08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГАЗ ДЛЯ КАЖДОГО ИЗ НАС

Проценко Александр
Опубликовано 01:01 05 Мая 2000г.

3. С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ
Сделаем дополнительную оговорку. Пока этот материал

3. С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ
Сделаем дополнительную оговорку. Пока этот материал готовился к печати, глава РАО "ЕЭС" Анатолий Чубайс успел выступить с еще одним обвинением в адрес Газпрома. Суть его в том, что, мол, электроэнергетики уже якобы нашли выход из положения: смирившись с ограничением подачи природного газа, они договорились с нефтяниками о поставках попутного газа, получаемого при добыче нефти. И ряд крупных нефтяных компаний согласился уже до конца нынешнего года перекачать на электростанции не менее 1,5 миллиарда кубометров этого газа, а в ближайшем будущем увеличить годовые поставки до 3 миллиардов кубометров. Однако нехороший Газпром - газотрубопроводный монополист - блокировал, мол, эти договоренности, запретив перекачку нефтяного газа по своим магистралям: тяните свою отдельную трубу и по ней качайте, чего вам захочется. Однако в этом случае использование попутного газа на ТЭЦ окажется для РАО "ЕЭС" нерентабельным.
Разберемся в этом дополнительном конфликте. Во-первых, признаем, что все сказанное Анатолием Чубайсом - "святая правда": и нефтяники готовы поставлять попутный газ, и Газпром отказывается предоставлять под эти поставки свои трубопроводы. Весь фокус в том, почему.
Нефтяникам от предложения РАО "ЕЭС" - прямая выгода: сегодня они продают "мешающий" им попутный газ на газоперерабатывающие заводы по 50-120 рублей за 1000 кубометров, а ведомство Чубайса готово платить по 200 рублей (6,5 доллара). Дополнительная выручка нефтяников от 1,5 миллиарда кубометров газа (если его поставить на электростанции) - примерно 150 миллионов рублей, около 5 миллионов долларов. Дополнительная выручка РАО "ЕЭС" от замены природного газа (который, как помним, поставляется Газпромом по цене 10 долларов за 1000 кубометров) на попутный - 5,25 миллиона долларов. Всем хорошо.
Один лишь Газпром - в проигрыше, да еще каком! Дело в том, что попутный нефтяной газ в отличие от природного (метана) - газ сложный, состоящий из различных углеводородов. И если чистый метан в химическом отношении практически нейтрален, а потому его можно совершенно спокойно транспортировать по стальным трубам, то нефтяной газ имеет высокую химическую активность. Закачанный в газпромовские магистрали, он попросту продырявит и "сожрет" их в какие-нибудь два-три года. После чего страна останется без газопроводов, а значит, и вообще без газа. Но виноватым будет признан вовсе не Чубайс, а Вяхирев.
Отметим к тому же, что сама идея топить нефтяным газом электростанции должна привести в ужас любого нормального экономиста. Ибо этот газ - ценнейшее сырье для нефтехимии. После переработки цена его возрастает многократно.
Но Россия - удивительная страна. Плачемся от недостатка денег, занимаем их где угодно и у кого угодно (точнее, у того, кто одолжит) - и одновременно только на нефтяных скважинах ежегодно сжигаем на факелах около 18 миллиардов кубометров попутного газа (данные "Гринписа"). Спрашивается: почему?
Разобравшись в этом, поймем больше, поймем главное: в чем причины сегодняшнего энергетического "предкризиса" и что нужно делать, чтобы нынешняя ситуация никогда более не повторялась.
А ответ прост: наверное, мы чересчур богаты - поскольку чрезвычайно расточительны.
Давно всем известная истина: что дешево дается - дешево и ценится. Спросите себя: нагнетесь ли вы, увидев на тротуаре однокопеечную монету? Но если увидите там не копейку, а сторублевку - это совсем иное дело, не правда ли?
То же самое у нас - и с природным газом, который в нашей стране невероятно, сказочно дешев. Такой же когда-то была и нефть, и получаемые из нее нефтепродукты: бензин, керосин, дизтопливо, мазут. Но низкой была лишь "внутренняя" цена, а вывезенные за рубеж те же самые нефтепродукты мгновенно становились "золотыми". Неудивительно, что сразу после либерализации внешней торговли наша нефть и производные из нее пошли за рубеж мощным потоком не только по магистральным трубопроводам и в танкерах, но и в железнодорожных цистернах, и в простых бензовозах, и даже в обычных 200-литровых бочках, погруженных на первый попавшийся грузовик.
В результате нефть и нефтепродукты постепенно становились в России рыночным товаром, цены на которые определяют спрос и предложение.
А природный газ - увы! Его не отправишь за рубеж ни на грузовике, ни в цистерне - только по трубе. А труба - газпромовская. А Газпром - монополист, и значит, внутреннюю цену на его продукцию определяют правительственные органы. А правительству было выгодно иметь сверхдешевые энергетические ресурсы, за счет которых можно "держать на плаву" самое убыточное производство. На любые предложения о корректировке газовых тарифов ответ был стандартным: еще не время. Вот когда экономика встанет на ноги - тогда и...
А экономике от такой политики только хуже: как сообщил на недавнем совещании в Сургуте Владимир Путин, за последние десять лет удельная энергоемкость валового внутреннего продукта (ВВП) в нашей самой расточительной в мире стране выросла еще на 21 процент. А действительно, чего их экономить, энергоресурсы, если, во-первых, они копеечные, а во-вторых, даже эти "копейки" можно не платить годами?
Но самые тяжкие последствия от такой недалекой политики мы еще не ощутили в полной мере. Самые главные убытки - впереди. Ибо за последние 20 лет страна должна была и даже намеревалась стратегически перестроить всю энергетику, но не сделала этого. И теперь мы пожинаем плоды...
Как уже было сказано, газа у нас относительно много - 38 процентов разведанных мировых запасов. А угля - всего 12 процентов мировых запасов. Но если считать не в процентах, а в "годах возможного потребления", то картина резко меняется: при нынешних объемах потребления газа (с учетом экспорта) нам его хватит лет на 80, не больше. А угля - на все 800 лет. Тем не менее 60 процентов российских электростанций работают на газе, и лишь чуть более 20 процентов - на угле (остальное - гидростанции и АЭС).
В Германии, например, на угле вырабатывается 90 процентов электроэнергии, а газ (в том числе покупаемый у нас) используется, как правило, в быту и в промышленности. И все почему? Там природный газ имеет свою истинную цену - примерно 80 долларов за 1000 кубометров. А уголь (очень качественный, примерно в 2,5 раза более калорийный, чем применяется у нас) - не более 50 долларов за тонну. Это соотношение цен заставило немцев поработать над улучшением технологии сжигания угля - и в итоге сегодня они экономят там, где мы транжирим. При этом любой россиянин, побывавший на немецкой земле, убедился: воздух "угольной" Германии значительно чище, чем в нашей "газовой" России.
И такие примеры не единичны. В бывшей нашей союзнице по СЭВу - Польше электроэнергия тоже на 90 процентов - "угольная". В Китае на угле вырабатывается 70 процентов тамошних киловатт-часов. Франция сделала упор на атомную энергетику, а природный газ тоже использует в основном в быту.
Зато в "газоизбыточной" России газифицировано лишь 20 процентов территории.
А ведь задумывалось все иначе... Еще в конце 70-х годов в бывшем Советском Союзе была разработана комплексная программа реконструкции энергетического хозяйства страны. Ввиду того, что многие промышленные регионы просто физически задыхались от дыма (в том числе и от электростанций), угольные ТЭЦ в срочном порядке переводились на дешевый и экологичный природный газ. Реконструкция шла ударными темпами, и уже через 5-8 лет до 80 процентов электроэнергии в европейской части страны вырабатывалось на газе. Население вздохнуло посвободнее.
Однако это была лишь часть программы. Перевод электростанций на газ планировался не "навсегда" - стране лишь давали 15-20-летнюю "газовую паузу", в течение которой энергетики должны были разработать и освоить эффективные и экологически безопасные технологии выработки тепла и электричества на угле и атоме. В мире эти работы шли полным ходом, наша страна отставала.
Она отстает и сегодня - причем разрыв увеличился многократно. Атомная энергетика России ныне в загоне, угольная промышленность "дышит на ладан". О разработке новых, современных, экологически безопасных технологий получения тепло- и электроэнергии на угле никто не вспоминает. Единственное, что было сделано, - разработаны экспериментальные образцы оборудования, эффективность которого повышена в сравнении с ныне действующим в 1,5 - 2 раза. Однако нет даже промышленных образцов, и неизвестно, когда они будут: весь годовой план инвестиций в РАО "ЕЭС" составляет 5,5 миллиарда рублей - на них даже одну ТЭЦ не переоборудуешь.
Но главное - у энергетиков, похоже, нет никакого желания что-либо менять. В 1994 году именно они добились от правительства принятия новой энергетической стратегии, в соответствии с которой страна должна была забыть о "газовой паузе". Новая стратегия устанавливала аж до 2010 года в качестве основы нынешнюю структуру топливно-энергетического баланса, в которой газовая составляющая превышает 60 процентов. Видимо, слишком глубоко въелась в сознание высокопоставленных чиновников мысль о том, что "на наш век газа хватит".
Добавим: сверхдешевого газа. Хотя с 1 мая Федеральная энергетическая комиссия повысила оптовые цены на природный газ для промышленности - на 20 процентов, для федеральных электростанций - на 40 и для населения - на 15 процентов, это самое ценное топливо все равно остается самым дешевым. "При таких тарифах, как сейчас, ни предприятиям, ни населению нет никакого резона экономить энергию. Более того, невыгодными становятся и инвестиции в энергосбережение". Эта цитата - из недавнего выступления избранного президента России Владимира Путина. Но, похоже, даже он пока не был всерьез услышан и правильно понят.
Например, начальник департамента стратегии развития и научно-технической политики РАО "ЕЭС" Юрий Кучеров, оценивая состояние дел в отрасли, прямо сказал: "Проблема топливного баланса страны должна быть рассмотрена на правительственном уровне с участием всех представителей ТЭКа страны и в конце концов должна быть рассмотрена и принята новая энергетическая стратегия России, конкретно определяющая дальнейший путь российской энергетики. Либо мы продолжаем ориентироваться на газ, и тогда нужно поддерживать Газпром, повышать внутренние тарифы на газ, инвестировать средства в освоение новых месторождений. Или мы должны планировать снижение потребления газа и строить всю экономику по-другому..."
Понятно, что это "или" энергетикам очень не нравится. Пытаясь отсрочить решение проблемы (мол, вдруг "само рассосется"?), они обвиняют Газпром в излишней приверженности к экспорту российского газа. Хотя ситуация здесь, скорее, обратная: во-первых, структура продаж газа фактически не меняется уже более десяти лет: треть идет на экспорт (и кормит валютой страну), две трети потребляется внутри России (причем почти бесплатно). Более того: сегодня руководство Газпрома считает и заявляет во всеуслышание, что в настоящее время будет лучше и выгоднее "попридержать" газ. Ибо уже через несколько лет ситуация на мировых рынках будет гораздо более благоприятной для экспорта. "Европа, например, пока что живет за счет алжирского и норвежского газа. И тот, и другой заканчиваются примерно через 7-10 лет", - сказал по этому поводу Рем Вяхирев, который полагает, что именно тогда Россия сможет диктовать свои условия на мировом газовом рынке и продавать свой газ за те деньги, которых он действительно стоит.
Но если сегодня внутри страны не поменять всю энергетическую стратегию, то, боюсь, через десять лет российского газа не хватит ни Европе, ни нам самим.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников