04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ГРУ НЕ ЛЮБЯТ ШУМА

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 05 Ноября 2003г.
Приказ номер 197 / 27 от 5 ноября 1918 года был настолько засекречен, что его истинного смысла не поняли даже некоторые высокие начальники. Создавалось некое Регистрационное управление Штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Рассказывают, что над структурой Региступра как следует потрудился опытнейший разведчик Николай Михайлович Потапов, служивший в первую мировую на должности генерал-квартирмейстера (по сути начальника царской военной разведки) Главного управления Генерального штаба. Потапов одним из первых, еще чуть ли не в июле 1917-го, перешел на сторону большевиков.
Как поведал мне чекист Борис Игнатьевич Гудзь, перешагнувший столетний рубеж, генерал-лейтенанта Потапова перетянул к большевикам Михаил Сергеевич Кедров, ставший в 1919-м начальником Особого отдела ВЧК. Потапов благополучно пережил все сталинские чистки и умер в преклонном возрасте в 1946 году. Именно Потапову было суждено стать одним из главных действующих лиц знаменитой операции "Трест". Тогда чекисты на долгие годы по существу сковали враждебную деятельность белой эмиграции, создав мифическую подпольную организацию, одним из мнимых столпов которой и являлся действовавший под своим подлинным именем генерал царской и комбриг Красной Армии Николай Потапов.
Однако в длинном списке из 27 руководителей Региступра, переименованного в 1942 году в Главное разведывательное управление Генштаба Советской Армии, военный разведчик Потапов не значится. Первым начальником военной разведки стал бывший штабс-капитан и выходец из купеческой семьи Семен Аралов, под началом которого находились 39 сотрудников агентурно-разведывательного отдела и 157 - военного контроля, по существу - контрразведывательного. Нынешний начальник ГРУ Валентин Корабельников, по некоторым сведениям, командует 18 управлениями, а служат в них... Нет, даже и не пытайтесь прикинуть, сколько же подчиненных у генерал-полковника. ГРУ - организация сугубо закрытая, а о масштабах ее деятельности можно лишь догадываться по иногда всплывающим разрозненным цифрам. Полтора десятка военных разведчиков, действовавших в Чечне, награждены Золотой звездой Героя России. Сотрудники ГРУ (не путать с их коллегами из Службы Внешней разведки (СВР) в разных ипостасях действуют во многих крупнейших странах. Наверняка понятно, что приоритетом ГРУ является, помимо прочего, научно-техническая разведка с военным уклоном. Еще одна сторона деятельности - умелое использование современнейших средств связи.
Повторюсь, но ГРУ, как мне кажется, иногда и в ущерб собственному имиджу, ни при каких режимах и независимо от того, кто им руководил, не отличалось открытостью. Пожалуй, больше других известно имя генерал-полковника Федора Ладыгина, возглавлявшего Главное разведуправление в нелегкий период с 1992 по 1997 годы. Здесь так и напрашивается сравнение с его коллегой по руководству СВР Евгением Примаковым, стоявшим во главе СВР с конца 1991 по начало 1996-го. Это во многом благодаря усилиям искусного политика Евгения Максимовича и твердого генерала Федора Ивановича два суперсекретных ведомства удалось спасти от обрушившихся тогда на спецслужбы реформ - часто бессмысленных, грозивших и ГРУ, и СВР развалом. Возможно, Ладыгина рановато, уже в 60 лет, отправили в отставку. К счастью, на смену ему пришел профессионал Корабельников с более чем двадцатилетним стажем, особо набравшийся руководящего опыта на посту первого заместителя начальника ГРУ.
А среди наиболее известных героев ГРУ - Рихард Зорге, Шандор Радо (Дора), Леопольд Треппер, Соня Кучински... Позволю себе коротко рассказать о военном разведчике Георгии Большакове. С конца 1950-х он работал в США под дипломатическим прикрытием. Тогда Большаков вышел на министра юстиции Роберта Кеннеди - брата президента Джона Кеннеди. Несколько лет Большаков постоянно общался с Кеннеди-младшим. Состоялось около сорока встреч, во время которых военный разведчик напрямую передавал Кеннеди, конечно, неофициально, некоторые послания от советского руководства и лично от Никиты Хрущева. Канал связи Роберт Кеннеди - Георгий Большаков - в немалой степени помог избежать трагической развязки во время Карибского кризиса. Кеннеди наверняка понимал, кем является его собеседник, но тем не менее был убежден в честности и порядочности своего русского визави.
Обращусь и к личным впечатлениям. До чего же умело вдалбливал в нас, студентов-пятикурсников московского института иностранных языков, основы военного перевода полковник с весьма подходящей к манере его поведения фамилией - Ангелов. Пробежало уже три десятка лет, а вроде бы и совершенно ненужные, в бытовом языке не употребляющиеся военные термины запомнились намертво. Ангелов поставил дело так, что не выучить, подвести его, доброго и очень контактного человека, было никак нельзя. Правда, проскальзывал у блестяще знавшего язык полковника какой-то неуловимый, тогда незнакомый нам акцент - не английский и уж точно не американский. Да и окружала разговорчивого офицера с кафедры военного перевода аура некой таинственности. Вроде бы работал где-то за границей, откуда-то бежал... Но в начале 1970-х задавать вопросы на эту тему считалось не принятым, была она наглухо запретной. И лишь совсем недавно довелось мне понять и узнать, откуда этот непонятный акцент. Так говорят канадцы. Военный разведчик лейтенант Ангелов работал в Канаде, где по заданию ГРУ и вступил в контакт с агентом Мэем, в свое время передавшим России немало атомных секретов. Но вторая мировая заканчивалась, и Мэй посчитал собственную миссию исчерпанной. По заданию ГРУ Ангелов с присущим ему тактом и твердостью сумел доказать атомному агенту, что тот ошибается и Стране Советов по-прежнему нужна его информация. И сумел-таки переломить Мэя, передавшего вскоре молоденькому лейтенанту образцы урана, который американцы использовали при производстве первой атомной бомбы... Инязовские слухи о том, что "откуда-то бежал чуть не в домашних тапочках" - тоже были не беспочвенны. Ангелова, Мэя, других выдал предатель. К сожалению, Мэю Ангелов помочь не смог: ему и самому пришлось срочно покидать страну. Однако о послевоенных подвигах полковника Ангелова , не договаривая и не вдаваясь в подробности, сообщили только во второй половине 1990-х.
Хотелось бы, понятное дело, поведать и о более современных достижениях ГРУ. Они есть, и немалые. Но по негласным правилам ГРУ выдает информацию даже о собственных успехах (да и то далеко не всегда) лишь после истечения 50-летнего срока давности. Не изменили военные разведчики своим традициям и в день собственного 85-летнего юбилея. Так что нынче остается набраться терпения да поздравить ГРУ с праздником.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников