09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИЛЕТ ДО ГОРОДА, КОТОРОГО НЕТ

Емченко Федор
Опубликовано 01:01 05 Июня 2001г.

Добираться до Чечни знающие люди посоветовали самолетом до Минеральных Вод, оттуда на попутном

Добираться до Чечни знающие люди посоветовали самолетом до Минеральных Вод, оттуда на попутном транспорте до Моздока, а дальше - как повезет: либо с колонной военных до Гудермеса, либо вертолетом до Ханкалы. Но в Моздоке выяснилось, что путь по воздуху осложнен: снять вертолет здесь можно, но не меньше чем за 25 тысяч рублей с брата. Автоколонна в ближайшие дни отправляться не собиралась. Пришлось прибегнуть к транспорту, от которого меня отговаривали, - ехать пригородным поездом "Прохладный - Гудермес".
Я, понятно, немало поездил по железным дорогам. Но вагон этого так называемого пригородного поезда кого угодно мог повергнуть в смятение. Грязь несусветная, сквозняк, тамбуры без дверей...
Да, по Чечне сегодня можно передвигаться либо на танке, либо на частном автомобиле. Общественного автотранспорта практически нет. Что не мешает свободе перемещения, если в кармане есть деньги. Цены на перевоз "кусаются", в зависимости от расстояния водители запрашивают круглую сумму - 500 либо 1000 рублей, без нюансов.
Возле гудермесского рынка, заваленного китайским ширпотребом, азербайджанскими овощами и заморскими сникерсами, я сразу отыскал желающих подвезти меня до Грозного. Первый же водитель, к которому обратился, взял надо мной шефство.
- Салман едет в Грозный, - сказал он. - Пойдем, покажу...
В салоне потрепанных салмановских "Жигулей" уже сидели двое пассажиров. Помня, как меня инструктировали в Москве (не садиться в машину с попутчиками), я решительно отказался ехать в такой компании.
- Хочешь ехать один? Один и платить будешь, - пожал плечами мой провожатый. - Тогда я сам тебя довезу...
Вдоль всей трассы на обочинах стояли трехлитровые стеклянные банки с желтоватой жидкостью. Это, как выяснилось, бизнес торговцев "самопальным" бензином. Цифры на ценниках - от 50 до 60 рублей.
В Чечне я насчитал десятка два огненных факелов: там и сям горит нефть. Из брошенных и разбитых скважин с ревом вырывается пламя на десятки метров. Затраты на тушение велики, объясняли мне, да и бесполезное это дело: боевики трассирующими пулями снова поджигают нефть - мол, раз не нам, то пусть никому не достанется. Так и горит она круглые сутки.
Чем ближе к Грозному, тем чаще на дороге блокпосты. У каждого автомобильные пробки. Солдаты неспеша осматривают каждую машину - нет ли в багажнике оружия. Иногда, чтобы ускорить осмотр, водители что-нибудь оставляли в качестве сувенира - бутылку пепси, пачку сигарет или печенья. В любом случае проверяются документы шофера. Но у меня ни разу за всю дорогу паспорт не спросили. Может, потому что "лицо славянской национальности?" На одном из постов, где лесополоса подходит вплотную к автотрассе, по обеим сторонам дороги - доты. Группа военных копошилась в кустарнике неподалеку.
-Мины ставят, - объяснил всезнающий шофер. - Это чтоб боевики ночью не подошли.
Вид Грозного произвел гнетущее впечатление. Мы въезжали со стороны Заводского района, а он пострадал от войны больше всех. Куда ни глянешь - развалины, здания с пустыми глазницами окон, кучи мусора. Однако же и в развалинах город живет. На перекрестках стоят милиционеры и солдаты, проверяют документы. Накануне на центральном рынке расстреляны были трое русских женщин, правоохранители ужесточили режим. На одной из улиц встретили седобородого человека. Зовут Мустафа Ибрагимов, живет в подвале. Жена умерла, а дети уехали в Россию.
- Дом наш разбомбили, - рассказывает Ибрагимов, - вот я сюда и перебрался. Вверху, на этажах жить опасно - стены потрескались, могут рухнуть.
Свет в жилище пробивается только через небольшое оконце. Вместо кровати деревянный топчан, заваленный рухлядью. Нет ни воды, ни света. Тем не менее Ибрагимов не собирается покидать его.
- Здесь я похоронил жену, - говорит. - Здесь и сам буду доживать...
Улетал я из станицы Слепцовская, что в Ингушетии. Накануне правительство Чечни объявило о возвращении беженцев на историческую родину.
Комендант городка Яхья Китиев мне сказал, что уже месяц беженцы, которых здесь более пяти тысяч, не получают горячей пищи. Привозят только хлеб-булку в день на двоих, и еще на месяц выдали на человека по 10 кило риса и полкило сахара. Беженцы почему-то уверены, что сокращением "гуманитарной пайки" местные власти их вытесняют обратно в Чечню.
На днях пришло сообщение, что большая группа беженцев из Ингушетии перебралась в Чечню...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников