06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖЕНИХ ИСЧЕЗ НА ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА

- Ты ждала меня все эти годы?- удивился Михаил. Светлана открыла старенький шкаф и вынула белое шелковое платьице.- Помнишь? Я была в нем, когда ты сбежал...- с улыбкой, без тени упрека, сказала она.

Когда к одной из донецких больниц подъехала "скорая" и санитары внесли в отделение интенсивной терапии носилки с немолодым мужчиной, у медсестры Свет ланы Сергеевны екнуло сердце. Что-то до боли родное мелькнуло в бледном чеканном профиле. Ставя капельницу, она не удержалась от вопроса:
- Как вас зовут?
- Михаил Иванович, - с трудом прошептал больной.
С трудом отработав смену, Светлана Сергеевна опять заглянула к новенькому. Тот спал, по-детски приоткрыв рот. Оглянувшись по сторонам, медсестра осторожно приподняла простыню, и в этот момент ее иронично одернули:
- И что вы там ищете, дорогая Светлана?
В дверях палаты стоял дежурный врач.
- Ничего!- покраснела женщина. - Больной застонал, и я поправила простыню.
Она не успела увидеть то, что искала, - шрам на правой ступне, но любопытство удовлетворила запись в больничной карточке. Теперь Светлана знала доподлинно: интуиция ее не подвела. Тот, кого она помнила всю жизнь, ждала и украдкой искала, явился к ней сам, хотя и не по собственной воле.
Это было прекрасное, безумное лето 1980-го. Миша Уваров, один из лучших сварщиков Тынды, приехал с БАМа в Донецк на свадьбу к другу. Гуляли в частном доме на окраине города - шумно, разухабисто, с разборками и битьем бутылок. В результате поздно ночью гость с БАМа поранил ногу и очутился в больнице, где ему наложили шов и оставили до утра под присмотром хорошенькой медсестры. Любовь вспыхнула так горячо и молниеносно, что, уезжая домой, парень приволок девчонку в загс писать заявление, клятвенно пообещав, что вернется сюда через месяц. А чтобы та не сомневалась, сам выбрал и купил ей в свадебном салоне белое платье с фатой.
Мы сидим со Светланой Сергеевной в крошечном садике ее родового гнезда. Родители умерли, дочь Настя живет в Германии - вышла замуж за немца.
- Миша исчез не сразу, - вспоминает Светлана, подливая мне в чашку чай. - Первый месяц писал, звонил, потом попросил отсрочку до Нового года - дескать, на работе аврал, надо срочно сдавать объект. А у меня свои проблемы: тошнит, голова кружится, одна ночь близости и такой залет! Подружки посмеиваются: где жених, неужто сбежал? Это сейчас рожают без мужей, и все в порядке, а тогда - позор, клеймо на всю жизнь! "Что делать?"- пишу Мишане. А тот в ответ: "Прости, Светка! Но я переоценил свои чувства. У меня на БАМе невеста, будем играть комсомольскую свадьбу!" Я к гинекологу - реву белугой: "Меня предали, избавьте от ребенка!" А гинеколог, старая мудрая женщина, поклон ей до самой земли, отвечает: "Любишь его? Вот и рожай! Дети любви красивыми и умными получаются!" Моя подруга Лида, комсорг больницы, заявила, что в обиду меня никому не даст, а ребеночку будет второй матерью. Так и вышло. Настя выросла умницей и красавицей, никаких проблем, только радость и гордость за нее испытывала.
- А замуж почему так и не вышли?
- Знаете, чертовщина какая-то, - улыбается Светлана. - Собиралась три раза, и каждый раз что-то мешало: то жених ногу сломает, то Настюшка заболеет. Но главное, конечно, не это - искры не было, огня. Тогда, с Мишей, я звенела от счастья, на крыльях летала! И в глубине души продолжала ждать, что он одумается и вернется!
- И он вернулся?
- Бог его вернул. Он приехал в Донецк с той же целью, что 25 лет назад, - на свадьбу к другу, только уже серебряную. Говорит, что постоянно думал обо мне с болью и чувством вины, аж сердце пекло. А во время свадьбы его и прихватило... Когда увидел меня в больнице, решил, что это бред. Утром пришла ставить капельницу, а он взял меня за руку и молчит...
Он смотрел на нее по-собачьи - преданно и виновато - немолодой, седой мужчина, крепкого телосложени я, но абсолютно беспомощный.
- Это же ты?- спросил едва слышно. По небритой щеке покатилась слеза.
- Я, - прошептала Светлана и вытерла щеку ладонью. - Все будет хорошо, поправляйся!
- И вы сразу его простили?- допытываюсь я.
- Лежачих не бьют. Человек слаб, что поделаешь!
Он пролежал в больнице месяц. Семейного счастья у Михаила не получилось - развелся с женой десять лет назад, когда начались проблемы с работой и упали заработки. Он оставил ей и сыну квартиру, а сам ушел к старенькой маме. С работой потом наладилось: стал делать евроремонты, без женского внимания тоже не оставался. Но все это так, примитивная физиология, а душа томилась по чему-то светлому. Просил друга разведать, как сложилась жизнь у Светланы. Но тот то ли поленился выяснить, то ли посчитал просьбу глупой блажью, но ответил, что она вышла замуж и куда-то уехала.
Возвращаясь в Хабаровск, Михаил уговорил Светлану... подать заявление в загс.
- Второй раз на те же грабли?- не могу сдержаться я.
- Он вообще не хотел уезжать, - оправдывает его Светлана. - Если бы Украина и Россия не стали разными странами, просто выписался бы телеграммой. А так ехать пришлось, решать вопрос с гражданством.
- А почему он к вам, а не вы к нему?
- У меня в Хабаровске никого. А у него в Донецке друг. Он, кстати, тоже по евроремонтам, предложил взять Мишу в свою бригаду. К тому же Германия рядом, а там наша дочь. Миша дочку мечтал увидеть.
- Прошел уже год...- подбираюсь я к главному вопросу. - Когда же будет свадьба?
- Миша!- кричит неожиданно женщина. - Принеси нам свадебные фотографии!
Из дома выходит подтянутый мужчина. Смотрит на Светлану счастливыми глазами и протягивает ей конверт с фотографиями. Пока я рассматриваю снимки, он обнимает ее со спины и нежно целует в макушку. Снимки самые обычные: застолье, смеющиеся лица, невеста с женихом целуются, но ни белого платья, ни фаты.
- Зачем этот фарс в 45 лет! - угадывает мое недоумение Светлана. - Я и фамилию его брать не стала. Жизнь прожита, назад не отмотаешь. Но нам вдвоем очень здорово, полное совпадение во всем: во вкусах, в потребностях, в ощущениях и восприятии мира. До боли жаль, что столько прожили врозь, столько радостей упустили, да и деток было бы больше... Но думать об этом - попусту рвать себе душу.
- Мы договорились жить по-северному, - вмешивается Михаил. - Год - за два. Ни в чем себе не отказываем, ни на минуту не расстаемся. Светик даже из больницы ушла, чтобы рядом быть. Вместе теперь квартиры ремонтируем.
Он проводил меня до калитки, нарвав в подарок букет ромашек. А вот сфотографироваться с любимой для газеты отказался.
- Не хочу свою дурь на показ выставлять, - нахмурился, закурил. - Люди посмотрят и скажут: вот идиот, от счастья добровольно отказался! Любимой полжизни сломал, дочка выросла без отца, сам по бабам прыгал, как стрекозел, все похожую на Светку искал... Одно теперь искупление - носить ее на руках, дедом хорошим стать. Большое спасибо инфаркту!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников