08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СПАСИБО РОДНОМУ ЗАВОДУ! ЧТО ЗАКРЫЛСЯ...

В сорок лет Даша стала бабушкой. Момент для этого был выбран самый неподходящий: завод

В сорок лет Даша стала бабушкой. Момент для этого был выбран самый неподходящий: завод стеклотары, на котором она работала, закрылся. Даша решила так: получит расчетные - и в Киев к дочке. В столице с работой легче.
Человек предполагает - Бог располагает. 1 февраля 2005 года Дашу рассчитали, а 2-го явилась сама дочь Юлька. Сбросила широкую шубу, а под ней - живот.
- Что это? - ахнула Даша.
- Пять месяцев, - сказала дочь.
- А кто отец?
- Никто!
Даша позвонила бывшему мужу: помоги, дочь решила сделать тебя дедушкой. Но тот открыл рот и молчал минут десять, пока не вспомнил все известные ему ругательства. Что толку рвать на себе волосы - надо выживать, решила Даша. И кинулась искать работу. Но в маленьком городке с работой туго. Вакансия уборщицы и санитарки в больнице и то дефицит. А выходное пособие, выданное почившим в бозе заводом, таяло на глазах. Даша старалась строить меню на овощах: и дешево, и полезно. Овощи брала в павильоне при магазине: на килограмм морковки полкило земли. Покупательницы ругались, продавец огрызалась, и каждая сторона оставалась при своих. Однажды Дашу осенило: а что, если морковку вымыть до карамельно-розового цвета, разбить на кучки и продавать на базарчике у магазина? Будет толк? Попробовала. Толк был. Вслед за морковкой пошел зеленый лук - без корней, с безупречно чистыми перышками, свеколка - головка к головке. Хозяйки, что побогаче, с удовольствием брали овощи у Даши, а не гнилье из магазинных контейнеров. Так продержались три месяца, а в мае дочь родила.
Торчать на базаре, когда та в одиночку пытается управиться с дитем, было бессердечно. И Даша задумалась: где бы найти работу надомную, с плавающим графиком? Идею подкинул случай. Одна из покупательниц, складывая овощи в сумку, пожаловалась:
- Опять ноготь отвалился. А в парикмахерскую тащиться и в очереди сидеть нет времени. Была бы своя маникюрша!
Даша наварила борща, поставила в холодильник и поехала в Донецк за новой профессией. О том, что в поселке появился частный мастер по наращиванию ногтей, местные женщины узнали из объявления в районной газете и расклеенных на столбах листочках. Сделать ногти у Даши на кухне можно было в любое время. Плюс попить чайку или кофейку под хорошую музыку. А брала она чуть меньше, чем в парикмахерской. Клиентки повалили одна за другой. Если раньше в жестяную коробку из-под печенья ложились мятые гривны, то теперь полетели полтинники да сотни. Дочь отошла после родов, порозовела на гранатовом соке и гусиной печенке и расцвела.
- Кто хоть отец, скажи, - попросила Даша. - В нашем роду блондиночек не было.
- Мой сокурсник, - ответила дочь. - Отец профессор, мать актриса. Не пара я ему.
Не пара, и ладно. Главное, деточка наша! Даша укладывала малышку в коляску, катила в парк и чувствовала себя вновь молодой и счастливой. А Юлька стала встречаться со школьными подружками, краситься, наряжаться и выбираться по вечерам в кафе.
Оказалось, что в родном городке не только распад и умирание. Бывшие одноклассники, не хватавшие звезд с неба, открыли уже частный бизнес, ездили на дорогих машинах. Юлю воспринимали с уважением: киевский столичный лоск не смоешь - он и в разговоре, и в манере одеваться. Появился ухажер - Гена Скорик, сын владельца металлобазы. Юлина мама тоже в простых маникюршах не засиделась: обучила мастерству двух девчонок, сняла однокомнатную квартиру на первом этаже и зарегистрировала частное предприятие "Ноготок".
Малышке исполнился год, когда Юльку позвали замуж. За свадебным платьем поехали аж в столицу. На обратной дороге невеста заскочила в университет. Подошла к деканату, а у дверей стоит... Никто. Сердце рухнуло. Увидел Юльку, рот раскрыл:
- Привет, как дела? Ты родила или...
- Родила! - подтвердила Юлька и вытащила из сумочки фотографии дочки, с которыми не расставалась. Алинка в коляске, Алинка на стульчике. И везде красавица неописуемая, с льняными кудряшками и голубыми пуговицами глаз.
Побледнел Никто, губы спеклись:
- А можно ее навестить?
- Уже нет. Я замуж выхожу, Гене это не понравится.
Свадьбу решили справлять в ресторане, назвали гостей и родственников. Даша блаженствовала: счастье навалилось так мощно и оглушительно, что она боялась захлебнуться. До свадьбы оставалось пять дней, когда в дом нагрянули гости.
- Зачем приехал? - накинулась Юлька на Вадика (именно так звали отца ее Алинки).
- Свататься, - отвечает за сына отец. - Прости его, Юля, за малодушие. Вы люди взрослые, справитесь с трещиной, а малышка кровного отца получит, нашу любовь и достойное воспитание. Подумай, пожалуйста.
- Нет! - закричала Юлька. - Уходите! Мне ничего от вас не надо!
И слезы хлынули рекой. Даша поняла: дочь все еще любит Вадика. Утром примчался жених Гена, как всегда с букетом цветов.
- Уехали, - вздохнула Даша и пошла на кухню заваривать кофе.
Потянулись длинные дни: без хлопот, без детского крика и смеха, без эмоций и цели. Даша клеила ногти, собирала деньги в коробочку и жила от звонка до звонка. У дочки все было отлично: она опять училась на дневном, с Алинкой сидела нянька, родители Вадика не знали, как ублажить невестку, а муж из шкуры лез - "замазывал трещину".
Город праздновал День Победы, принаряженные старички гуляли по улицам, позванивали орденами. А Даша не знала, куда сбежать от душевной пустоты. Вышла во двор, присела на лавочку. Смотрит - из-за соседнего дома идет мужчина: молодцеватый, усы, как у Буденного.
- Подскажите, как выбраться в город? - спрашивает. - Что-то я заблудился.
Повела его по тропинке, разговорились.
- Вот, приехал к другу отца - фронтовику, а тот умер, - сокрушался мужчина.
- И куда теперь?
- Никуда, в гостиницу. Поезд только завтра.
- Знаете что, - неожиданно для себя сказала Даша. - У меня есть хороший коньяк. Хотите выпить за Победу?
Вечер прошел как одна минута. Им было легко и уютно вдвоем.
- Поехали завтра вместе! - предложил, прощаясь, Леонид. - В Симферополе уже лето.
- Такой красивый и один? - не поверила Даша.
- Вдовец, - подтвердил Леонид и показал карточку жены.
- А поехали! - согласилась она.
На их свадьбе гуляли всем коллективом бывшего цеха. "Счастливая ты, Дашка!" - вздыхали подруги. А она отвечала: "Спасибо родному заводу! Что закрылся! Так и проморгала бы счастье, сидя в цеху".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников