10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕПАЛ ОТ МОСКВЫ НЕДАЛЕКО

Казначеев Сергей
Опубликовано 01:01 05 Ноября 2002г.
Кришна Пракаш Шрестха - уроженец Непала. Уже много лет живет в Москве, здесь его работа и семья. Благодаря литературной деятельности, в том числе переводам, он заслужил авторитет и у своих земляков, и у русских читателей. В среде наших литераторов его принимают за своего. Как же это произошло?

- Ответить на этот вопрос непросто. Если бы я находился в Непале так долго, как живу в Москве, то, вероятно, стал бы непальским писателем. Но это лишь предположение. Пребывание в России круто повернуло мою судьбу...
- Как вы стали москвичом?
- В 1959 году я получил диплом бакалавра искусств в Университете Патны (Индия). Передо мной стоял выбор: куда поехать учиться дальше. Непальцы моего поколения стремились попасть в Англию, Францию, Японию, США, Индию. В это время я прочел объявление в газете о предоставлении стипендий для учебы в советских вузах. Решил отправиться в далекую страну, в которой построен социализм и которая опередила Америку в создании искусственного спутника Земли. Наше правительство выделило мне стипендию для изучения русского языка и литературы в СССР. И в 1960 году я отправился в Москву.
- Где вы учились?
- Еще в Непале я слышал о Московском государственном университете, а приехав в Москву, встречался с непальцами, которые учились там. Я добился, чтобы меня направили именно в МГУ. Так я оказался сначала на филологическом, а потом на факультете журналистики, где студентов учат писать заметки, очерки, репортажи... В итоге получил диплом журналиста.
- Расскажите о своей семье.
- Я женился на русской, у меня две дочери: Жанна и Марина. В их жилах течет и русская, и непальская кровь. Нашу семью можно считать русско-непальской, а мои дочери, мне кажется, - настоящие символы дружбы двух народов. Моя старшая дочь пошла по моим стопам и стала филологом, окончив Российский университет дружбы народов. Сейчас она с семьей живет в Непале. Там растут мои внук и внучка, которые знают три языка: в доме говорят по-русски, вне его - на языке непали, а в школе изучают английский. Кстати, внук выучил непальский еще в Москве, а в возрасте пяти лет, когда уехал в Катманду, стал переводчиком для своей матери. Теперь Жанна сама может объясниться на непали. У младшей дочери Марины иная судьба: она вышла замуж за русского и выбрала профессию тележурналиста. Мне задают вопрос: "Почему вы остались в России, когда вас послали получить высшее образование для работы на родине?". Я полушутя-полусерьезно отвечаю: "Я не остался в долгу перед родиной, так как отправил туда вместо себя дочь, и притом с внуками".
- Не ощущаете ли себя "сидящим на двух стульях"?
- Моя цель - познакомить россиян с литературой и культурой Непала, а непальцев - с достижениями русского народа. По возможности стараюсь довести до непальцев то, что знаю о России. В основном, пишу о русской культуре, о контактах Непала с Россией, занимаюсь переводами литературных произведений и фольклора. Порой я действительно ощущаю себя сидящим на двух стульях. Все члены моей семьи, кроме меня, - граждане России. К слову, во сне я вижу те места, где прошло мое детство. Интересно, что я разговариваю во сне не только на родном языке, но и по-русски. Этот язык для меня тоже стал родным. Мы с женой скучаем в Москве по внуку и внучке, которых очень любим, а они - по нас. Часто встречаться не получается - не по карману.
- Расскажите о своих переводах.
- Во время учебы в Катманду я попытался перевести в стихах всю Гиту "с языка богов" - санскрита - на непали. Попытался также перевести "Макбета" Шекспира. Ведь в колледже главным моим предметом была английская и, естественно, непальская литература. В то время я сочинял стихи, подражая своим ровесникам. Однако когда приехал в Москву и начал читать русскую литературу, собственные сочинения показались мне детской забавой и, бросив писать вирши, решил основательно заняться переводами. В ту пору я знал лишь три великих имени - Толстой, Достоевский и Чехов. Кстати, мне очень понятны были именно рассказы Чехова, с которыми я познакомился, как только научился читать по-русски.
Мне навсегда запомнились лекции профессора Архипова, благодаря которому я влюбился в поэзию Пушкина. А пушкинская поэма "Цыганы" оказалась моим первым опубликованным переводом с русского на непали. В моем переводе вышел десяток книг русской детской литературы, а также произведения Пушкина, Лермонтова, Льва Толстого, Тургенева, Горького, Шолохова...
Кроме того, занимаюсь переводами непальской литературы и фольклора на русский язык. Первым моим переводом, опубликованным в России, была непальская сказка "Живой человек", выполненная в соавторстве с Л. Аганиной. Позднее наши совместные переводы сказок составили сборник "Живой в царстве мертвых", опубликованный издательством "Художественная литература" в 1971 году. Правда, не все мои переводы увидели свет, так как издавать такие книги в Москве в последнее время стало трудно.
- Как вы оцениваете последнее десятилетие в жизни России?
- Я оказался в Москве во время хрущевской оттепели, потом видел так называемый застойный период, эпоху гласности и перестройку. Эти периоды, по-моему, были диалектическим, естественным ходом истории. Но я, как и все россияне, чувствую психологический груз резких идеологических, государственных перемен. Мне все же думается, что достижения советского периода в области образования, здравоохранения и других социальных сферах могли быть сохранены. Надо было идти вперед, опираясь на достигнутое. Увы, этого, не случилось... Жаль, что московское издательство "Радуга" не публикует нынче переводы русской литературы на восточные языки, в том числе на непали, а ведь народы Южной Азии хотели бы и впредь знакомиться с шедеврами русской прозы и поэзии. Сегодня наши страны испытывают трудности развития. Однако, я уверен, они будут преодолены.
- А как воспринимают Непал в мире?
- Прежде всего как страну, где расположена высочайшая вершина земли - Джомолунгма (непальцы называют этот пик - Сагарматха) и как родину основоположника буддизма - Шакьямуни Сиддхартха Гаутама Будды. Непальцы с гордостью говорят об этих двух символах своей родины.
А для меня лично Непал - красивая, мирная, прекрасная страна. Он объединил две культуры великих этносов: тибето-монгольского и индоевропейского. Этим во многом определяется самобытность Непала.
- Какие рукописи сегодня на вашем письменном столе?
- Говорить об этом не так-то легко. Как вы заметили, я работаю "на два фронта" - на Непал и Россию. Кроме переводов, веду исследовательскую работу в области литературы и культуры, фольклора и этнографии. Королевская академия Непала издала мои труды по топонимии Непала, монографии "Образ Непала в России" и "Непальские литературоведы и литературная критика".
Я бы мог привести длинный список работ, которыми сейчас занимаюсь. Но упомяну лишь несколько неопубликованных трудов на русском языке. Уже ждут издателя сборники мифов и легенд Непала, а также сказок и рассказов. Работаю над монографиями "Праздники Непала" и "Непаловедение в России". Не могу не сказать о поэмах Расула Гамзатова "Живая богиня Кумари" и "Колесо жизни", опубликованных в журнале "Новый мир". Дагестанский поэт написал эти поэмы под впечатлением поездки в Непал, а мой перевод этих поэм был издан Королевской академией Непала. В настоящее время два сборника моих переводов приняты издательствами Катманду. Мечтаю также издать на языке непали стихи, поэмы и "Маленькие трагедии" Пушкина...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников