Чума, чумы, чуме...

Посмотрев пару серий, родился вывод: халтура — она и в карантине халтура. Возможно, руководство ivi это тоже понимало. Потому что выложило сериал в открытый доступ

Онлайн-кинотеатр ivi выпустил сериал под названием «Чума!» Аллюзии с нашим грустным, но полным абсурда временем очевидны


Средневековье. У ворот два стражника — охраняют город от проникновения посторонних, несущих угрозу. Но и за мощными стенами тревожно. Отсюда и разговоры служивых: «Заболел второй человек в государстве!» — «Всего второй? Так чего ж бояться-то!» — «Вслушайся. Заболел ВТОРОЙ человек в государстве...» — «А первый не заболел?! — «Нет, конечно. Ты вообще когда-нибудь слышал, чтобы он болел?» Такой эпизод возникает в самом начале сериала «Чума!». Аллюзии с нашим грустным, но полным абсурдных явлений временем очевидны.

Этот проект выпустил онлайн-кинотеатр ivi. После успеха «Домашнего ареста» и «Звоните ДиКаприо!», также появившихся не в эфире традиционного ТВ, а на видеоплатформах, сложилось мнение: только от платных сервисов и есть смысл ждать чего-то стоящего. И неслучайно вот уже третий год подряд наибольшее количество премий Ассоциации продюсеров кино и телевидения получают именно сетевые сериалы. Вот и в этом году недосягаемыми лидерами по количеству наград оказались «Шторм» режиссера Бориса Хлебникова (платформа «Старт») и почти пророческая «Эпидемия» Павла Костомарова («Премьер»).

Есть и еще одно преимущество у таких продавцов развлекательного контента. Они могут позволить себе говорить о чем угодно и всеми доступными средствами, напрочь отключив внутреннюю цензуру. Если каждую невинную шутку Галкина на федеральном канале, касающуюся политики, потом долго обсуждают («Как смело! Да кто ж ему позволил?»), то здесь что хочешь, то и говори.

Вот и «Чума!» вызывала большие ожидания. Во-первых, в качестве одного из ее продюсеров значился Сергей Шнуров, и это подразумевало, что восклицательный знак в названии, скорее всего, описывает характер предстоящего действия. На пару с ним выступила Тина Канделаки, известная бешеной предприимчивостью и способностью провоцировать скандалы. Но чем конкретно грозит творческий союз члена оппозиционной «Партии Роста» и приближенной к власти дамы, оставалось только догадываться. Тем более в освещении такой темы.

А последняя — не то что на злобу дня, а на самую злобную из злобных, которые только случались на нашей памяти. По сравнению с ней ни экономические кризисы, ни вражеские санкции, ни даже Майдан не идут ни в какое сравнение. Биржевые котировки, отсутствие пармезана и бесчинства бандеровцев можно и проигнорировать, но как это сделать с самоизоляцией, масками, карантином? Они коснулись всех, даже звезд шоу-бизнеса. Некоторые из них пожаловались на убытки и попросили у государства помощи. Другие ощутили гибельное отсутствие к их персонам привычного внимания и ринулись осваивать пространство соцсетей. А третьи попытались творчески осмыслить происходящее.

С начала пандемии появилось уже с десяток фильмов, сначала хроникальных, а потом и игровых, снятых в формате Screenlife. Если примитивно — это когда все герои работают на камеру гаджета или компьютера в своем доме, а режиссер сводит показанное или сказанное в единый ряд. Но «Чума!» — совсем другой случай. Здесь есть съемочные площадки, декорации, костюмы. И актеры работают командой, по мере возможности сохраняя социальную дистанцию. То есть это полноценное кино. В смысле технологии. А вот в, так сказать, художественном...

Про прошлое говорят, что мы расстаемся с ним смеясь. С настоящим, понятное дело, при всем желании фиг расстанешься. Но смеясь мы научились этому самому настоящему, если совсем уж достанет, противостоять. Отсюда наши неповторимые анекдоты советских времен. Поржешь над шамкающим Брежневым — вроде и КГБ не так страшен. Видимо, Тина с Сергеем решили провернуть такую же штуку. Их «Чума!», по сути, набор анекдотов, условно связанных местом и обстоятельствами действия — как бы эпидемия в Средние века, хотя и дураку понятно, о чем в самом деле речь.

Вот некоторые шутки из «Чумы!», вложенные в уста Барона, Принцессы, сановников, палача и прочих: «Мы сидим на двухнедельном карантине уже второй год», «По статистике, от чумы умирают 90% людей. От набегов хазар — 99%. Вот чего бояться надо», «Люди недовольны! Говорят, у них от чумы деньги кончаются». — «Серьезно? Надо разобраться: Откуда у них вообще деньги взялись?» А вот глашатай на площади: «На время карантина рукоблудие перестает быть смертным грехом. Пока это вся помощь от Министерства финансов». В сериальном городе Нищбурге есть и свой QR-код. Его выжигают раскаленным железом на заднице со словами: «Наш основной принцип — государственные услуги должны причинять боль».

Плохо только, что хороших шуток и на первые две серии не хватило. А когда несмешно, начинаешь замечать и дешевизну оформления, и небрежность в игре даже именитых актеров, явно относящихся к происходящему как к случайно подвернувшемуся заработку. Да и вообще, уметь рассказывать анекдоты один за другим, не теряя внимания аудитории, мало кто способен. А уж чтоб еще и на одну тему...

Создатели «Чумы!» таким даром не обладают. Отсюда и вывод напрашивается: халтура — она и в карантине халтура. Возможно, руководство ivi это тоже понимало. Иначе с чего бы платный онлайн-кинотеатр сразу выложил «чумовой» продукт в открытый доступ?

Комментарии для сайта Cackle
С введением четырехдневной трудовой недели россияне начнут резко спиваться, убежден Онищенко. А как по-вашему: есть недостатки у четырехдневки?