославленного хореографа Юрия Григоровича в возрождении балетов Шостаковича, о миссии вдовы композитора Ирины Антоновны, оберегающей его драгоценный творческий архив, о трагической судьбе сценариста балета "Болт", друга композитора В.Ф.Смирнова...
Думается, что читатели книги почувствуют и свою причастность к миру Шостаковича, с которым, кстати, сам Сергей Сапожников - заслуженный деятель искусств, композитор, дирижер, литератор - был лично знаком.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников