09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОРОГА ЖИЗНИ

Тихонов Александр
Опубликовано 01:01 05 Августа 2005г.
Автомат на грудь, бронежилет на плечи, в бронетранспортер - и в путь. Не на войну, на вполне рутинное в этих горах дело - кого проводить до рынка, кому помочь навестить дальних родственников. Без наших "голубых касок" эти вполне обычные в других местах хлопоты здесь невозможны.

И путь-то вроде недальний - всего 6 километров. Однако риск не преодолеть его многократно увеличился после 6 июня. В этот день домой не вернулись четверо грузин, уехавших по своим делам в Цхинвали. Трое из них - жители Курты, один - из села Хашури. По грузинским селениям тут же расползлись слухи, будто пропавших убили осетины.
В Цхинвали не исключают, что к исчезновению людей причастно министерство госбезопасности Грузии. Мол, тбилисское руководство постоянно стремится обострить обстановку в зоне конфликта. В руководстве Южной Осетии подозревают, что официальный Тбилиси не очень-то заинтересован в расследовании ЧП. Еще 23 июня на заседании Смешанной контрольной комиссии с участием руководителей МВД Южной Осетии и Грузии договорились в течение трех дней создать совместную следственную группу по расследованию подобных инцидентов. Однако группа не создана до сих пор.
В грузинских селах связывают пропажу соплеменников с трагедией 29 мая. Тем вечером произошла перестрелка между военнослужащими минобороны Южной Осетии и грузинскими полицейскими, в результате которой погибли четверо южноосетинских военных и один грузин. Жители Курты, скажем, считают, что родственники погибших осетин ждут часа мести. И на всякий случай перекрыли единственную дорогу неприятелю.
Трассу удалось разблокировать. Путь таким образом открыт, но он не стал безопасным. Поэтому движение возобновилось только в сопровождении миротворцев.
... По разбитым цхинвальским улицам, объезжая колдобины, едем быстро - нас ждут люди. У миротворческого КПП на окраине города настоящее столпотворение: десятки машин и автобусов с тарахтящими движками, уставшие от ожидания водители и пассажиры, зависшие над дорогою из-за жары и безветрия выхлопные газы.
Миротворцы, возглавляемые российским подполковником Александром Вирко, проверяют, не везет ли кто оружия или боеприпасов, и собирают в колонну всего 20 автомобилей. В ответ не попавшим в это число и потому необычайно распаленным неудачей водителям и пассажирам подполковник поясняет, что больше взять никак нельзя. При движении через грузинские села он из головной машины должен ежеминутно видеть замыкающую. А то не ровен час...
Колонна трогается. Продырявленный пулями дорожный указатель "Тамарашени" остается позади - значит, мы уже в грузинском анклаве.
Четких границ между расположенными вдоль магистрали грузинскими селами нет. Частные дома, мало напоминающие о былом грузинском достатке времен СССР, мелькают по обе стороны трассы. Кое-где возле покосившихся деревянных или ржавых металлических заборов сидят пожилые селяне с обветренными невеселыми лицами в потрепанных штанах и рубахах. Периодически на обочинах появляются микрорынки из двух-трех продавцов с товаром на самодельных прилавках: арбузами на перевернутых вверх дном ящиках, помидорами. Остановиться, чего-то купить да поговорить "за жизнь" времени нет: людям, которых мы сопровождаем, хочется быстрее миновать этот участок пути. Конечная цель их маршрута где-то в России.
Вот справа начинается обрыв, внизу - река Лиахви, вдоль которой, копируя ее русло, пролегает извилистая дорога к российской границе. А вот и взорванный мост. Значит, мы почти проехали Кехви - последнее грузинское село анклава. Здесь между наблюдательным постом наших миротворцев и постом грузинской полиции саперы российских "голубых касок" в октябре прошлого года сняли два фугаса, в которых было больше полутора центнеров тола. Взрывы такой мощности надолго бы перерезали Транскавказскую магистраль...
Дальше частные машины идут самостоятельно, а миротворцы начинают формировать следующую колонну - в обратный путь. У российского поста нас ждут направляющиеся из Северной Осетии в Цхинвали и дальше в Грузию машины.
- Я с часу дня тут стою, - еле сдерживает раздражение Вадим Токмаев. На своей жигулевской "шестерке" он возвращается домой и хотел бы ехать самостоятельно. В эффективность сопровождения миротворцев не верит.
- Если по первой машине - из гранатомета... - делится Вадим своими познаниями тактики боевых действий в горной местности. Отвечаю ему в том духе, что безумцев вести огонь на поражение по российским миротворцам в зоне конфликта быть не должно. Собеседник не спорит, но все равно убежден в бесполезности сопровождения. Что спорить со смертельно уставшим от здешней безумной жизни человеком?
Метрах в 50 от поста наших миротворцев - пост грузинской полиции. То есть семь-восемь человек в камуфляже с автоматами возле обшарпанного вагончика. Подхожу к ним. Ловлю на своей военной форме недоброжелательные взгляды упитанных полисменов. Разговор сводится к претензиям в адрес коллег-тележурналистов, снимавших дорогу из окон машин во время движения колонны. Мол, зачем снимали их пост? Как будто место его дислокации является секретом.
Между тем тайну этого поста, равно как и других подобных, раскрыли водители, которым довольно часто приходится ездить по этой дороге. По их словам, полицейские, когда дорога была открыта и по ней ездили без сопровождения "голубых касок", придирались к чему угодно. Отставали, только получив мзду. Шансов на поборы в случае сопровождения колонн миротворцами у них нет. Отсюда и злость.
Колонна в Цхинвали готова к движению. Трогаемся. Гражданские водители и пассажиры едут за нами с надеждой, что в дороге с ними ничего не случится. Не бойтесь, довезем...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников