09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДВЕ РОССИИ

Бедность по-прежнему остается самой больной нашей проблемой, поляризация общества достигла невероятных масштабов: доходы кучки богатых в десятки раз превышают доходы массы бедных. С этой темы началась наша беседа с директором Института социально-экономических проблем народонаселения, академиком Российской академии естественных наукНатальей РИМАШЕВСКОЙ.

- У нас, по существу, произошел разлом общества и возникли "две России", различные по своему поведению, предпочтениям, ориентациям. Представители этих "двух Россий" очень плохо понимают друг друга. И это тем опаснее, что политическая элита представляет "страну богатых".
Вот реальность наших дней. Известный экономист, бывший член правительства делится с радиослушателями своими впечатлениями от прогулки по Новому Арбату: сверкающие витрины магазинов, нарядно одетые люди - вот результат наших реформ! А в эти же дни, когда трагически погибли подводники с "Курска", вся страна увидела поселок Видяево - обшарпанные, с осыпавшейся штукатуркой дома, детский сад, где нет ни одной игрушки, школу без отопления, с протекшей крышей...
Пять процентов богатых и очень богатых - около 7 миллионов человек - сосредоточили в своих руках не только производственные мощности и сырьевые ресурсы, но и высокую долю текущих доходов. Им принадлежат три четверти денежных сбережений, включая и те, которые хранятся за рубежом. Поэтому сегодня для характеристики уровня жизни невозможно и опасно использовать средние показатели - они способны только ввести в заблуждение.
Особенно тревожно за поколение, вступающее в жизнь. Безработица, низкая оплата и потому малая престижность труда создают "гремучую смесь" всеобщего молодежного нигилизма, по-своему романтизируя аморальное поведение, наркотики, криминал. Да и взрослых бедность, экономическая и социальная нестабильность, крушение планов и несбыточность надежд толкают на социальное дно: бомжи, нищие, беспризорники, уличные проститутки, по подсчетам специалистов, составляют уже более 10 миллионов человек.
К тому же полностью разрушена социальная сфера...
- Но она и в прежние годы финансировалась по остаточному принципу...
- Да, была небогатой, но все же была. А сейчас? Почти на четверть сократилось число детских дошкольных учреждений. Предприятия не могут их содержать, да и родители отказываются водить туда детей из-за непомерно высокой платы. Вот и запирают малышей дома одних или оставляют без присмотра на улице. Вместе с тем возникли частные дошкольные учреждения, которые посещают всего около 5 процентов детей. Так еще в раннем детстве и закладываются непонимающие друг друга "две России".
Расслоение привело к тому, что на десять процентов самых бедных приходится менее одного процента расходов на медицинские услуги, а на десять самых обеспеченных - 46,4 процента. Надо ли удивляться, что угроза вымирания, депопуляции населения стала реальной в нашей стране?
- Президент России об этом достаточно жестко говорил в послании Федеральному Собранию...
- Я вам приведу конкретные цифры. За 8 последних лет страна потеряла 5,9 миллиона человек. Из 40 миллионов семей в России - 7 миллионов бездетны, многие по экономическим соображениям отказываются даже от рождения первенца. В первом полугодии нынешнего года число умерших превышало число родившихся в 1,8 раза. Если так пойдет дальше, то лет через 25 у нас будет всего 100 миллионов населения. Я бы сказала резче: бедные рождают бедных, больные - больных. Наше общество втягивается в глубокую "социальную воронку", и, чтобы выбраться из нее, потребуется не одно поколение. Разве это не угроза национальной безопасности, существованию России как самостоятельного государства?
- Мрачную картину вы нарисовали. Но от того, что мы будем повторять эти страшные факты и цифры, что изменится? Извечный российский вопрос: что же делать?
- Наш институт разработал свою концепцию социальной реформы именно потому, что ничего не предпринимать дальше невозможно. Нас уверяют: когда экономика пойдет в рост, тогда можно будет вплотную заняться социальной сферой. Я же убеждена: общество перешло границу допустимого снижения жизненного уровня, и это бумерангом бьет по экономическим реформам, попросту блокирует их продвижение. Рыночные реформы и перестройка экономики требуют качественно новой рабочей силы, людей физически и социально здоровых, имеющих высокий образовательный и профессиональный потенциал. Станет ли такой нынешняя молодежь, если уже сейчас среди старшеклассников здоровых всего 5 процентов, если 2 процента детей не посещают школу, а 2 миллиона стали беспризорниками. Очень опасно, что 70 процентов населения России живут в состоянии затяжного психоэмоционального и социального стресса, а потому потребление алкоголя на душу населения почти вдвое превысило уровень, определяемый Всемирной организацией здравоохранения как опасный. Когда я говорю об интеллектуальном потенциале, не могу умолчать и о том, что только за последние 8 лет из России эмигрировали в дальнее зарубежье около 40 тысяч ученых, составляющих цвет нации.
- С чего же, на ваш взгляд, надо начинать социальную реформу?
- Для меня бесспорно: начинать надо с изменения системы оплаты труда. Минимальная оплата не может быть ниже прожиточного минимума. Только рост зарплаты может обеспечить заинтересованность работника и повышение производительности его труда, а одновременно улучшить качество жизни, решить проблемы социальной защиты трети российских семей, находящихся за границей бедности....
Давно пора увеличивать долю оплаты труда в себестоимости продукции - мы здесь на одном из последних мест в мире. Сейчас разрыв минимальной и максимальной зарплат составляет порой сто и более раз. Вырастет минимальная - увеличится и средняя. Для максимальной оплаты должны быть ограничители. На государственных предприятиях их надо устанавливать законодательно, соотношение заработков низко- и высокооплачиваемых не должно превышать 4-5 раз, как во всем мире. На частных - ограничивать через налоги, только они способны уменьшить поляризацию. Поэтому не могу согласиться с введенным нынче единым 13-процентным налогом - это и несправедливо, и экономически неэффективно.
Говорят, большие налоги не станут платить, зарплату будут уводить "в тень". Но чтобы этого не было, заработную плату надо увязать со страхованием. Человек ведь не может не быть заинтересован в том, чтобы будущую пенсию, больничный лист, пособие по безработице ему платили, исходя из всего заработанного. Вот почему мне кажется неоправданной замена страховых взносов единым социальным налогом, да к тому же с регрессивной шкалой - с больших доходов меньше, чем с малых. Ведь страховые взносы - это собственность работников независимо от того, кто их платит. И когда они перечисляются в Пенсионный фонд, в фонд медицинского социального страхования - это элемент страховой системы. Теперь то, что вам будут выплачивать, это уже не заработанные суммы, а просто благотворительная подачка. У нас и так размер пенсии практически не зависит от трудового вклада. Нельзя же эту систему доводить до абсурда.
Учтем и то, что минимальный потребительский бюджет не зря называют минимальным. Если пересчитать на валюту - это меньше полутора долларов в день.
- Но ведь его не так давно пересмотрели в сторону увеличения. И все равно этот бюджет, как его называют, "потребительская корзина" осталась нищенской?
- К сожалению, да. Прежняя была введена с 92-го года, она не предусматривала расходов даже на покупку лишней пары носков или постельного белья, считалось, что у людей есть какие-то запасы, год-два просуществуют... А существовать пришлось ой как долго. Когда теперь эту "корзину" немного увеличили, сразу увеличилось и число бедных, оказалось, что людей, которые не дотягивают и до этих нищенских норм, больше. Теперь вот хотят, чтобы население полностью оплачивало коммунальные услуги, а в недалеком будущем - образование, медицинскую помощь, мол, слишком много у нас льгот. Но тогда стоимость этих услуг надо включать в прожиточный минимум, и он значительно вырастет. Автоматически снова увеличится число бедных, которым так или иначе государство должно помогать. Это к вопросу о том, как нам избавиться от льгот. Только когда мы повысим прожиточный минимум и оплату труда, а значит, вырастут и страховые взносы, станут возможными жилищно-коммунальная и другие социальные реформы...
- Давайте посмотрим на проблему с другой стороны: какие социальные гарантии даже при реформировании оплаты труда сможет иметь человек, будет ли он уверен в том, что получит возможность учить детей, лечиться, быть обеспеченным в старости?
- На наш взгляд, должны быть три уровня социальной защиты. Первый - это социальные гарантии, которые за счет бюджета государство обеспечивает всем членам общества на минимально приемлемом уровне. Это социальные пенсии, базовый набор медицинских услуг, определенный уровень образования. Размеры гарантий зависят от богатства общества и определяют их правительство, парламент. Они должны быть одинаковыми в любом уголке страны, элементарная медицинская помощь в далеком Чусовом не должна быть хуже, чем в Москве. А сейчас о каком равенстве может идти речь, если в сельских больницах подчас нет даже горячей воды?..
Второй уровень - это программа обязательного социального страхования - от потери работы, в старости, в случае болезни, утраты кормильца. При громадной дифференциации доходов населения тут особенно важен принцип солидарности: с больших доходов платят больше, с малых - меньше, кто-то доживает до девяноста лет, кто-то умирает раньше, кто-то болеет много, а кто-то здоров. Но поступления в страховые фонды перераспределяются в пользу больных, пожилых, нетрудоспособных, безработных, бедных. Фонды эти формируются из страховых платежей как работодателей, так и работников. И идут в государственные страховые компании. Ни в коем случае их не следует объединять с государственным бюджетом - при его дефиците может возникнуть соблазн "позаимствовать" какие-то суммы, и тогда здравоохранение, образование, пенсионная система не получат предназначенных им средств. Социальные гарантии населению могут стать фикцией.
Третий уровень - это те социальные услуги, за которые надо платить. Тут уже будут действовать чисто рыночные отношения. Можешь себе позволить - лежи в больнице в отдельной палате, рожай в особой клинике, отдавай ребенка в частную школу, накапливай пенсию в негосударственных пенсионных фондах. Но минимальные социальные гарантии за счет бюджета и страховых фондов должны быть всем обеспечены.
Хочу в заключение привести еще несколько цифр - это мои расчеты. Они показывают, как по имущественной шкале распределяется все наше население. 34,7 процента имеют доходы ниже прожиточного минимума, то есть меньше 40 долларов в месяц, 23,2 - поднялись чуть выше бедности, но пока значительно ниже среднего уровня - это примерно 67 долларов, 20,5 процента- от 100 до 200 долларов, 14,6 - от 200 до 300. И лишь 7 процентов имеют куда больше, кто-то и до нескольких десятков тысяч долларов в месяц. Хочу, чтобы меня правильно поняли: если такая поляризация продолжится, будет плохо не только бедным, но и богатым, мы не сможем выйти из "социальной воронки", добиться согласия, а значит, и процветания страны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников