07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕСПРИЗОРНЫЕ ДЕТИ СЕГОДНЯ - НАША БЕСПРИЮТНАЯ СТАРОСТЬ ЗАВТРА

Федорова Александра
Опубликовано 01:01 05 Июля 2000г.
Четвертый год в Кемеровской области успешно работают программа "Чужой ребенок в семье" и благотворительный фонд "Возрождение", основная цель которых - спасение и реабилитация оставшихся без семейной опеки детей. Благодаря им сотни брошенных и бездомных девочек и мальчиков Кузбасса обрели кров и надежду на будущее. Кемеровчане по собственному опыту знают, сколь трудно силами одного региона решать проблему, давно ставшую общенациональной и требующей срочных федеральных мер. И вот на днях российское правительство приняло целый комплекс программ по улучшению положения детей на ближайшие два года. Ситуацию комментирует учредитель фонда "Возрождение", кемеровский губернатор Аман ТУЛЕЕВ.

- Насколько актуально решение правительства?
- Масштабной государственной помощи детям общество ждет давно. Особенно это касается судьбы беспризорных детей, которых сегодня, по разным данным, от 2 до 4 миллионов - больше, чем было после гражданской и Отечественной войн. У нас ворох проблем, но от решения именно этой напрямую зависит наше будущее. Наконец-то, слава Богу, включился инстинкт самосохранения, и государство впервые за многие годы отказалось от остаточного принципа в финансировании помощи детям. Ведь до сих пор эту проблему каждый регион решает как может, выкраивает тришкин кафтан, изыскивая резервы.
- И все же правительственные решения предусматривают, что каждый рубль федеральных вложений должен быть поддержан четырьмя рублями из регионального бюджета. Иными словами, основное бремя в решении проблемы ложится на регионы?
- Значит, надо активизировать систему "земств". Например, мы при органах местного самоуправления будем создавать попечительские советы с полномочиями по аккумулированию добровольных пожертвований на решение этой проблемы. В конечном счете, общество должно когда-то начать проявлять инициативу и заботиться о своем будущем.
- "Узкие" места в принятых решениях есть?
- Прежде всего - это однобокий упор на развитие учреждений в рамках пенетенциарной системы. Со времен Макаренко "трудновоспитуемыми" у нас занималось МВД, что не могло не сказаться на характере "помощи", - вмешательство инспектора или комиссии по делам несовершеннолетних означало зачисление ребенка в категорию правонарушителей и официальное признание неблагополучия семьи. А направление в детское исправительное учреждение приравнивалось к отбытию срока. Иначе говоря, общество решало лишь крайние проявления проблемы, уделяя внимание только откровенно асоциальным семьям. Вне поле зрения оставались дети, подвергавшиеся насилию в семьях, независимо от материального благосостояния, дети из семей инвалидов и неполных семей, где ребенок оказывался единственным кормильцем, наконец, дети просто из бедных семей. За последнее десятилетие увеличилось число именно таких детей - нуждающихся в помощи, но не желающих получать ее на правах заранее заклейменных обществом изгоев. Им нужна не столько правовая, сколько гуманная поддержка, анонимная и щадящая чувство собственного достоинства ребенка.
- Подобная той, что практикуется в развитых странах?
- Верно. Необязательно направлять ребенка в детдом, исправительное учреждение, где его психологическое неблагополучие и асоциальное поведение только усугубятся. Необходима сеть независимых социальных приютов и общежитий, куда ребенок может обратиться в случае невозможности жить дома и где ему окажут анонимную срочную помощь. Нужны школы-интернаты, где дети могли бы расти и учиться независимо от семейной обстановки или толщины кошелька родителей. Общественные временные приюты в соответствии с русскими традициями можно создавать при монастырях или больницах. Или, например, как у нас в Кузбассе - в виде кадетских отделений при воинских частях, где воспитываются оставшиеся беспризорными мальчики. Главное - дать ребенку свободу выбора и передвижения, а обществу - возможность контроля за опекой и воспитанием. В Кемерове мы пошли по этому пути: 31 приют и четыре центра социальной реабилитации работают по программе "Чужой ребенок в семье", и уже более 600 детей в приемных семьях преодолели трагедию прежнего воспитания в асоциальной семье. Приемная семья - вот альтернатива детдому, который, как правило, закрепляет инфантилизм, не готовит ребенка к встрече со сложным миром.
- Это острейшая проблема - ведь только 10 из 100 выпускников детдомов вписываются во взрослую жизнь, остальные становятся субъектами или объектами криминала, а то и кончают самоубийством...
- Чтобы выжить, ребенку нужен не только кров, но и возможность заработать и одновременно получить образование. Поэтому следует не только изменить КЗоТ, понизив возрастной ценз приема на работу. Желательно еще во избежание дискриминации в оплате ввести налоговые льготы для предприятий, использующих детский труд, - по аналогии с использованием труда инвалидов. Нужна общедоступная информационная система вакансий для малолетних. В либерализации нуждается и общеобразовательная система. Необходимо расширить сеть вечерних школ, возможности для занятий заочно и экстерном, чтобы работающие дети не испытывали трудностей в освоении школьных азов.
- Все это - задачи государства. Вы уже говорили о важности общественной инициативы в заботе о собственном будущем. Какие еще резервы в этом плане вы видите?
- Главным для нас становится изменение своего отношения к проблеме. Хватит относиться к детям с трудной судьбой как к неизбежному браку. Напротив, общественное мнение должно всячески поддерживать таких детей в их нелегком вхождении в большой мир. Ведь их достойное будущее - гарантия нашей достойной старости. Судебная система также должна развиваться по пути смягчения наказаний детей за преступления вроде спонтанных краж или единичных антиобщественных проявлений: нельзя судить оступившегося ребенка по той же норме, что и взрослого преступника.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников