06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОСМИЧЕСКИЙ МУСОР

НИЩЕТА В БЕЛООМУТЕ
Военный городок в поселке Белоомут, где живет семья Матвеевых, закрыт

НИЩЕТА В БЕЛООМУТЕ
Военный городок в поселке Белоомут, где живет семья Матвеевых, закрыт условно. Если вы не смогли пройти через КПП, то вам покажут дыру в заборе, которой пользуются многие местные и их гости.
Соседи и сослуживцы прапорщика уверены, что Олегу нельзя сдаваться, иначе появится прецедент. Ведь таких, как Матвеев - потерявших связь с армией - в городке около половины. И многие живут в служебных квартирах. А вдруг и их с помощью суда Луховицкого района начнет выселять Ватутинская КЭЧ?..
История эта началась в 2006-м. Начальство выразило неудовольствие тем, что прапорщик Матвеев в свободное от службы время покидает гарнизон, чтобы подхалтурить. Кто служил на "точке", знает, как болезненно может отреагировать командир на отсутствие в строю активных "штыков". К примеру, поднимут часть по тревоге, а от подразделения треть только соберется. Проверяющий из штаба сначала возьмет на карандаш всех, для кого боеготовность оказалась на втором месте, а потом с командира снимет стружку.
Сегодня военные охраняют по ночам магазины или автостоянки. Среди военнослужащих остальных европейских армий наши офицеры и прапорщики получают самое нищенское жалованье. Ну как у Олега Матвеева. Его последняя перед увольнением должность - техник отделения приемопередающего комплекса. Размер денежного довольствия - 4170 рублей плюс 600 рублей за паек.
- А если заступаешь в наряд, - уточняет Олег, - то 20 рублей из пайковых высчитываются. Три наряда в месяц - уже 60 рублей. В среднем на руки я получал четыре с половиной тысячи. И как на них прожить, если больше трех тысяч надо отдавать за коммунальные услуги?
- Многие офицеры и прапорщики из их части вынуждены подрабатывать на стороне. Командование на это закрывает глаза.
- Когда я устроился охранником на автостоянку в Жулебино, - вспоминает Матвеев, - нам с женой стало намного легче. Начали деньги откладывать - старший сын Игорь школу заканчивал, младший, Димка, в первый класс пошел...
За одну смену на автостоянке Матвееву платили 1500 рэ. Вместе с ним там же подрабатывали другие военнослужащие из гарнизона. Начальство было в курсе и препятствий не чинило.
Но так продолжалось недолго. Летом 2005 года, когда Матвеев пришел заступать на смену, ему сказали, что по графику не его очередь. Олег считает, что его начальник, подполковник Аркадий Катанаев, умышленно переставил в графике фамилии, чтобы зафиксировать отсутствие прапорщика Матвеева в гарнизоне. После чего в его служебной карточке появилось единственное за все время службы взыскание - "за несанкционированное убытие за пределы гарнизона".
Взыскание и послужило основанием для увольнения прапорщика Матвеева из рядов ВС РФ - по "несоблюдению условий контракта". Аттестационная комиссия части проигнорировала то, что прапорщик Матвеев отдал Родине почти 20 лет. Если бы ему дали возможность дослужить несколько месяцев, Олег Владимирович мог рассчитывать на пенсию от военного ведомства.
- Один из членов комиссии предложил мне перейти к нему в подразделение, чтобы добрать недостающие до пенсии месяцы, - говорит Матвеев, - но поставил условие - никакой подработки на стороне. А я не мог на это решиться: семья за эти месяцы померла бы с голоду...
ВОН ИЗ КВАРТИРЫ!
Так Родина в лице нескольких майоров вытерла о человека ноги только за то, что он не смог ради нее пожертвовать своей семьей... Олег продолжал ходить на дежурство, но формально уже был гражданским человеком. Никто не удосужился ему даже сказать, что он исключен из списков части. Лишь через полгода прапорщик получил на руки выписку из приказа о собственном увольнении. После чего сразу подал в суд на командира. Суд он проиграл.
Несколько дней спустя жена Матвеева в почтовом ящике обнаружила еще одну повестку в Луховицкий нарсуд. Гарнизонная КЭЧ (что-то вроде нашего ДЕЗа) обратилась к районной Фемиде с иском против семьи прапорщика, чтобы выселить ту из служебной квартиры на улицу без предоставления жилья. При этом Матвеевы обязаны были уплатить и судебные издержки в размере 2060 рублей.
- Я понял, - говорит Матвеев, - что мне объявили войну.
- Защищать прапорщика взялся бывший следователь военной прокуратуры Виктор Водейко, юрист, прошедший Чечню.
- Налицо явное нарушение командованием части Конституции, - объясняет он позицию своего подзащитного. - Конституция каждому гражданину России гарантирует право на жилье. Выселение семьи без представления альтернативного жилья равносильно преступлению...
У адвоката были, как он считает, несгибаемые козыри: старший сын Матвеева учится в военном университете, и согласно российскому законодательству за ним на время учебы сохраняется право на жилплощадь.
Но суд, состоявшийся за три дня до нового, 2007 года, принял решение удовлетворить иск Ватутинской КЭЧ - снять Матвеевых с регистрационного учета и выселить из служебной квартиры. Без предоставления другого жилого помещения.
Но трогать семью бывшего прапорщика, зимой, видимо, не рискнули. Ждали лета... В июне в кабинет к директору Луховицкого профессионального училища поваров, где работает мастером Валентина Матвеева, пришли женщины, предъявившие удостоверения Федеральной службы судебных приставов. Они попросили вызвать жену прапорщика и торжественно вручили ей бумагу, предписывающую освободить квартиру в городке до 21-го июня 2007 года.
Глава семейства отправил письма по вышестоящим инстанциям. Генпрокуратура посоветовала обжаловать решение в суде надзорной инстанции. Также сообщалось, что прокуратурой МВО организована проверка о неправомерном удержании жилых помещений лицами, утратившими связь с Минобороны России.
Матвеев говорит, что складывать руки не собирается. Он обратился за поддержкой к депутатам фракции "Справедливая Россия". Герой Советского Союза генерал Валентин Варенников, узнав о мытарствах прапорщика, решил провести депутатское расследование.
Семья прапорщика Матвеева - одна из нескольких десятков тысяч семей военнослужащих, которые стали жертвой нового жилищного законодательства, сделавшего их заложниками закрытых городков. Служебные квартиры там никогда не будут собственностью тех, кто там живет. Они принадлежат Минобороны. Продать или обменять их на другое жилье невозможно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников