Подлодка «Курск»: она утонула

Кадр фильма «Курск». Фото: www.kinopoisk.ru

С какими чувствами мы смотрим иностранный фильм о трагедии в Баренцевом море


Французско-бельгийская лента «Курск» долго пробивала себе путь на российские экраны. Несколько раз возникали разговоры, что фильм не получит прокатного удостоверения и утонет в пучине согласований. Но скрепя сердце министр культуры Владимир Мединский все-таки дал разрешение на выход ленты в прокат. Не упустив, правда, возможности назвать «Курск» скучным, вторичным, нечестным, наполненным идейными штампами. Что, как мне кажется, не совсем честно уже со стороны самого министра.

Начну с того, что никто не мешал ведомству Мединского выпустить первичный и нескучный российский фильм на эту тему. Со дня катастрофы прошло без малого 19 лет — вполне достаточный срок, чтобы разобраться с причинами аварии и создать свою убедительную киноверсию событий. Но на экране у нас все больше царят тишь да гладь да божья благодать. Развлекательные комедии типа «Бабушки легкого поведения» чередуются с пафосными блокбастерами про Коловрата, Василису Кожину, Ивана Поддубного и других героев былых времен.

А подвиг моряков-подводников, до конца сражавшихся за субмарину и свои жизни (напомню: все они были посмертно награждены), так и остался не замеченным нашим кинематографом. Как остались за кадром и другие громкие драмы нашего века, достойные эпохальных кинополотен: авария на Саяно-Шушенской ГЭС, затопление Крымска, невиданной силы пожары и наводнения в Сибири. Будем ждать, когда вместо нас эти сюжеты тоже снимут иностранцы? Как сняли они недавно выдающийся телесериал «Чернобыль», а теперь вот еще и пустили в кругосветное плавание «Курск».

«Чернобыль», кстати, подорвал эффект от выхода на экраны фильма про аварию атомной подлодки. Сила произведенного сериалом эффекта оказалась столь велика (у меня во время просмотра буквально останавливалось сердце от переживаний за обожженных, умирающих от радиации людей, закрывших своими телами жерло атомного реактора), что пойти еще и на фильм про гибель подводников — это потребовало от меня немалого зрительского мужества.

Думаю, и по этой причине «Курск» не вызвал пока у нас в стране ожидаемого ажиотажа. Хотя по многим показателям лента, в которой, помимо прочего, занята актерская «сборная Европы», достойна самой широкой зрительской аудитории. Если фильм и уступает «Чернобылю» по достоверности изображенных событий, по точности воссоздания реалий нашей жизни, то по ясности и благородству высказывания продолжает начатую сериалом линию.

В фильме есть разные неточности (скажем, во время свадьбы дети в церкви поют светскую, хотя и вполне торжественную мелодию, квартиры подводников обставлены скорее в современном стиле, нежели в нищей эстетике нулевых годов), но эти погрешности для меня не так существенны. Существенно главное: это снова картина о России, сделанная с огромной любовью к нашим людям — погибшим морякам, их матерям, женам и детям. Боюсь, режиссер Томас Винтерберг (один из основателей датской «Догмы», соратник Ларса фон Триера, автор фестивальных хитов «Торжество», «Дорогая Венди», «Охота») и продюсер Люк Бессон даже слегка перебрали в картине с восторженно-умильным взглядом на русских героев.

Так, на мундире главного протагониста фильма капитана Аверина (Маттиас Шонартс) нет ни одного не то что черного, а даже серого пятнышка, а его беременная вторым ребенком жена (в этой роли француженка Леа Сейду) — само воплощение любви, женственности, жертвенности. Для того чтобы достойно отпраздновать свадьбу своего товарища, отправляющегося назавтра в поход, Аверин и другие моряки, давно не получающие зарплату, отдают в общий котел последние гроши, закладывают интенданту именные часы. Так же честно, самоотверженно, уповая на локоть друга, они будут вести себя и на подлодке после трагедии, пока спасшиеся после взрыва 23 из 118 подводников не найдут свой смертный час в девятом отсеке судна.

Если сцены на затонувшей субмарине — плод авторских предположений, догадок, фантазий, хотя, на мой вкус, и убедительных, то сцены в поселке Видяево и на кораблях, батискафах, пришедших на помощь «Курску», воссозданы близко к реальности. Об этом сохранилось немало свидетельств, журналистских расследований, в частности программа Сергея Доренко, за которую он был уволен с Первого канала. Видно, что все эти источники внимательно изучены драматургом Робертом Родатом, написавшим в свое время сценарий фильма «Спасти рядового Райана».

В тот страшный августовский день 2000 года в Баренцевом море многое сошлось и послужило спусковым крючком трагедии. Плохая погода и фатальное стечение обстоятельств. Вопиющая военно-техническая отсталость нашей армии и флота после лихих 90-х. Уязвленная национальная гордость, не позволившая вовремя принять помощь зарубежных военспецов. Неповоротливость высших флотских чинов, ждущих то ли указаний из Москвы, то ли у северного моря штиля. Наконец, въевшаяся в кровь привычка властей (со времен Чернобыля, увы, мало что изменилось) скрывать от СМИ, общественности и даже от самых близких родственников реальное положение дел.

На встречах с журналистами, матерями и женами подводников флотские начальники (одного из них, адмирала Петренко, играет великий шведский актер, звезда фильмов Бергмана Макс фон Сюдов) вместо вразумительной информации начинают рассказывать небылицы про огромную глубину Баренцева моря и выдавать лозунги про традиции и честь российского флота. В этих кадрах авторы фильма не жалеют иронии, порой переходящей в нескрываемый сарказм. Больно на это смотреть министру культуры, нам всем? Да, больно и стыдно! Но ведь, по моим воспоминаниям, почерпнутым из пуб-ликаций и телепередач той поры (а СМИ тогда были намного свободнее, чем сейчас), так оно и было.

Можно ли было спасти часть моряков? Заключение официальной российской комиссии гласит, что шансов не было: они погибли через восемь часов после трагедии. Авторы «Курска» выдвигают версию, что подводники были живы на протяжении нескольких дней и их можно было вытащить из морской пучины. В этом, в частности, уверен английский адмирал Дэвид Рассел (Колин Ферт) — кажется, единственный персонаж, названный в фильме своим реальным именем. Он раз за разом предлагает российским флотоводцам свою помощь, но ее по разным причинам принять не торопятся.

Так это было или не так, мы узнаем не скоро: военные тайны — самые живучие тайны на свете. Финальный титр фильма гласит: без отцов в поселке Видяево остался 71 ребенок. Мучительная, горькая статистика. Тревожит ли она сегодня душу и память тех, кто был виновен, прямо или косвенно, в том, что «лодка утонула»?

P.S. Cтрашное послесловие: в Баренцевом море погибли 14 российских военных моряков.

Л.П. 08 Июля 2019, 12:24
Гостю. Этот фильм куда более правдив, чем телевизионные пропагандистские передачи, которые забили вам голову мусором.
Гость 07 Июля 2019, 00:16
Когда Курск утонул никто мичманам ничего не закладывал. Да было тяжело, но деньги были.
Гость 07 Июля 2019, 00:15
Даже и не знаю, как этот мерзкий фильм назвать подобием правды
Гость 06 Июля 2019, 13:35
Ваня Тихий! Правда глаза режет? А ведь ты или твой сын - первые кандидаты в экипаж очередного "Курска"! Вовсе не дети генералов и адмиралов, которых ты, глупышка, защищаешь. И про твой труп они равнодушно скажут: "Утонул Максим, ну и х.. с ним"!
Л.П. 05 Июля 2019, 15:07
Гостю. То, что сериал "Чернобыль" - выдающийся, уже признано везде и всеми. В том числе и в России.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?